Военно-исторический форум

Добро пожаловать на форум военной истории
Текущее время: 21 янв 2018, 17:57

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


google-site-verification: googled222e2bf1c5c3655.html

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 228 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 06 мар 2012, 23:39 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 22872
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Мое мнение - Византию загубил феодализм - причем в далеком 10-ом веке, когда одним за другим Империю сотрясли мощные восстания Варда Склира, Варды Фоки и других...

Я бы сказал больше - его падение было предопределено Маназкертом 1071, когда Византию поставили в склеп. Мюркелифон 1176 забыла гвозди к склепу, а в 1204-ом склеп опустили в могилу. Византия же Палеалогов уже совсем другая страна...

А что думете Вы?

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 07 мар 2012, 12:15 
Не в сети

Зарегистрирован: 25 фев 2012, 14:37
Сообщений: 95
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
как мы знаем империи не долговечны т.к они не способны переживать трудные периоды .
то что спасло восточную римскую империю явилась одной из причин гибели византии .она приняла главные удары всех восточных кочевников ,в отсутствии сильной армии но при наличии богатств становилась легкой и притягательной жертвой .но главной причиной явилась перестроение страны, восточна римская империя опералась на твердости закона что давала живучесть государства а феодальный строй не был готов справляться с толь серезными задачами .
очень напоминает судьбу рима


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 07 мар 2012, 13:06 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 22872
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
По моему с Византией злую шутку сыграла феодализм - императори раз за разом разгромили восстание феодал, но этим самим ослобляли собственную страну. Немаловажную роль имело и недальновидная политика Империи на Востоке - упразднение армянского царства и армянских вооруженных сил и тд...

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 16 мар 2012, 23:24 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 22872
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Дк, я от конца и смотрю, чтобы понять, что не так случилось. Ключевые моменты (поворотные события истории) есть. Можно и от 1453 г. смотреть. И не важно, 50 лет раньше или позже это произошло. Империя умерла уже к середине 14 века, когда сербы и османы начали рвать ее на куски, тогда как юный Иоанн 5 продолжал усобицу с вельможей Иоанном 6 Кантакузеном за власть.



Верно подмечено, при том особенно примечательно, что автор слов - грек по национальности :)

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 23 май 2012, 22:31 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 22872
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Есть данные, что в половине IX-ого века армия Византии составляло 179.000 человек.

Для сравнения, тогда же Анийское царство была в состоянии вывести на поле боя до 100.000-ную армию, но оно была серьезно теснима соседними мусульманскими княжествами (Салариды, Раввадиды), что косвенно говорит, что у тех силы были побольше - чуть позже, Газневиды в Данданакане, выставляли тот же 100.000 и это при том, что битва шла против взбунтаваших сельджуков, которые составляли костяк их армии. То есть, на основе данные Данданакана можно утверждать, что у Газневидов была как минимум вдвое больше сил.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии: От чего пал колос?
СообщениеДобавлено: 23 май 2012, 23:39 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 22872
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Кстати, хотелось бы обсудить этот вопрос - какая же стратегия спасла бы Византию??!! Я, например, на месте Романа вытолкнул бы сельджуков из Армении с стороны Гера. Потом восстановил бы армянские контингенты и отстроил бы полевые укрепления вдоль всей границы. Да, еще и следовала бы прекратить религиозную нетерпимость - может и помогло бы??!!

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Устян А.Р., профессор, кандидат политических наук

ПЛУТОКРАТИЯ КАК ВНУТРЕННЯЯ ПРИЧИНА
ПАДЕНИЯ ДВУХ АРМЯНСКИХ ГОСУДАРСТВ - АРМЕНИИ И ВИЗАНТИИ
(к вопросу о предательстве плутократической элиты армянских национально-государственных интересов: регионально-глобальный подход)

Автор данной работы не раз отмечал взаимосвязь гибели Армении и Византии . В первом и во втором случаях причиной гибели послужили плутократия и охлократия , как особые формы паразитирования нации (общества) и государства. В данном случае попытаемся показать взаимосвязь гибели этих двух армянских государств с выше обозначенными паразитарными формами правления.
Под плутократией (от греческого plutos – богатсво) здесь понимается власть денег (как бездушная стихия, подобно власти воды, холода, голода и т.д.), власть деньгодержателей, богачей (уже сознающая себя сила), власть товаро-производителей, - при стремлении большинства жителей к деньгам и товарам, а значит, власть также и потребителей. Плутократия означает преобладание в общественной жизни силы денег, рынка, товаров, животности – над разумом, высшей культурой и нравственностью, выращенных человечностью. Плутократия – это власть зверочеловечества (по выражению русского философа В. Соловьёва). Плутократия всегда идёт рука об руку с охлократией – властью разболтанных низов народа, «властью толпы».

Вопреки широко распространённому мнению о том будто Византия представляла собой аграрное государство (как Западная Европа в эпоху Каролингов), необходимо отметить, что она была во многом государством промышленно-аграрным. Где эксплуатация земельной собственности не составляла ее экономической основы. Городская жизнь в ней процветала. Империя имела многочисленные крупные города, - Александрию в Египте, сирийские города, среди которых первое место занимала Антиохия, в Малой Азии – Эфес, а в европейской части империи – Патры, Фивы, Коринф, в Греции – Фессалоника и особенно Константинополь. Городская жизнь продолжалась и после арабских завоеваний. Эти города, имевшие развитую промышленность, не только потребляли, но и производили. Константинополь был не только крупным, но до конца XI в. крупнейшим городом средиземноморского бассейна . Подобное положение служило благодатной почвой для развития плутократических форм правления центра. До конца X века даже Западная (византийская) Армения отличалась оживленной промышленной деятельностью. Особенного процветания достигли здесь мастерские шелковых тканей, основанные при Юстиниане; армяне в империи играли преобладающую роль в торговле и промышленности. Не менее значительными были и другие центры. К концу IX в. крупные мастерские шелковых и льняных тканей и ковров сформировались на Пелопоннесе. В это же время мастерскими шелковых тканей славилась Фессалоника, и здесь же были распространены «огневые производства», выделывавшие в большом количестве изделия из бронзы, олова, меди, железа и стекла. Но особенно важным промышленным центром был Константинополь, в котором был расположен банк и головные центры трёх отраслей промышленности: пищевой, строительной и ювелирной, продукцией которой Византия снабжала весь средневековый мир . Каждая из этих отраслей промышленности были объединены в тесно замкнутые корпорации. Все эти корпо¬рации были подчинены строгой дисциплине. Тщательно устанавливались как условия приема, так и режим работы их членов. Так же тщательно регламентировалось все, что относилось к положению, условиям труда и за¬работной плате рабочих и подмастерьев . Существовал целый список изделий, на¬зывавшихся «запрещенными предметами», вывоз которых был строго запрещен . Таким образом, чётко организованная государством и дисциплинированная система обеспечивала византийской промышленности процветание . Столь жёсткая система, ввиду срединного геополитического положения Византии, была обусловлена, необходимостью тесно увязывать политику с экономикой, зачастую подчиняясь требованиям первой в ущерб второй. Общегосударственные интересы византийского государства требовали, прежде всего, сохранения и упрочения её независимости, принципиальной и фактической неприкосновенности её территориального и нравственного суверенитета. Так как экономическая независимость и самостоятельность Византии составляли один из важных и необходимых элементов фактической общей независимости, то, естественно, постоянной целью экономической политики страны была автаркия. Но византийская автаркия не предусматривала полного отказа от сношений с внешним миром, т.е. не экономическое затворничество от каких бы то ни было сношений с заграницей, а лишь возможность удовлетворения всех потребностей страны собственными силами и средствами» •. Подобное положение во многом обеспечивалось успешным армянским административно-организационными государственническими способностями. Поэтому неудивительно, что Византия, будучи греко-армянским государством, с рыночной экономикой была «раем, где процветал протекционизм» , система так называемых покровительственных пошлин.
Василевс и сенат вводили протекционные тарифы и квоты на импорт определенных промышленных товаров, защищая византийских производителей. Византийские законы гарантировали, что каждый работающий будет получать за свой труд не ниже определенного минимума, независимо от того, сколько бы ему платили в условиях по-настоящему «свободного рын¬ка». Таким образом, византийское «предпринимательство» предполагало «предпринимательство», подстрахованное государством.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Многие византийские потребители извлекали немалую для себя пользу из создаваемого протекционизмом оживления и расширения отечественного производства. Византийский потребитель был не так уж беспомощен в борьбе с искусственным подъемом цен, так как мог объединяться в корпорации, которые способствовали возникновению внутри страны в среде однородных производителей конкуренции, что вызывало неизбежное понижение искусственно взвинченных цен. При этом византийский протекционизм как для отдельных групп населения мог иногда оказываться убыточным, так для других – прибыльным. Поэтому высшее руководство Византии учитывало то и другое и не только имело этот результат в виду, но, по возможности, влияло на ослабление его нежелательных сторон. Более того, оно в своей экономической политике зачастую имело в виду, прежде всего интересы целого и лишь затем считалось с интересами отдельных групп, выгоды которых иногда должны были быть принесены в жертву интересам целого. Всё это в конечном итоге было направлено на подъём общего хозяйственного уровня страны, при этом учитывалось то, что жертвы, налагаемые протекционизмом на от¬дельные группы населения, должны были быть ни чрезмерно велики, ни слишком продолжительны. При существовавших высоких пошлинах византийское государство с одной стороны сравнительно весьма быстро завоевывало внутренний рынок отечественным производителем, а с другой стороны, имело в своем полном распоряжении очень много способов и средств для того, чтобы умерить чрезмерные аппетиты одних и оказать поддержку другим. Цель византийского протекционизма заключалась в недопущении попадания страны в экономическую зависимость извне и усиление или создание отечественного византийского производства, а отнюдь не обогащение отечественных византийских потребителей. Ясное осознание этой цели всегда помогало византийской государственной власти восстанавливать, сообразно с существовавшими в данный момент условиями, нарушенное внутригосударственное равновесие интересов. Негативная сторона покровительственной системы могла проявляться в том случае, если византийские производители, защищенные от конкуренции заграницы, переставали заботиться о доброкачественности своих продуктов, нанося тем явный ущерб как византийским потребителям, вынужденным покупать плохой продукт, так и действительным интересам византийского производства. Это страшное зло, резко нарушало те самые общие интересы страны, ради которых и была введена покровительственная система. Мириться с этим злом Византия не могла, и борьба с ним была необходима, но средства борьбы при этом выбирались сообразно причинам болезни. Если понижение или вообще низкий уровень качества продуктов был связан с преступной небрежностью обеспеченных пошлинами производителей или если оно – результат еще более преступной злонамеренности, то государство не впадало в ошибку, рассматривая такой дефект производства как один из видов мошенничества, направленного не только против интересов потребителей, но и против общих интересов страны, так как недоброкачественность продуктов закрывало перед ними возможность сбыта, а тем более выгодного сбыта, на внешних рынках, да еще вдобавок надолго подрывало торговую репутацию страны. Поэтому-то византийское руководство и прибегало к столь строгим мерам вплоть до уголовных репрессий, что в данном случае являлось вполне справедливым оттенком со стороны вдвойне страдавшего государства.
При этом гораздо сложнее и труднее обстояло дело в тех случаях, когда недоброкачественность продуктов – результат не преступных мотивов, а неумелости, малокультурности, плохих орудий производства и т. п. причин. Тут никакие репрессии не помогали, и, следовательно, нужны были меры совсем иного порядка. Настойчиво требуя от отечественных производителей улучшения доброкачественности продуктов, византийское государство в то же время активно заботилось о таком улучшении всеми доступными способами.
Византийское правительство в качестве временной меры, поощряло пользование услугами отборных иностранных специалистов, поручая им при этом не столько само производство, сколько обучение производству, причем такие инструкторы были материально заинтересованы в успехе своего руководства. Столь же стратегически продумано византийское правительство создавало и поощряло создание разного рода образцовых производств, системы наград и прочих мер поощрения за высокое качество производства, предоставление казенных заказов только выдающимся по качеству изделий производителям, правительственный конт¬роль качества продуктов и т. п. Совокупность культурных, техниче¬ских и законодательных мероприятий, несомненно, значительно под¬нимали качество византийского производства, и страшное зло было побеждено или, по меньшей мере, значительно уменьшено.
Во многих случаях результатом принятия покровительственной системы была таможенная война византийцев с одной или несколькими странами. И хотя в большинстве случаев такая таможенная война со своими боевыми пошлинами являлась все же меньшим злом, чем вечная экономическая зависимость от других стран, тем не менее, и она могла легко стать достаточно тяжким бедствием для страны. Вот почему византийцы предпочитали, как можно меньше прибегать к охране отечественного производства высокими пошлинами на ввозимые из-за границы продукты. Но, разумеется, на практике обойтись без таких пошлин было возможно лишь в том случае, если удавалось изыскать другие, в достаточной степени действительные, способы «национализации» производства. Один, по крайней мере, такой способ, несомненно, существовал, и состоял он в сознательном отношении самого византийского общества к принципу экономического освобождения страны. Само население страны старалось чрезвычайно сильно содействовать делу этого освобождения, сознательно избегая приобретать заграничные продукты и отдавая предпочтение продуктам отечественным. Эта борьба со стороны самого населения носила как насильственный характер, так и характер бойкота иностранных продуктов. Однако в долгосрочной перспективе население не готово было по доброй воле приобретать продукт низкого качества и платить за него высокую цену только потому, что он – византийского отечественного происхождения; думать иначе было бы весьма наивно, а требовать иного отношения к делу и нерационально. Очевидно, что государство не готово было на столь не здоровое поощрение родного производства и искусственную благотворительность потребителей производителям. Следовательно, государственная власть вынуждена была бороться как с недоброкачественностью и низкопробностью производимых в стране продуктов, так и с искусственным повышением цен на внутреннем рынке. Только при этом условии Византийское государство могло требовать от населения готовности принести не¬которые жертвы ради укрепления отечественного производства. Идея «национализации» производства («национализации», конечно, не в смысле вытеснения иностранных продуктов отечественными) являлась одной из тех идей, которые легко проникали в сознание широких масс населения, ибо польза этой идеи была вполне доступна их пониманию и очевидна для всякого гражданина Византии. Таким образом, эта идея сама по себе едва ли требовала особенно усиленной пропаганды, но если она была необходима, то результат достигался в кратчайшие сроки, так как гражданин Византии в целом находился на достаточно высоком культурном уровне. Проповедь идеи хозяйственного освобождения и независимости страны начиналась уже в школе. Уже в школе будущие граждане страны проникались мыслью, что всякое не вызываемое необходимостью или какими-либо особыми соображениями пользование продуктами иностранного производства наносит ущерб интересам родины, что оно причиняет ей рану и подрывает ее благосостояние. В то же время византийское население достаточно легко могло отличить изделия отечественные от заграничных, что вело в конечном итоге к усовершенствованию системы корпорационных клейм, удостоверявших отечественное происхождение данного изделия или материалов, из которых оно было изготовлено. Наряду с вышеизложенными мерами принимались, и меры по развитию мелкого и дешевого кредита составлявшие настоятельную потребность византийского народного хозяйства.
При этом, очевидно, что создание кредита, как и прочие виды правительственного поощрения византийского отечественного производства, требовали значительных капиталов, которыми, Византия не обладала. В результате с одной стороны она вынуждена была обратиться к западным странам за помощью, а с другой привлекала иностранный капитал.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Данная экономическая политика византийского руководства привела к тому, чего византийцы всячески пытались избежать: «национальное» производство попало в руки иностранных «акционеров-капиталистов» и благодаря этому с одной стороны львиная доля прибылей стала уходить за границу, а с другой весь внутренний и внешний рынок сбыта византийской продукции оказался под их контролем?.
Таким образом, Запад получил монополию на торгово-хозяйственную деятельность в Византии (Западной Армении и Киликии), а, следовательно, и на всём Среднем Востоке. Все это способствовало вывозу ресурсов, капитала, с Востока на Запад. В результате Средиземное море вскоре превратилось в главный торговый путь, но только уже под контролем западноевропейцев. В результате Византия (Армения) фактически вынуждена была финансировать развитие Запада.
На этом фоне усиливалось влияние военно-олигархических групп, как в Армении, так и в Византии, что ещё более обостряло социальную напряжённость и стимулировало окончательный распад и самоуничтожение.
***
Как уже не раз отмечалось, географическое положение обеспечивало Византийской империи и Киликийской Армении процветание торговли. В Центральной же Армении господствовали военно-олигархические силы, которые вели нескончаемую битву не только со «степью» - кочевой вольницей, но и с собственным народом. Она (Ц. Армения) находилась на стыке между Европой и восточным миром, на перекрестке всех великих сухопутных и морских путей, по которым она получала изделия всего Востока. На Балканском полуострове, в Константинополе и Фессалонике, начинались торговые пути, пролегавшие по рекам Фракии и Македонии, достигавшие долины Дуная, а далее – Венгрии и центральной Европы. С другой стороны, через Византию шел большой поперечный путь, который, следуя по древней Via Egnatia, тянулся от Константинополя к Адриатическому морю и Западной Европе. К Черному морю примыкали пути, соединявшие южную часть Руси с гаванями Крыма, а также пути, по которым Византия сносилась через страну лазов, древнюю Колхиду, а позднее через Трапезунд, Кавказ и Каспийское море с оазисами Туркестана и всей Средней Азии. В Сирии начинались караванные пути, соединявшие Византию через Персию с Дальним Востоком, и пути, по которым шли через Персидский залив товары из Цейлона, Индии и Китая. Наконец, Александрия и гавани Красного моря, как Адулис, были начальными пунктами путей, которые вели, с одной стороны, в Эфиопию и Среднюю Африку и, с другой – к Цейлону, служившему складочным местом для товаров Индии и Дальнего Востока .
В своих великолепных гаванях, в своих больших городах Византия получала и отправляла во все страны света продукты своей промышленности, а также товары, доставляемые ей внешними рын¬ками. Это были, с одной стороны, великолепные ткани, расписанные яркими красками, затканные зо¬лотом, роскошные ювелирные изделия, украшенные эмалью и драгоценными камнями, все, что только было известно средним векам по части изящной и утонченной роскоши. С другой стороны, это были ценные съестные припасы, которые Византия вы¬возила из всех областей восточного мира, и сырье, обработанное византийскими ремесленниками. С Дальнего Востока Ви¬зантия получала шелковые изделия Китая, драго¬ценные камни и жемчуга Индии, бакалейные това¬ры и благовонные вещества. Из Багдада и Сирии в Византию привозились шелковые одежды, дорогие вина, прекрасно вышитые ковры. Из южной Руси империя получала хлеб, соленую рыбу, соль, мед, икру, меха и пушные товары севера. Из славян¬ских стран Балканского Полуострова в империю вво¬зились лен, мед, соленая рыба и различные про¬дукты сербского и болгарского сельского хозяйства. С Запада она получала через итальянские примор¬ские города товары Германии и Италии, руду и об¬работанные металлы, изделия из пеньки и льна, вы¬шитые испанские ковры, вина и соления. Сказанного достаточно, чтобы представить себе грандиозный размах византийской торговли .
Географическое расположение Византии усиливалось и фактом золотой византийской мо¬неты, которая была принята на всех рынках Средиземно¬морья и сохраняла такое положение еще во вре¬мена крестовых походов, что в свою очередь является ярким показа¬телем значения Византии в международной системе экономических отношений. «Безант» был на всем средиземноморском востоке самой распространенной и ценной монетой .

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:28 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
На Западе Византия поддерживала отношения с приморскими городами Италии – Амальфи, Пизой, Генуей, особенно с Венецией – и с южной Италией. Со всех концов света в Константинополь стекались иностранцы, и большие столичные базары, построенные вдоль улицы Мезе, были центром непрерывного делового движения. Кроме Багдада, не было в мире города, равного ему. Ещё в XII в. ничто, казалось, не угро¬жало процветанию империи .
Но именно это богатство, привлекало внимание иностранцев. Издавна в приморских городах Италии, в первую очередь в Венеции, стали отдавать себе отчет в том, какие выгоды сулит проникновение в Византию. Венецианцы в особенности стремились пробить себе путь на берега Босфора. В 992 г. они добились от Василия II торгового договора, первого из актов, которые должны были поднять благосостояние республики и создать для нее опорный пункт на Во¬стоке. Согласно этому соглашению они получили значительные уступки по части обложения пошли¬ной при въезде и выезде из Дарданелл и гарантии против притеснений византийских чиновников. При вступлении на трон Алексея Комнина они получили еще более существенные привилегии взамен военной помощи против норманнов. Они были освобождены от таможенных пошлин и досмотра не только в Константинополе, но и во многих других гаванях, куда им был открыт свободный доступ. Они добились выделения в особую юрисдикцию всех судебных дел, относящихся к вопросам их торговли. Они имели право совершать торговые сделки на внутренних рынках империи (Адрианополь и Филипполь в Европе и Филадельфия в Азии). В самом Константинополе им предоставили на берегу Золотого Рога целый квартал, где они строили свои церкви, склады, дворцы и где были почти независимы, подчиняясь только своему бальи. Стремясь использовать эти привилегии, которые создавали для Венеции необычайно выгодное положение в империи, венецианцы толпами стекались в Константинополь и вообще на Восток. Во второй половине XII в. их было в столице не менее 10 тысяч. На первых порах они встречали хороший прием. Мануил Комнин смотрел на них «не как на иностранцев, но как на урожденных греков», таким образом, они стали «соотечественниками и лучшими друзьями ромеев». Но своей алчностью, надменностью и дерзкими нарушениями указов императора они очень скоро стали вызывать возмущение у византийцев, оскорбляя их гордость, и отношения настолько ухудшились, что в 1171 г. армянин Мануил Комнин велел арестовать всех венецианцев, живших в империи, а также конфисковать их суда и имущество. Этот акт насилия вызвал длительную войну; отношения не улучшились и по заключении мира. В Венеции все больше и больше укреплялась мысль о необходимости изба¬виться на Востоке от высшей власти, которой вынуждена была подчиняться республика. Это было основ¬ной причиной, побудившей венецианцев направить к Константинополю путь IV крестового похода. После событий 1204 г. положение Венеции на Востоке укрепилось. В империи, управлявшейся теперь латинским императором, она занимала привилегиро¬ванное положение, и республика воспользовалась им для создания в восточном бассейне Средиземного моря настоящей колониальной империи.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Генуя, сначала занимавшая по сравнению с Венецией менее выгодное положение, не замедлила также завоевать сильные позиции на Востоке. Из ненависти к венецианцам императоры династии Палеологов предоставили ей еще более широкие привилегии: кроме чисто экономических преимуществ, она вскоре приобрела владения на берегах Малой Азии и прибрежных островах. Затем Генуя получила колонии на Черном море. Её положение ещё улучшилось, когда в конце XIII в. Михаил Палеолог уступил ей Галату, при входе в Золотой Рог, напротив Константинополя. Генуя превратила ее в мощную крепость, крупный порт и цветущую колонию. Постепенно Венеция и Генуя завладели всей византийской торговлей.
Экономическая политика империи весьма способствовала этому процессу . К тому же этому процессу способствовала и династическая политика Комнинов. В рамках которой «западному элементу» был открыт широкий доступ в круг высшей государственной элиты. Сама эта элита в свою очередь воспринимала латинские учреждения, принимала чуждые обычаи и охотно шла на династические браки с иностранками: немками, француженками, венгерками, которые привозили с собой родственников, часто остававшихся на службе в Константинополе и входивших в состав придворной и служилой аристократии. Таким образом, происходила инкорпорация «западного элемента» в высшие государственные структуры власти, которая в свою очередь создавала соответствующие условия для лоббизма «западных» интересов в Византии с далеко идущими последствиями. В результате традиционно идеологически (ментально-цивилизационно и культур-религиозно) организованная высшая государственная элита Византии была дезорганизована. Элита, которая, несмотря на бесчис¬ленные социальные конфликты, была тесно связана с народом еди¬ной системой социально-религиозных, убежденно-христианских норм, идеалов, символов, в «этноцентристском» духе проинтерпре¬тированной иерархией ценностей и функционирующих в ней ка¬тегорий «добра» и «зла» «растеряла» эту связь. Таким образом «невидимая пуповина» связывавшая элиту и народ была перерезана. Разрыв этой связи привёл в конечном итоге к деморализации, как элиты, так и народа. Итогом, которой явилась политическая апатия масс и её незаинтересованность в собственной элите она стала для неё чуждой. Данное положение в конечном итоге роковым образом сказалось в геополитической, геоэкономической, георелигиозной и геостратегической «революции» в Армянской Малой Азии.
Говоря другими словами, можем отметить, что византийская «либерал-консервативная» («национал-космополитическая») идеология была разрушена одновременным напором различных факторов, как внутренних, так и внешних. Идеологический фундамент был «размыт». На смену ему пришла деморализация, дезориентация, прострация, апатия и анархия.
С другой (восточной) стороны сельджукские завоевания имели тяжелые последствия для экономики, культуры и демографии Армении. Тяжёлые последствия коснулись и морально-психологических качеств армянского менталитета: наблюдался морально-нравственный упадок и психологическая деградация. Армянский национальный менталитет подвергся коррозии, стали процветать качества не свойственные арийско-христианскому менталитету армян: ловкачество, лукавство, изворотливость, двуличие и лицемерие, лживость и льстивость, спесивость и зависть, коварство и чванство, страсть к роскоши и прелюбодеянию, непристойное щегольство. Стали формироваться те качества, которые, по сей день, характеризуют армян с негативной стороны. Появление в армянах вышеозначенных пороков связано во многом с тем, что им приходилось раздваиваться между душой (христианская мораль и нравственность) и телом (политическая власть мусульман). Усилено развивался конформизм. К тому же ислам консервировал в армянах родоплемённость и архаичность образа жизни. Трагедия Армении усугублялась ещё и тем фактом, что в армянской среде созревал целый пласт ренегатов и неофитов, которые ещё до того как исход борьбы был решён в пользу тюрок, присоединились к завоевателям. Во многом это были ремесленники, крестьяне, торговцы, занимавшиеся караванной торговлей и заинтересованные в защите своих экономических интересов, которые ущемлялись вследствие изменений, происшедших во внутренней политике Византии (Армении) и в международной жизни. Рынок необходимый для реализации товаров, всё более ограничивался. Защита национальной территории приводила к непрерывному росту налогов. К налогам прибавлялись повинности. Господствовали голод, нищета и эпидемии. Иными словами армянам невыгодно было защищать свою родину. Пошёл процесс утверждения плутократических форм правления приведших сначала к развалу (охлократии), а затем и политической исламизации Армении и Византии (Армянской Малой Азии). Вот почему армянские военно-олигархические силы (нахарары) долго паразитировавшие над народом свободно перебирались в Византию и далее на Запад. Их интересовали только власть и деньги. Массовый плутократический психоз захватил весь ведущий класс, как Византии, так и Армении. Служба отечеству как идея была «захвачена и уничтожена» сверху плутократами, а снизу охлократами. Таким образом, армянская элита, как Византии, так и Армении предала интересы отечества и собственного народа. Теперь паразитировать было уже не на ком, народ переходил в ислам, а продажная (плутократическая) военно-олигархическая и купеческая элита перебиралась на Запад. Оставшиеся же на ро¬дине частично переходили в ислам, становясь тюрками; частично, не желая тюркизироваться и исламизироваться, организовывали сопротивление, перерождавшееся в национально-освободительную борьбу, но преобладающим оказался элементарный конформизм. В подобных условиях (хаоса и предательства) представлялось, что единственным путём выхода из этих трудностей является признание господства одного государства, которое по¬обещало бы создать в определённой степени стабильное и устойчивое положение. И если принять во внимание упадок Армении и Византии, то естественно таким государством, должно было быть восходящее тюркско-мусульманское государство, лишившее Византию Малой Азии и Армении. Лишенное же Армянской Малой Азии и Армении византийское государство так и не смогло полностью оправиться, несмотря на ход событий в Восточной Европе. Обладание процветающей Армянской Малой Азией было жизненно необходимым условием благосостояния Византийского государства. Её роль была велика: в качестве стратегической территории, господствующей над путями сообщения с Востоком, в качестве источника продовольствия, в качестве источника людской силы и благодаря своим рудникам.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Последующий разгром процветавших ранее крупных торгово-ремесленных центров побережья Армянской Малой Азии и Армении привел к тому, что многие виды производства все более сосредоточивались в Константинополе – столице Византии.
В сложной военной обстановке неизмеримо возрастала роль армии. Фемный строй, военная организация опирались на деревню. Свободные крестьяне-стратиоты становились главной воен¬ной силой страны. Это были крестьяне, занесенные в стратиотские списки-каталоги и пользовавшиеся определенными льготами в отношении налогов и повинностей взамен военной службы. За ними были закреплены земельные участки, которые становились неотчуждаемыми, но могли передаваться по наследству только при условии продолжения несения службы. Это превращало их не только в войско, заинтересованное в защите своей земли, но и обеспечивало ему определенный профессиональный уровень благодаря сборам, тренировкам и т.д. Государство, испытывавшее острую нужду в деньгах, во многом освобождалось от обязанности содержать армию на жаловании, хотя стратиоты и получали известное содержание. Фемы, прежде всего, возникли в Армянской Малой Азии, но не только по воле византийских императоров, потому что с Востока, от арабов исходила главная угроза. Фемный строй во многом складывался спонтанно, «изнутри». Его рождение и развитие было связано со спецификой положения и эволюцией отношений в Армянской Малой Азии, своеобразием армяно-малоазийской общины еще в ранневизантийскую эпоху. Именно здесь арабы натолкнулись на упорное сопротивление местного армянского населения, многочисленного свободного крестьянства. Не слабая византийская армия, а армяно-малоазийское крестьянство не дало арабам, несмотря на многочисленные успехи и походы, утвердить свое господство в Армянской Малой Азии. Именно ее население парализовало эффектив¬ность действия огромных сухопутных армий, направлявшихся к стенам Константинополя. Армянская Малая Азия стала «колыбелью и заградительным редутом средневековой Византии». Здесь раньше всего в условиях острой военной необходимости сложился и оформился фемный строй, родилось армянское стратиотское крестьянское сословие, укрепившее и подняв¬шее общественно-политическое значение деревни. Здесь ранее всего было ослаб¬лено господство города над округой и в режиме фем гражданское управление окончательно подчинено военному. Гражданский правитель – протоспафарий фемы стал первым заместителем стоявшего во главе ее полковод¬ца – стратига, который не только осуществлял общее руководство, но одновременно был и судьей, ведал распределением налогов. В качестве основных территориальных подразде¬лений фемы уже все более отчетливо выс¬тупают военные округа, турмы, а не прежние провин¬циальные города. Соответственно в Армянской Малой Азии из числа местных армянских фемных командиров начинал фор¬мироваться будущий феодальный господствующий класс Византии. Они не выделялись знатностью происхождения, все надежды на возвы¬шение для них, прежде всего, были связаны с армией и государственной службой (Филиппик Вардан, Лев V Армянин, Роман Лакапин, Никифор Фока, Иоанн Цимисхий, Исаак Комнин, Ласкари и Кантакузины, и даже эллинизированные Палеологи).
Сложившаяся ситуация укрепляла реальное всевластие крупных армяно-визан¬тийских феода¬лов на местах, усиливала их связи, сплочение вокруг них местных феодалов, функции государст¬венной власти на местах все более переходили в их руки. Эта консолидация вселяла надежду на возможность регионального «выживания», столь отчетливо видимую по политике руководителей этих образований. Отсюда их непрерывное соперничество с Кон¬стантинополем, двойственность политики: с одной стороны, необходимость опоры на Константинополь, экономическим зна¬чением и традициями, продолжавшим оставаться важным социально-политическим центром, с другой – к относительной независимости от него с учетом своих региональных нужд и интере¬сов. Борьба византийских армян-феодалов с Константинополем, как за свою самостоятельность, так и за овладение властью в нем – ярчайшее тому доказательство. Подобные же процессы про¬исходили и в Армении. Все это подготовило серию тех компромиссов, на условиях которых армянские владения могли «выпадать» из-под как собственно армянской, так и из-под армяно-византийской власти. Сначала армянские князья-цари, а затем уже и сами армяно-византийские императоры вынуждены были признать себя вассалами различных тюркских султанов, в какой-то мере сохранив целостность своих отдельных и раздробленных государственных образований, что в то же время открывало дорогу для перехода этих владений непосредственно под власть тюрок. Обнаруживался угрожающий разрыв между частью феодалов, вынужденных считаться с прямой угрозой тюрского завоевания, ими оказались во многом происламские армяне, и более «запад¬ной» их частью, которая не утрачивала надежды с помощью Запада сохранить свои владения, ими были, как правило, провизантийские армяне. Таким образом, армянская нация раскалывалась как минимум на две части. Вот почему в основе тюркского завоевания Византии и Армении лежала не только военная сила тюрок. Тюркское завоевание отчасти разрешало ставшие неразрешимыми внутренним путем противоречия армяно-византийского общества: оно дало, прав¬да, в большей степени протюркским, чем провизантийским феодалам, условную, но гарантированную собственность на землю, непосредственно соединив ее с политической властью, к чему стремилась армяно-византийская феодальная аристократия. Оно приоткрыло дорогу для «выхода» и армянскому торгово-ремесленному населению городов, не только избавив их от разорения, но и расширив рынок, что само по себе уже укрепляло положение армянского торгово-ремесленного населения Малой Азии, которое тюркскими правителями, по старой византийской традиции, переселялось в крупные города Западной Малой Азии – Константинополь, Измир и Бурсу. Так экономика открыла не только дорогу к тюркизации и исламизации армян, но и утвердила новую политико-религиозную власть – тюрко-исламскую. Экономическая целесообразность (плутократия) оказалась выше национальных чувств и идеи армянской нации и государства.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
В выше обозначенных объективных условиях армянам, желавшим оставаться христианами, оставалось уповать на своё киликийское, армяно-визан¬тийское и грузино-армянское государство. Остальные армяне-христиане рас¬считывали на помощь западных стран и успешное завершение организован¬ных ими «крестовых походов». Армяне-неофиты и конформисты же в усло¬виях появления новой геополитической силы предпочли принять ислам и ориентироваться на Восток.
С падением Армении была предрешена судьба и Византии, ибо армянский феодальный господствующий класс Византии, заражённый плутократической страстью к наживе и выгоде, встал на путь откровенного предательства национально-государственных интересов двух армянских миров – Византии (Западной Армении) и Армении (Центральной и Восточной). Собственно история повторится и во времена Османской империи, когда армянская плутократическая элита встала на путь предательства национально-государственных интересов армянской нации. Во многом именно подобная позиция привела в конечном итоге к геноциду армян 1915 года. Именно Константинопольская плутократическая верхушка, возможно не желая того, поспособствовала организации геноцида.
Но вернёмся к поздней Византии и попытаемся на её примере (как более или менее известном) проиллюстрировать как армяне стали вечными беженцами без отечества, которое они продали и предали.
***

Обстоятельства, при которых произошло кру¬шение Византийской империи, во многом обусловлены плутократической позицией занятой византийскими (греко-армянскими) феодалами в период турецкого завоевания.
Армянские и армяно-византийские (западно-армянские) историки (как например Абраам Анкирский) отнюдь не были заинтересованы в разоблачении подчас весьма жалкого поведения большинства представителей господствующего класса в критические для Византии моменты. Они сами принадлежали к армяно-византийской аристократии или же были с ней тесно связаны и поэтому, естественно, трудно ожидать, чтобы именно они могли правдиво показать будущим поколениям всю глубину морально-нравственного упадка своего класса, впавшего в плутократическую эйфорию (процесс саморазрушения долгоиграющий и поэтому далеко не очевидный для этого класса паразитов – армянских гоменидов-сибаритов).
Здесь же хотел бы как бы между строк заметить ряд разоблачающих фактов. Нет недостатка также и в прямых обвинениях в адрес тех или иных политических или военных деятелей. Так, например, византийский писатель Кидонис не боится утверждать, что в борьбе за власть императоры и самые влиятельные сановники часто прибегали к помощи турок. Историк Григора откровенно и неоднократно заявляет, что именно Кантакузин повинен в том, что турки обосновались в Европе. Потерю любви к свободе, отсутствие патриотизма, упадок морали и нравственности господствующего паразитарного плутократического класса в византийском обществе можно заметить также и в свидетельствах Плифона. Протурецкую позицию большинства армяно-византийских и армянских феодалов можно проследить, начиная с первых столкновений между армяно-византийским миром и ордами турок, до завоевания Оттоманской державой последних армяно-анатолийских земель, хотя, конечно (как мы это и увидим в дальнейшем), на протяжении этих трех веков турецкой экспансии причины, порождавшие туркофильство в среде правящего сибаритского класса Византии, не оставались неизменными. Во всяком случае с началом проникновения турок на армяно-византийские тер¬ритории в Малой Азии, нельзя указать на какое-либо сопротивление со стороны местных армянских феодальных элементов (поведение местных феодальных элементов было одинаково благоприятным как по отношению к туркам-сельджукам, так и к туркам-османам), которые еще в IX и X вв. успешно боролись с арабами. Мощный город-крепость Бурса был сдан своим комендантом без единой капли крови. Никомидия также была за¬нята турками без боя. Став хозяевами этих могучих крепостей, османские турки могли окончательно закрепить свои позиции в Малой Азии. На про¬тяжении всего этого времени Византийская империя из-за пассивности местных греко-армянских феодалов вынуждена была использовать наемные войска, состоя¬щие либо из жителей Крита, либо из каталонцев, руководимых Рожером де Флором.
Начиная с конца XIII в. можно отметить частые случаи открытого пе¬рехода отдельных греческих и армянских феодалов на сторону турок, что, конечно, облегчало все более и более глубокое проникновение последних на территорию империи. Даже командующий армяно-византийскими войсками в Малой Азии Кассиан был подозреваем в связях с турками. Будучи зятем императора Андро¬ника II, он все же действовал в интересах местных феодалов и оказал им содействие, когда они восстали против фискальных мероприятий импера¬тора. Это несомненно также свидетельствует о его протурецкой позиции. Турецкие предания воспроизводят многочисленные подробности относительно той поддержки, которую оказывали местные греко-армянские феодалы туркам, начиная с их первых успехов в Малой Азии. Авторы турецких хроник называют также и других византийских вождей, присоединившихся к завоевателям. Когда летом османские турки со своими стадами уходили в горы, хранителем их богатств был византийский комендант другого города-крепости.
Больше того, когда народные массы, доведенные до отчаяния турецкими грабежами, хотели организовать сопротивление туркам, правящий плутократический класс Византии этому противился. Так, когда в начале царствования императора-армянина Андроника II, какой-то болгарин, выдававший себя за Ивайло» (Лахану), вождя болгарского крестьянства в борьбе против татар и феодалов, сумел объединить вокруг себя многочисленную и полную энтузиазма крестьянскую армию и начал борьбу против турок, имперские власти, вместо того чтобы поддержать борьбу крестьян, арестовали их вождя и бросили его в тюрьму. То же повторилось и несколько лет спустя, когда подобная попытка была сделана бывшим свинопасом, болгарином Иваном. Организованный им крестьянский отряд одержал не¬сколько побед над турками, но в битве у осажденной турками крепости Скамандра, которую он хотел освободить, турки его захватили, а затем обезглавили, после того как местная аристократия отказалась его выкупить. Несколько позже монах Иларион из монастыря Перивлептос по своей инициативе организовал сопротивление туркам и с помощью населения ему удалось их отбросить и освободить осажденную ими крепость Елегми. Его военные успехи напугали высшее плутократическое духовенство и знать, и ему с большим трудом удалось избежать наказания.
Во всех этих случаях основным, конечно, являлось то, что правящий плутократический класс боялся, как бы эти народные силы, будучи однажды развязанными, не повернулись и против внутренних угнетателей-паразитов, ведущих сибаритский образ жизни за счёт интересов нации; но необходимо, кроме того, учитывать и протурецкую позицию местных армянских феодалов. Беспорядок, явившийся результатом турецких набегов, позволял этим феодалам освободиться от центральной власти и не только не выполнять-своих военных и фискальных обязанностей, но и захватывать император¬ские земли и земли стратиотов. Не удивительно поэтому, что когда император Андроник II захотел восстановить порядок и свою власть в Малой Азии, это вызвало настоящее восстание местных феодалов, как светских, так и духовных. Посланный туда императором армянин Иоанн Тарханиот с трудом спасся бегством. Когда же через несколько лет Андроник попытался снова собрать налоги, обычно взимаемые с владений земельной аристократии Малой Азии, посланный с этой целью сборщик налогов, некий армянин Вардала, был избит палками и прогнан.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Создавшиеся в Малой Азии новые политические условия очень устраивали местные правящие круги. Последние могли призывать на помощь турецкие банды всякий раз, когда центральная власть пыталась снова утвердить свои права сюзерена.
Но в то время как местные феодалы полагали, что, пользуясь услугами турок в борьбе против Константинополя, они укрепляют свое положение, - в действительности именно турки начинали проявлять инициативу и про¬водить свою собственную политику — политику последовательного за¬хвата армяно-византийской территории.
Такова закулисная сторона первого этапа отношений между армяно-византий¬ским господствующим классом и турками.
Сотрудничество между византийскими феодалами и турками еще более укрепилось в XIV в., когда турки начали нападать на европейские терри¬тории империи. К этому моменту в империи стали преобладать греческие национальные силы. Хотя подробный разбор этих событий не входит в задачи данной работы, все же мы думаем, что некоторые из них заслуживают упоминания.
Так, например, нельзя рассматривать как случайность тот факт, что один из вождей партии крупных армяно-византийских феодалов, армянин Иоанн Кантакузин, поддерживал очень тесные отношения с турками и постоянно прибе¬гал к помощи различных турецких эмиров. Кантакузин не боится лично признаться в своих дружеских отношениях с Омар-бегом, эмиром Айдина. Во имя своей дружбы с Кантакузином Омар-бег вместе с эмиром Сарханом помогли Андронику Младшему захватить Новую Фокею, находившуюся в руках генуэзцев, и подавить восстание албанцев.
Столь сильная привязанность Омар-бега к Кантакузину кажется на первый взгляд непонятной, но о ней говорят не только сам Кантакузин и Григора, она подтверждается также и турецкими источниками. Напри¬мер, Энвери называет Кантакузина «братом» Омара. Знаменательной для «этой дружбы» является следующая подробность, переданная обоими византийскими историками: во время гражданской войны, не имея долго вестей от своего друга, Омар едет в разгар зимы в Европу, чтобы «со сле¬зами на глазах и вздохами» узнать, жив ли еще Кантакузин. На протя¬жении всего этого периода можно проследить особую заботу Омара о том, чтобы победила партия Кантакузина. Так, например, в момент смерти Андроника III, боясь, что враждебная Кантакузину партия уничтожит господство последнего, Омар со своими кораблями направляется к Кон¬стантинополю, хотя его об этом не просили. В 1345 г., когда Смирна была захвачена латинянами и, таким образом, морской путь был закрыт, Омар, чтобы все-таки прийти на помощь Кантакузину, согласился усту¬пить некоторые территории Сархану только за то, чтобы Сархан позволил ему пройти через свой эмират. А когда банды Сархана готовились на¬пасть на Кантакузина и разграбить занятые им территории, Омар послал свои войска для того, чтобы в момент нападения на Кантакузина они вы¬ступили на его стороне.
Все эти факты являются доказательством того, что дело здесь, конечно, не просто в бескорыстной личной привязанности, но что какие-то важные интересы связывали представителя крупных византийских феодалов с ту¬рецкими захватчиками.
Вся политика Омар-бега дает нам право считать, что он преследовал далеко идущие планы, имея в виду создание турецкой морской державы. Армяно-византийские крупные феодалы могли лишь благожелательно отнестись к силе, способной противостоять деятельности итальянских торговых рес¬публик на Востоке, что мы и покажем в дальнейшем. Кантакузин не мог не знать этих планов. Они, по-видимому, были хорошо известны и на Западе, о чем свидетельствуют и весьма осмотрительное отношение папской курии к заманчивым предложениям Кантакузина, и задержка с ответом на них и расплывчатое содержание этого ответа.
Можно предполагать, следовательно, что крупные византийские фео¬далы намеревались с помощью Айдинского эмирата укрепить свое господ¬ство в Византии и избежать конкуренции со стороны латинян и местных городских элементов; при этом они предоставляли полную свободу дей¬ствий айдинскому эмиру в деле завоевания первенства в восточном бассейне Средиземного моря, продолжая, по-видимому, оказывать ему под¬держку даже и после того, как Кантакузин вышел победителем из граждан¬ской войны.
Кантакузин пользовался также постоянной поддержкой и со стороны Урхана, хотя банды последнего много раз беспощадно опустошали визан¬тийскую территорию. Брак дочери Кантакузина с Урханом служил делу укрепления политических отношений; турецкий эмир уверял крупного ви¬зантийского феодала Кантакузина, что он поможет ему своими войсками в борьбе против римских «врагов» не как друг и союзник, а как сын и как подданный. Когда Кантакузин увидел, что может окончательно проиграть в борьбе против Иоанна Палеолога, он дошел до такой степени морального падения, что предложил империю Урхану. Кантакузин был связан и с еще одним турецким вождем, Солиманом из Карази, который также ему помогал.
Благосклонное отношение Кантакузина и партии крупных феодалов к туркам в значительной мере объясняет ту легкость, с которой последние могли укрепиться в Европе. Даже до того, как турки захватили Цимпе, а затем Галлиполи, Кантакузин сам поселил в Херсонесе турецкие семьи. Когда, после окончания гражданской войны, встала задача организовать борьбу с целью изгнания турок из Европы, Кантакузин под разными предлогами воспротивился этому и пытался защитить своего союз¬ника Урхана. То же сделали и другие византийские феодалы. Закре¬пившись в некоторых городах европейского континента и находясь под по¬кровительством Кантакузина, турки продолжали грабить империю. Все это показывает, насколько можно верить заявлению Кантакузина, сде¬ланному им с целью оправдать свой союз с Омаром, о том, что по дости¬жении своей цели, он уничтожил бы корабли турок.
Обвинение Григоры, что именно Кантакузин заставил турок прийти в Европу, не должно быть рассматриваемо как простая клевета политиче¬ского противника: оно является неоспоримой исторической действитель¬ностью. В действительности сближение Кантакузина с турками не¬ случайно и не является следствием гражданской войны, а есть результат политики, после¬довательно навязываемой классовыми интересами, - политики, постоянной для Кантакузина уже со времен Андроника. Кантакузин поддерживал свои союзнические отношения с тур¬ками даже и тогда, когда в этом не было никакой необходимости, т. е. после того, как он добился победы в гражданской войне. Только когда турки стали уже слишком докучливыми, Кантакузин предпринял против них некоторые меры. Другие крупные византийские (греко-армянские) феодалы, как например, стратопедарх Ватац, великий стратопедарх Георгий Тагарис и византийский посол Георгий Лука, также имели тесную связь с турками.
Даже после того, как Кантакузин покинул политическую арену, его сторонники, представители крупных армяно-византийских феодалов, продолжали поддерживать сношения с турками и создавать заговоры в расчете на их помощь в борьбе против Иоанна V. Таким образом, нет ничего удиви¬тельного в том, что старые турецкие хроники говорят о взятии одной кре¬пости на европейском континенте благодаря измене какого-то «неверного» и отмечают легкость, с которой затем были оккупированы и другие города-крепости во Фракии, Андрианополь и область Фессалоники. Виллани также констатирует, что Дидимотика была завоевана турками без какого-либо труда.
Отношение византийской (греко-армянской) аристократии к туркам можно лучше всего проследить по событиям, касающимся взятия Константинополя. Падение великого города на берегах Босфора произвело сильное впечатление во всей Европе и породило богатую литературу, которая показала изменни¬ческую роль византийской (греко-армянской) аристократии в этот период. Часть этого мате¬риала представляет собой свидетельства очевидцев и не может быть по¬ставлена под сомнение. Кроме этого материала, имеются народные преда¬ния, в которых достоверные факты фигурируют наряду со всевозможными вымыслами и которые широко распространились по всей Европе. И во• всех этих народных преданиях о падении Константинополя, независимо от их восточного или западного происхождения, мы имеем одну и ту же оценку роли, которую сыграла в этих событиях византийская аристокра¬тия. Все они, наряду с наивными утверждениями о «божьей каре», содер¬жат упоминания и о более реальных причинах трагического события: и о разногласиях между представителями византийской (греко-армянской) аристократии, и о их жадности, о их отказе содействовать лично и своими деньгами обороне го¬рода, т. е., иными словами, о их саботаже организации борьбы против ту¬рецких захватчиков.
В румынском фольклоре существует несколько версий рассказа о па¬дении Константинополя. Что• касается русских преданий о падении этого города, то, как теперь уста¬новлено, их основным источником являются рассказы одного русского — Нестора Искандера, оказавшегося в армии султана. Помимо того, что он видел и узнал непосредственно в турецком лагере, Нестор использовал и сведения, полученные им от греческого населения побежденного города.
В народных преданиях, как греко-армянских, так и румынских, подчеркивается отсутствие патриотизма у византийской аристократии, которая не хотела идти ни на какие материальные жертвы ради обороны города, и хотя у нее были достаточные финансовые средства, она предпочитала прятать свои богатства. Эти произведения отражают действительное народное мнение относительно той роли, которую играла византийская плутократическая аристократия в моменты наибольшей опасности для Константинополя, — мнение, основанное, несомненно, на фактах, которые имели место до и во время осады. Следует подчеркнуть, что эти народные рассказы враждебны по отношению к латинянам. Они обвиняют их в отказе оказать какую-либо помощь городу, в том, что латиняне надеялись даже получить выгоду от взятия Константинополя.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Причины падения Византии и Армении
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10015
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Сведения о том, что богатства знати были укрыты в земле, а не использованы для обороны города, имеются также в сочинениях Георгия Бранковича. Кроме этого, сохранились многочисленные «плачи» по Константинополю (например плач армянина Абраама Анкирского и Аракела Багешского), являющиеся безыменными народными произведениями, тоже осуждающие поведение представителей господствующего класса. Военные командиры обвиняются в измене, знать показана трусливой; больше того, утверждается, что совет начальников подготовил заговор, имевший целью передачу туркам ключей от города.
Многочисленные свидетели, очевидцы взятия Константинополя, под¬тверждают обвинения, содержащиеся в народных рассказах. Венецианец Барбаро клеймит жадность и низость греко-армянской аристократии и, так же как Леонард с Хиоса, с негодованием подчеркивает, что вся эта знать от¬казалась предоставить императору деньги, необходимые для содержания армии, ссылаясь на то, что она якобы была уже разорена, хотя, как это стало очевидным после взятия турками Константинополя, многие ее пред¬ставители были еще очень богаты.
К утверждениям общего порядка можно добавить конкретные примеры, взятые у этих же свидетелей-очевидцев, о «патриотизме» плутократической аристо¬кратии в решающие для существования Византии моменты. Леонард с Хиоса сообщает, что один из представителей высшей аристо¬кратии Мануил Гиагари и монах Неофит с о-ва Родоса, которым было по¬ручено наблюдение за работами по восстановлению укреплений, взяли себе большую часть доверенных им с этой целью денег; плохо отремонти¬рованные по этой причине укрепления оказались слабым препятствием для войск, осаждавших город. Тем не менее, оказывается, что эти два изменника руководили во время осады обороной города со стороны моря. Легко понять то рвение, с которым эти разложившиеся люди выполняли и данную задачу.
Распределение командования различными секторами Константинополя перед турецким штурмом показывает, в какой мере можно было опираться на византийскую аристократию во время обороны города. Верховное коман¬дование сухопутными войсками было доверено генуэзскому кондотьеру Джустиниани, привлеченному в Константинополь единственно перспекти¬вами обильного барыша. Он должен был получить остров Лемнос в том случае, если Константинополь будет спасен. Одновременно с общим коман¬дованием, Джустиниани непосредственно руководил обороной наиболее угрожаемого сектора. Руководство обороной у других ворот города было поручено также, главным образом, иностранцам, а один сектор — даже беглому турку. Войска, которые должны были оборонять наиболее уяз¬вимые пункты, были сформированы из одних иностранцев. Барбаро и Лео¬нард с Хиоса, которые рассказывают об этом факте, сообщают, что и вос¬становление укреплений в дни, предшествовавшие осаде, выполняли вене¬цианцы.
Командующий небольшим византийским флотом был также иностранец Фланданелла, о чем говорит и его фамилия. Мы видим таким образом, что в момент наивысшего напряжения судьба Константинополя была по существу отдана в руки иностранных авантюристов, в то время как визан¬тийская аристократия играла совсем незначительную роль в обороне го¬рода. «Historia politica» и хроника в стихах Иеракса воспроизводят даже ходивший по Константинополю слух, что Джустиниани был ранен одним константинопольским византийцем во время последнего штурма. И несмотря на то, что в интересах турецких историков было бы подчеркивать труд¬ность взятия Константинополя, даже турецкие источники подтверждают, что оборона города саботировалась. Византийские источники также приз¬нают, что ни один представитель высшей сибаритской знати не соглашался оставаться в местах, которым угрожал враг, что все они, как сговорившись, трусливо бежали от опасности. Об этом же говорят и западные источники.
Только широкие массы византийского населения оказали упорное сопро¬тивление, защищая каждую улицу, каждый дом.
В последние годы существования империи одним из наиболее видных представителей крупной аристократии как по своему богатству, так и по должностям, которые он занимал при дворе последних Палеологов, был великий дука Лука Нотара. Во всех своих выступлениях Нотара проявляет себя как вождь протурецкой партии. Этот факт не случаен: отношение Луки к турецкой проблеме в действительности отражало отно¬шение к ней большинства византийских аристократов. Только незначитель¬ное количество среди них, — те, кто были непосредственно связаны с импе¬раторским двором, остались враждебно настроенными по отношению к тур¬кам, сознавая, что крушение империи было бы для них крайне невыгодно. Это меньшинство поддерживало до конца императора Константина в его безнадежных усилиях спасти Константинополь, в напрасной надежде по¬лучить помощь со стороны латинян. Борьба двух аристократических партий отражена также и у армянина Абраама Анкирского.
Только в XVIII в., когда буржуазия была еще восходящим револю¬ционным классом, антифеодальным и открыто антиклерикальным, ее пред¬ставители в историографии заняли позицию, беспощадную по отношению к Нотаре и византийской аристократии. Эта позиция была, в частности, ярко выражена Лебо в его пространной «Истории поздней империи». Для Лебо Нотара – изменник.
Напротив, в буржуазной историографии XIX-XX вв. преобладает (и это вполне объяснимо) совершенно иное отношение к византийской знати, а значит и к Нотаре.
И в советском византиноведении вопрос об оценке деятельности Но¬тары не получил окончательного разрешения.
Чтобы оправдать Нотару, большинство буржуазных историков особо подчеркивает мужество Нотары перед лицом смерти, и считает приказ сул¬тана умертвить дуку неоспоримым доказательством его невиновности. Меж тем, такое поведение Мехмеда II по отношению к Нотаре после взятия Константинополя вовсе не уничтожает подозрений. Не раз турки, и в част¬ности Мехмед, суля грекам и армянам золотые горы, использовали их в своих инте¬ресах против их же собственной страны; но достигнув цели, они без ма¬лейших колебаний избавлялись от этих «орудий», потерявших для них свою ценность.
У нас имеются многочисленные примеры этого. Так, Халкокондил с го¬речью отмечает, что, несмотря на то, что греко-армянская аристократия Фессалоники помогла в 1430 г. туркам оккупировать этот город, тем не менее, после его взятия Мурад «ни для кого не сделал исключения при пленении, даже для предателей». Город был беспощадно разграблен, а население взято в плен.
Одним из тех, кто особенно отличался низкопоклонством перед тур¬ками, был крупный пелопоннесский феодал Матвей Ассан. Сначала он пере¬дал туркам город Коринф вместо того, чтобы защищать, он его сдал вра¬гам. Затем, во время борьбы между пелопоннесскими деспотами и после того, как деспот Фома был побежден деспотом Димитрием, Матвей Ассан был послан последним в Порту с целью упросить султана вмешаться во внутреннюю борьбу в Пелопоннесе на стороне Димитрия. Матвей с дарами прибыл в расположение турецких войск. Приняв дары, султан согласился помочь Димитрию. Однако на следующий же день Мехмед «без малейшего основания» приказал посадить в тюрьму Ассана, как рассказывает об этом Критовул, удивляясь поступку Мехмеда и не умея его объяснить. Та¬кая же участь постигла и других представителей греко-армянской знати, вышед¬ших навстречу туркам.
В Трапезунде особо гнусную роль играл Георгий Амируци, судьба ко¬торого тоже не была завидной. Грузинский историк Артохил обвиняет Ами¬руци в том, что он просил султана оккупировать город и находился в по¬стоянном контакте с командующим турецкими войсками, окружившими Трапезунд, своим родственником.
Чтобы завершить «моральный портрет» Амируци, необходимо задержаться на его стремлении к союзу с Флорентийским собором и на последовавшей вскоре перемене этой его позиции. И хотя и в дальнейшем Амируци продолжал служить султану, это все же не помешало туркам увести в плен его сына, для выкупа которого Амируци вынужден был вымаливать по¬мощь у кардинала Виссариона.
Не один раз турки вероломно нарушали свое слово. Так, например, го¬рода, сдававшиеся туркам, получали от последних обещание уважать жизнь и свободу населения, но их судьба ничем не отличалась от судьбы городов, оказывавших туркам ожесточенное сопротивление. В Пелопоннесе турки не сдержали обещаний, данных городам Кастрице, Гардике, Сантамериону и Салменикону. Такая же судьба ожидала и пелопоннесских албанцев, которые поверили обещаниям султана, что их помилуют, если они продадут турецким армиям то, в чем армии нуждались; как только албанцы вышли из укреплений все они были перебиты. Полное прене¬брежение продемонстрировали турки и к капитулировавшей знати города Эноса.
Конечно, если бы турки постоянно применяли подобный метод, они не смогли бы никого ни привлечь на свою сторону, ни обмануть, византий¬ские аристократы перестали бы предавать родину, раз это не приносило им определенных выгод, а протурецкой партии грозил бы распад. Поэтому турки часто меняли свои методы с целью дезориентировать своих сторон¬ников в византийском лагере. И действительно, когда стало известно о несчастье, постигшем жителей города Сантамериона (Сент-Омер), кото¬рые после добровольной сдачи туркам были частично казнены, а частично взяты в плен, в других византийских городах произошел перелом в сторону упорного сопротивления. Тогда Мехмед был вынужден пересмотреть свои приемы; пленники из Сантамериона были освобождены, и турецкий коман¬дующий Заган был для виду на некоторое время устранен со своего поста. В других случаях византийские предатели были сначала награ¬ждены, а затем постепенно потеряли все, что получили, и кончили свою жизнь в тюремных застенках или же были убиты за какую-нибудь действи¬тельную или выдуманную вину.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 228 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 16  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Germain и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB