Изменить размер шрифта


Начать новую темуНаписать комментарии Страница 65 из 67   [ Сообщений: 1002 ]
На страницу Пред.  1 ... 62, 63, 64, 65, 66, 67  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 17:10 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Основу войска крестоносцев составлял рыцарь, который воевал на боевой лошади (дестирэ). Рыцарь был вооружен длинным и тяжелым копьем и длинным, тяжелым мечом. Впрочем, он мог пользоваться и другим оружием, например тяжелым топором и даже луком и арбалетом. Защитное вооружение рыцаря было представлено длинным миндалевидным щитом, остроконечным шлемом и надежным чешуйчатым панцирем и кольчугой, под которой была надета долгополая кожаная одежда, притом опыт боев в том числе и на западе показывал, что попасть в рыцаря еще вовсе не означало вывести его из строя или даже ранить. Часто были бронированы и дестирэ рыцарей.

Сила рыцарской кавалерии состояла в первом, сокрушительном ударе, когда она на всем скаку врезалась в вражеское построение и разбивала ее на части. В то же время рыцарская конница имела один существенный недостаток, который исходил из ее же положительных качеств. Рыцарская конница была тяжела для быстрых маневров, а преследование быстрого противника, в виде, например легкой конницы мусульман, вообще представлялась делом очень сложным, особенно в условиях вечного недоедания и ослабленного состояния боевых дестирэ в тяжелых походных условиях. Легкой конницы, как таковой, у крестоносцев до начала похода еще не было, однако были масса всадников, которые по тяжести вооружения уступали традиционным рыцарям и в определенном плане могли сойтись за легких всадников.

Рыцари действовали не одни, а в окружении одного, двух или трёх оруженосцев, которые обычно набирались из зависимых людей или рыцарских сыновей, которые ещё не получили рыцарский сан. Оруженосцы шли в битву пешими или конными и в время схваток оставались позади, с запасными лошадьми и оружием. Они выступали в определенной роли телохранителя своего сюзерена и, если вопрос не был связан с честью своего патрона, в время схватки всяческий помогали ему. Кроме оруженосцев знатные рыцари имели еще и собственный отряд в статусе дружины - “копье”, численность которой была неопределенной и которая набиралась из вассальных рыцарей с их оруженосцами. Последнее обстоятельство очень важно для понимания некоторых сообщений первоисточников, так как, для примера, когда встречается информация, что какой-то военачальник ринулся в бой, допустим в главе 50 рыцарей, это еще никак не может означать, что в бой пошли 51 воинов, так как, в первых, нужно еще учесть неопределенное число оруженосцев и как минимум удвоить, а может и утроить указанную численность, так как оруженосцы тоже из себя представляли определенную боевую ценность. Кроме того, вместе с своим рыцарем в бой вступало и его "копье", численность которой была неопределенной и порой доходило до нескольких сот человек, а то и больше.

Вообще, вопрос о том, в ходе похода кого считать лишь только всадником, а кого рыцарем, в многом остается открытым, так как с одной стороны много воинов имели лошадей, а порой и неплохое вооружение, часто даже на уровне рыцарей, но формально не имели такого статуса (например, оруженосцы знатного рыцаря), а с другой же стороны многие рыцари по финансовым или другим причинам имели плохое вооружение, а в условиях тяжелого похода часто теряли своих лошадей и продолжали действовать пешком. В этих условиях думается, что упоминание о рыцаре, конечно в контексте ситуации, вовсе не могло обязательно означать именно только всадника, а с другой же стороны всадник не всегда мог быть рыцарем[1].

В армии крестоносцев широко представлена была и пехота, которая, особенно в численном плане и на первом этапе похода, в общем составляла костяк армии. Пехотинцы были представлены на самом разном уровне, здесь были и бедняки чуть ли не с одной лишь дубиной или длинным топором в руках, и вполне себе пригодные копейщики и особенно лучники, при том роль последних при столкновении с мусульманскими армиями восточного типа, которые широко использовали тактику дальнего боя, к которому рыцарская конница не была готова, была особенно важна. Впрочем, итоги боев еще у стен Константинополя показали, что европейские лучники по своим боевым качествам принципиально уступали степным и (или) восточным лучникам и это отставание не удалось нивелировать не только вплоть до конца похода, но и, кажется, никогда. Армию крестоносцев сопровождал длинный обоз, в котором держались прежде всего запасы провианта и фуража, оружие, а так же другие необходимые вещи быта, часто связанные с роскошью.

_______________________________________
[1] В этой связи примечательны слова Гвиберта Ножанского (книга 3, глава 4), что никто не в состоянии был точно подсчитать численность пехотинцев, рабов и слуг, для которых битвы и сражения не были основной задачей, но которые, как львы, принимали весьма храброе участие в всех боевых предприятиях.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 17:12 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
По состоянию к концу 1080 годов армия Сельджукского султаната из себя по сути своей представляла собрание всего того положительного, что выработал Восток в общем и мусульманский восток в частности за века своего существования, при том к первой половине 1090-х годов эта армия еще не успела растерять свои хваленные боевые качества.

Основу армии султаната, как и составных государств, частей султаната, составлял сильный корпус профессиональных воинов гулям правителя, численность которых в общей численности армии была не очень высока, однако по средней своей эффективности гулями наголову превосходили среднего воина из других частей армии. Типичный гулям как правило представлял из себя тяжеловооруженного конного воина, который, будучи лично преданным своему хозяину, в определенном смысле был основой социальной стабильности последнего. Гулями, в боевом плане будучи эквивалентны европейским рыцарям, прежде всего стремились к лобовому удару и к ближнему бою, хотя и, учитывая свою ограниченную численность, в отличии от рыцарей они вводились в бой не для основного удара, а лишь в решающий момент сражения, для нанесения сокрушительного удара по противнику в критический момент боя.

Вторая часть султанской армии была представлена теми силами, которые собирались и являлись на войну по мере надобности. Эта группа была представлена огузским кочевым ополчением, представители которого, всегда ведя кочевой и полувоенный образ жизни, были очень воинственны и составляли костяк султанской боевой мощи. Именно эта часть и, численно привалившая в армии, определяла тактику султанской армии, уклонения от правильного сражения и рукопашного боя, стремление к нерегулярным действиям с четким уклоном на дальный бой при применении луков, стремление истощить противника и т.д. Следующая группа этой части султанской армии была представлена представителями военно-феодального сословия местной, а так же перешедшей к оседлости знати в лице арабов, курдов, персов и тех же огуз. Эти силы воевали привычными для себя способами, хотя и некоторые ее представители, те же арабы, вовсе не испытывали особых трудностей для синхронизации своих действии с подвижной нерегулярной конницей султаната.

И наконец, последней частью султанской армии была пехота, которая как правило уступалa коннице по своим боевым качествам, но, учитывая численность, тоже играла важную роль. В пехоте были воины самого разного уровня, начиная от деклассированных бедняков с самым примитивным вооружением и заканчивая неплохими копейщиками и прекрасными лучниками своих сюзеренов.

Что же касается другого противника крестоносцев, а именно Фатимидского халифата, то ее армия тоже в основном действовала в рамках вышеуказанных закономерностей, притом бедуинская и берберская кочевая конница, эквивалентная огузской коннице армии султаната, по своим боевым качествам в некотором роде уступала тому же роду войск у своих соседей. У Фатаимидов были также пехотные и конные части из чернокожих жителей Африки, однако их боевая мощь и сила в многом нивелировалась общей недисциплинированностью и плохим знаниям основ общевойскового боя даже средневекового уровня. В этой связи нужно добавить, что, в рамках несколько тысяч воинов, в армии Фатимидов были представлены и армяне, которые по теме или иным причинам оказались в Египте и составляли основу гулямского корпуса халифа и его военачальников.

Исходя из вышесказанного, должны были иметь и на самом деле имели определенный вид сражения между христианскими и мусульманскими армиями. Так, крестоносцы прежде всего стремились в правильном полевом сражении реализовать преимущество первого сокрушительного удара, сразу переходя к рукопашному бою и не давая противнику оторваться от себя. В свою очередь мусульманская армия стремилась "удержать дистанцию" и по возможности уклонится от рукопашного боя и от правильного сражения, притом в рукопашном бою себя не оправдывало и вооружение мусульман - не раз встречаются сообщения о том, что ударов крестоносцев не выдерживали щиты, доспехи и шлемы мусульман[1].

Те из полководцев, которые по тем или иным объективным или субъективным причинам нарушали указанную закономерность, в своих военных предприятиях как правило терпели неудачу. Так, именно из за недостаточного уделения должного внимания указанным тактическим особенностям двух армий можно в тактическом плане и объяснить неудачу Кылыч-Арслан у Никеи и его разгром у Дорилеона. На тактическом уровне та же причина привела к поражению Кер-Буги под Антиохией, поскольку и разъяренный Кылыч-Арслан, и гордый султанский наместник, явно недооценивая своих противников и переоценивая свои силы, применили свои армии в тактически неверном ключе. Яркими примерами неудачного тактического применения армии уже христиан могут служить три кровопролитных сражения Арьергардного похода, которые закончились полным разгромом христианских сил.

_______________________________________
[1] Роберт Реймский (книга 3, глава 2); Рауль Каенский (глава 21, 35); Гвиберт Ножанский (книга 4, глава 3); Грендору Дуаский (глава 74, 97, 148, 158).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 17:38 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Проблема численности воинов в античности и в средневековье является пожалуй одним из самых трудных, спорных и неисследованных вопросов военной истории. В разные эпохи с стороны разных специалистов на сей счет были высказаны самые разные мнения. При том часто взаимоисключающие мнения были высказаны не только с стороны специалистов, но и с стороны самих историков, как первичных носителей информации. В этой связи стоит отметить, что проблема численности воинов в античности и в средневековье, как тема дискуссии, особо остро стоит в ряде эпизодов средневековой истории, в числе которых особо выделяются те, которые имели большой резонанс, большое отражение в первоисточниках, большие военно-политическое значения и последствия (Западный поход монголов, Крестовые походы и тд). Ниже мы попытаемся анализировать одно из этих явлении, которое до сих пор вызывает яркие споры в научной среде - речь о численности сторон воюющих армии в Первом крестовом походе.

Анализ численности армий, участвовавших в Первом крестовом походе мы проведем, обобщая субъекты исследования. Так, прежде всего мы разделим их на две большие группы с учетом их военно-политических позиции. Первую группу составляют крестоносцы, в которую в самом широком виде входят все субъекты которые "взяли на себя Крест", а вторую группу, представим, соответственно, мусульманскими армиями, которая будет включать широкий спектр из армий Сельджукского султаната и (или) ее составных частей, а так же Фатимидского халифата. Кроме того, при анализе мы используем прежде всего сообщения первоисточников, которые имеют важнейшую роль для понимания любого исторического явления, а также примем в внимание другие параметры и "вторичные признаки", которые в общем виде уже представлены предложенной на суд публике Системным методом.

Для русскоязычного читателя первоисточники Первого крестового похода системно и прекрасно проанализировал небезызвестный Заборов, которого повторять не видим смысла. Лишь добавим, что, в плане исследования нашей проблемы, мы использовали труды таких авторов как:
- Аноним, Петр Тюдебод, Фулхерий Шартрский, Раймонд Ажилейский, Анселм Рибемонский, Годфрид и Анна Комнина, как очевидцев и участников событии,
- Альберт Аахенский, Ордерик Виталий, Эккехард Аурский, Сигберт Жамблуийский, Генрих Хантингтонский, Вильям Мальмсберийский, Грендору Дуаский, Гийом Тирский и другие, как не очевидцы, которые, однако, "по долгу службы" прекрасно были знакомы с темой,
- армянские, айсорийские, исламские и другие источники, как правило не очевидцы и даже иногда не современники, данные которых, однако, в общем тоже очень примечательны.

Участники Первого крестового похода на будущий театр боевых действии явились не сразу. Так, самая первая волна Первого крестового похода, так называемый "Поход бедняков", имел неорганизованный вид и силы сторон здесь вряд ли кто точно учитывал. Впрочем, среди участников этой волны очень высок был процент тех, которых лишь с очень большой долей условности можно было причислить к комбатантам (женщины, дети, старики и тд.). С учетом этого, не удивительно, что поход завершился полным разгромом. С позиции исследуемой нами темы сей эпизод имеет лишь то значение, что, даже не называя конкретных цифр, все источники практически единодушно сходятся на том, что численность людей, участников первой волны Первого крестового похода, была непривычно огромна, а это, с учетом реалий Европы конца XI века может означать, что речь идет о людской массе как минимум более чем в 100.000 человек.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 17:47 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
К концу 1096 и в первой половине 1097 года на будущий театр боевых действии начинают подтягиваться основные участники будущих событии, в том числе и их лидеры, которые начинают пребывать в Константинополь. Так, уже к концу года здесь был Готфрид IV д’Бульон с своими спутниками, а уже к началу 1097 года подошли двое других основных участников, Раймонд Тулузский и Боэмунд Тарентский. Итак, обратимся к силам каждого из этих полководцев отдельно.

Согласно Анна Комнине[1] армия Годфрида была составлена из 80.000 воинов, из которых 10.000 были всадниками, притом после Годфрида, по данным той же Анны[2], к городу подошел Рейналд Тулонский с 15.000 воинами. Относительно данного этапа, к сожалению, мы не располагаем конкретными данными про силы, которые были под началом Раймонда Тулузского и Боэмунд Тарентского, хотя и можно предполажить, что силы того же Раймонда мало чем уступали силам Годфрида, а силы Боэмунда, даже если и уступали силам Годфрида, то несущественно. Вся последующая информация подтверждает это наше предположение, не говоря уже о том, что тот же Раймонд, как крупный феодал Западной Европы, если и уступал, то очень мало утупал тому же Годфриду. В этой связи следует отметить, что уже при осаде города Никеи у Раймонда под рукой были "60.000 людей, все в железе"[3].

В Константинополе и в его окрестностях крестоносцы, по самим разным причинам, все же не были собраны одновременно в одном месте в полном составе, однако это произошло уже под стенами Никеи. В этой связи очень интересны обобщающие данные первоисточников относительно численности их армии. Итак, согласно:

- Фулхерий Шартрскому, когда все силы были собраны, выяснилось, что в наличии было 100.000 только тяжело вооруженных воинов, при том, по словам того же автора, даже без учета тех, которые отстали от армии и (или) вернулись назад, в наличии было 600.000 людей[4],
- Годфриду в армии было 400.000 воинов[5],
- Эккехарду Аурскому силы Годфрида и его спутников составляли 300.000 воинов[6], при том автор ясно указывает, что он не включает в это число невероятное количества людей низших слоев, а так же женщин и детей,
- Гийому Тирскому, примечательно, что сей автор ссылается на наличие неких списков воинов[7], в наличии было 100.000 или более тяжело вооруженных воинов и рыцарей, а также 600.000 пехотинцев[8], а до этого тот же автор говорит, что в наличии было 300.000 всадников и 200.000 пехотинцев[9],
- Сигберту Жамблуийскому в армии было 300.000 воинов[10],
- Анониму Барийскому в армии было 600.000 воинов[11],
- Матфею Эдесскому в армии было 500.000 воинов[12],
- Грендору Дуаскому под Константинопольем в наличии было 100.000 воинов[13].

Итак, уже в первом пункте, где крестоносцы были собраны как единое целое, под Никеей, в их армии, согласно данным первоисточников, было, по разным оценкам, от 300.000 до 600.000 воинов, а под Константинополем только одна из частей армии крестоносцев превышала 100.000 воинов.

_______________________________________
[1] Анна Комнина (книга 10, глава 9).
[2] Анна Комнина (книга 10, глава 10).
[3] Грендору Дуаский (глава 51).
[4] Фульхерий Шартрский (глава 4).
[5] Письмо.
[6] Эккехард Аурский.
[7] Гийом Тирский (книга 2, глава 23).
[8] Гийом Тирский (книга 2, глава 23).
[9] Гийом Тирский (книга 1, глава 29).
[10] Сигберт Жамблуийский.
[11] Аноним Барийский.
[12] Матфей Эдесский (книга 2).
[13] Грендору Дуаский (глава 51).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 21:21 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
В этой связи стоит кратко обратится и к силам Иконейского султаната, которая, в целом неудачно, но все же действовала у Никеи. Так, Альберт Аахенский пишет, что на данном этапе под рукой султана Кылыч-Арслана было 50.000 конных воинов[1], из которых 10.000 действовали только в авангарде[2], все в железном вооружении, а общий военный потенциал султана, автор имеет ввиду Иконейский, но очевидно, что он учитывает военный потенциал именно Сельджукского султаната, он оценивает в 400.000 воинов[3]. Про авагнард в составе 10.000 конных воинов говорит так же и Гийом Тирский[4].

Второй эпизод, который может быть нам полезен с позиции исследуемой нами темы, это Битва при Дорилеоне. Относительно данного эпизода следует прежде всего учесть, что, учитывая самые разные обстоятельства, силы крестоносцев разделились на двое больших частей. Первый, относительно небольшой, под началом Боэмунда и других оказался несколько впереди другого, который действовал под началом Годфрида и других. В этой связи интересны следующие сообщения:

- Согласно Альберту Аахенскому, узнав о нападении на отряд Боэумнда, силы второго отряда помчались на помощь первому, имея в своем составе 60.000 только рыцарей, которые сопровождались многочисленными пехотинцами[5],
- Относительно данного эпизода Гийом Тирский называет 40.000 рыцарей[6], что, в свете сказанного Альбертом, можно понять как сообщение только о тех рыцарях, которые действовали верхом, причем далее автор подчеркивает, что, даже при условии соединении двух отрядов, имелась в наличии конница только в составе 50.000 всадников[7].

И наконец потери, о которых полные данные не известны, но известно, что только отряд Боэумнда потерял 4.000 воинов.

В этой связи опять стоит обратится к армии Иконейского султаната, которая, в итоге неудачно, пытался противодействовать крестоносцам у Дорилеона. Прежде чем начать анализ, однако, стоит заметить, что в данном эпизоде Иконейский султанат выступал в качестве представителя Селджукского султаната, а Кылыч-Арслан по сути своей был командиром не только армии Иконейского султаната, но и объединенной армии всего Сельджукского султаната. Итак, согласно:

- Анониму[8] и Петру Тюдебоду[9] в армии султаната было 360.000 воинов, не считая арабов, точное число которых никто не мог знать,
- Фулхерий Шартрскому в армии султана опять было в наличии 360.000 воинов[10],
- Раймонд Ажильскому, в той армии, которая напала на первый отряд Боэмунда, было 150.000 воинов[11],
- Анселм Рибемонскому армия султана составляла 260.000 воинов[12],
- Ордерик Виталий под Дорилеоном действовала 360.000-ая исламская армия[13],
- Гийом Тиркому султан под рукой имел 200.000 воинов[14] , из которых 150.000 составляли всадники[15],
- Матфею Эдесскому армия, действовавшая против христиан, составляла 600.000 воинов[16].

И наконец потери, о которых известно, что они у султана составили 30.000 воинов[17].

_______________________________________
[1] Альберт Аахенский (книга 2, глава 25).
[2] Альберт Аахенский (книга 2, глава 27).
[3] Альберт Аахенский (книга 2, глава 25).
[4] Гийом Тирский (книга 3, глава 4).
[5] Альберт Аахенский (книга 2, глава 41).
[6] Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[7] Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[8] Аноним (книга 3).
[9] Петр Тудебод (глава 3).
[10] Фульхерий Шартрский (глава 5).
[11] Раймонд Ажильский.
[12] Анселм Рибемонский, Первое письмо архиепископу Реймса (далее - Анселм, Письмо 1).
[13] Ордерик Виталий (книга 9, глава 9).
[14] Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[15] Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[16] Матфей Эдесский (книга 2).
[17] Гийом Тирский (книга 3, глава 15).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 21:36 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Очередной эпизод, который интересен с позиции нашей темы, это осада Антиохии, однако, прежде чем приступать к нему, добавим, что, согласно Анне Комнине в Битве у Гераклеи против крестоносцев действовала армия Данишменидов в составе 80.000 воинов, при том очевидно, что здесь Ахмед Гази видимо успел включить в свою армию разгромленные остатки султанской армии из предыдущих сражении[1].

Итак, Антиохия - город сам по себе представлял один из самих больших городов Востока, по своим размерам второй в Византии после Константинополя и третий в регионе после Константинополья и Багдада, население которого по разным оценкам составляло около 100.000 человек и где, особо не стесняясь, свободно держал защиту гарнизон из 27.000 воинов, из которых 7.000 составляли всадники[2]. Итак, что же нам известно про численность армии крестоносцев, которая после долгого марша, лишении и потерь, в конце октября 1097 года начала осаду города? Согласно:

- Раймонд Ажильскому в армии христиан изначально, к моменту начала осады Антиохии, было 300.000 человек, способных держать оружие[3],
- Гийома Тирскому в наличии изначально, к моменту начала осады города, было 300.000 человек, способных держать оружие[4], при том было 70.000 лошадей[5], что тоже может косвенно указать на большое численность армии,
- Кемаль-ад-дину, когда франки сосчитали наличные силы, выяснилась, что у них 320.000 воинов[6].

Относительно событии у Антиохии нам известны и другие численные данные отрядов поменьше, которые могут косвенно указать на размер численности общей армии. Так:
- Аноним[7], Петру Тюдебод[8], Гвиберт Ножанский[9], Бодри Долский[10] и Оредрик Виталий[11] упоминают 20.000 воинов, которые вышли в поход для добычи провианта и фуража,
- Смбат Спарапет про тот же эпизод упоминает 10.000 воинов, которые действовали под началом только Боэмунда[12].

Осада Антиохии выдалась долго и трудной. В результате разного рода лишений - холода, голода, дезертирства, боевых и небоевых потерь силы воинов Христа постепенно начали таять и, к концу осады мы имеем дело уже с другими цифрами. Эти данные в самом полном виде представлены у Оредрик Виталий, согласно которому крестоносцы на бой 28 июня вышли разделенные на 7 отрядов, в составе которых соответственно были 30.000, 30.000, 15.000, 20.000, 4.000, 1.000 и 30.000 воинов (итого 130.000)[13]. Добавим, что, согласно Матфею Эдесскому армия христиан составляла 165.000 воинов, из которых 15.000 всадники[14], а Смбат Спарапет говорит про 185.000 воинов, из которых 15.000 всадники[15].

И наконец численность армии Кер-Буги, которая подошла к Антиохии в начале лета 1097 года. Так, согласно:

- Фулхерий Шартрскому армия Кер-Буги составляла 660.000 воинов[16],
- Альберта Аахенскому в армии ислама было 200.000 только всадников[17],
- Гийома Тирскому в наличии была армия в 200.000 воинов[18],
- Матфей Эдесскому[19] и Смбат Спарапету[20] было 800.000 всадников и 300.000 пехотинцев, однако здесь следует учитывать нюансы передачи данных некоторыми армянским хронистами, связанные с армянским алфавитом, в итоге которого иногда получается "лишняя ноль",
- Ахарон Александрийкому армия мусульман составляла 440.000 человек[21],
- Михаил Сирийцу против христиан действовали 100.000 только всадников[22],
- Исхаку Дьякону против крестонсоцев действовали 100.000 только всадников[23].

И наконец последний эпизод, поход на сам Иерусалим. Здесь численных данных несравненно меньше, но вот Кемаль-ад-дин силы воинов Креста оценивает в 100.000 воинов. Относительно этого эпизода, однако, известны и другие данные. Так, по Раймонду Ажилскому армия, осаждавшая Иерусалим, согласно расчетам самих же лидеров похода, состояла из не более чем 12.000 человек, притом туда входили и многие бедняки и раненные, а рыцари едва составляли 1.200 или 1.300 человек, это, уже согласно оценке самого автора[24]. В свою очередь Альберт Аахенский передает, что при подходе к Иерусалиму армия крестоносцев составляло 50.000 человек, однако, по его утверждению, к бою были готовы лишь 20.000 человек[25], притом в начале осады в армии были 60.000 человек, в том числе и женщины[26]. И наконец Гийом Тирский передает, что численность всех людей в армии, включая женщин, составляла 40.000 человек, из которых 20.000 были пехотинцами, а 1.500 всадниками, притом автор не забывает добавить, что в армии были и другие люди, в том числе старики и больные люди[27].

И наконец, стоит опять вспомнить, что военный потенциал Сельджукского султаната в общем составлял примерно 400.000 воинов самого разного уровня.

Итак, исходные данные в общем изложены и все авторы в целом сходятся на том, что:

1) в отрезке Константинополь-Антиохия действовала постепенно тающая армия христиан не меньше, чем в 600.000 воинов,
2) из Никеи вышла армия в ок. 500.000 человек,
3) к Антиохии достигла армия в составе ок. 300.000 воинов,
4) к лету 1098 года армия составляла ок. 150.000 воинов,
5) в отрезке Антиохия Маарат ан-Нуман действовала армия в ок. 100.000 воинов,
6) к городу Арка подошла армия в ок. 80.000 человек,
7) к Иерусалиму подошла армия в ок. 60.000 человек,
8) под Никеей против христиан действовала армия в ок. 50.000 воинов,
9) под Дорилеоном исламская армия составляла не меньше 200.000 воинов,
10) армия Кер-Буги составляла не меньше 300.000 воинов,
11) под Аскалоном Фатимиды выставили 200.000-ую армию.

_______________________________________
[1] Анна Комнина (книга 11, глава 3).
[2] Гийом Тирский (книга 4, глава 11).
[3] Раймонд Ажильский.
[4] Гийом Тирский (книга 4, глава 12).
[5] Гийом Тирский (книга 4, глава 17).
[6] Кемаль-ад-дин.
[7] Аноним (книга 5).
[8] Петр Тудебод (глава 5).
[9] Гвиберт Ножанский (книга 4, глава 2).
[10] Бодри Долский (книга 2).
[11] Ордерик Виталий (книга 9, глава 9).
[12] Смбат Спарапет.
[13] Ордерик Виталий (книга 9, глава 12).
[14] Матфей Эдесский (книга 2).
[15] Смбат Спарапет.
[16] Фульхерий Шартрский (глава 14).
[17] Альберт Аахенский (книга 4, глава 10).
[18] Гийом Тирский (книга 5, глава 12).
[19] Матфей Эдесский (книга 2).
[20] Смбат Спарапет.
[21] Аарон Александриаци ("Памятная надпись 1098 года").
[22] Михаил Сириец (книга 15, глава 7).
[23] Исахак Дьякон “Летопись” (глава 20). Принято считать, что данная работа есть просто армянский перевод труда Михаила Сирийца, "Летопись", хотя и даже сторонники этой концепции согласны, что перевод более, чем вольный и далекий от оригинала. Думается, однако, что на самом деле мы имеем дело с отдельным трудом и это не перевод. И впрямь, если не считать некоторые совпадения, которые, в принципе, могут иметь место в подобных работах, так как автор армянского перевода Исахак Дьякон действительно широко использовал труд Михаила Сирийца, все остальное указывает на то, что мы имеем дело с отдельными работами. В этой связи самое показательное, это отношение к армянам. Если в случае с Михаилом Сирийцом мы, очевидно, имеем дело с сирийцом или с айсори, который весьма прохладно относится к армянам и часто упоминает их в негативном свете, то Исахак Дьякон весьма тепло относится к армянам и, например, живо радуется успехами армянских царей. И наконец стоит добавить, что, согласно современным научным данным, Михаил Сириец умер в 1199 году, в том случае, как труд Исахака Дьякона заканчивается 1227 годом.
[24] Раймонд Ажильский.
[25] Альберт Аахенский (книга 5, глава 40).
[26] Альберт Аахенский (книга 5, глава 45).
[27] Гийом Тирский (книга 8, глава 5).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 21:43 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Крестоносцы начали осаду города Никея с применением всех известных сил и средств Европы образца конца XI века, но скоро выяснилась, что с одной стороны монументальные укрепления города, которые были созданы еще заботливыми руками василевсов, а с другой стороны сила и решительность гарнизона нивелируют все усилия осаждающей армии, при том скоро воинам Креста стало еще и известно, что с тыла к осаждающим в главе солидной армии в составе 50.000 человек[1] начинает подходит сам владелец города, Кылыч-Арслан собственной персоной.

I этап – 16 дней подряд гарнизон города отбивал все нападения христиан, ожидая прибытия своего господина.
II этап – Утром[3] 21 мая авангард армии Иконейского султаната в составе 10.000 воинов[4] с юга нанес удар по христианской армии, но в итоге, потеряв 4.000 воинов[5], был отброшена назад.
III этап – Утром[5] 22 мая, нанеся отвлекающий удар в районе позиции Годфрида, а основной удар в районе позиции Раймонда[6], с целью прорваться к городу в бой пошла основная армия Иконейского султана, однако в упорной рубке, которая растянулась до конца дня[7], основная армия мусульман тоже была отброшена. Многие отличились в этот день, но особую славу заслужил Танкред Тарентский, который, действуя в авангарде подошедших на помощь сил, в единоборстве одолел и убил командира вражеской конницы, который тоже был впереди[8]. В этом бою отличились еще многие славные рыцари и прежде всего три брата лотарингца и Боэмунд, но все эти доблестные поступки подробно и красиво описаны у Грендору и нет смысла повторить этого автора. В этот кровавый день воины Креста потеряли много воинов, но несравненно больше потерь было у Кылыч-Арслана, в том числе 3.000 пленными[9].
IV этап – Начиная с конца мая и до половины июня крестоносцы, при широком применении осадных орудии, предприняли ряд попыток штурма города, однако не достигли никакого успеха. Закончилась неудачей и попытка через подкоп и разрушения одной из башен ворваться в город с южной стороны, так-как гарнизон города быстро восстановил разрушенный участок. В ходе этих боев отличился Годфрид, которому удалось метким ударом из сильного арбалета уничтожить одного из сильных воинов или предводителей противника[10]. В то же время, понимая, что без полной блокады города, то есть закрытия пути через Асканское озеро, гарнизон города практически нескончаемым потоком получать будет подкрепление и невозможно будет ее ослабить хотя бы затяжными боями, христианские лидеры обратились к Алексею I. В итоге осаждавшие, перетащив по земле, с стороны моря в озеро ввели византийские лодки, этим наконец добившись полной блокады осажденного города.
V этап – 19 июня крестоносцы предприняли всеобщий штурм и на некоторых участках стен добились серьезных успехов. В этих условиях, понимая, что город рано или поздно уже падет, вражеский гарнизон начал сепаратные переговоры с Татикием и сдался отряду Мануила Бутамита[11], который с стороны озера вошел в город и поднял там императорский флаг[12].

Из знатных воинов в время осады крестоносцы потеряли Гви Порсесу, Балдуина Гувадерон и Балдуина Гентского. Точная численность потерь сторон не известна, однако по самим общим оценкам можно предположить, что крестоносцы в общем и целом, с учетом всех вышедших из строя, потеряли около 5.000, а противник около 40.000 воинов.

_______________________________________
[1] Альберт Аахенский (книга 2, глава 25); Грендору Дуаский (глава 53), причем, сопоставленные данные последнего автора (глава 63 и 67) далее дают цифру в 45.000 воинов, что тоже в некотором роде подтверждает предыдущую информацию.
[2] Анна Комнина (книга 11, глава 1).
[3] Грендору Дуаский (глава 63) определяет силы авангарда противника в 15.000 воинов, однако, думаю, что в данном случае информация современника Альберт Аахенского более корректна.
[4] Гийом Тирский (книга 3, глава 4) и Фульхерий Шартрский (глава 4) на данном этапе сражения потери противника определяют в 200 воинов, но можно предположить, что он имеет в виду только те потери, который противник понес на участке Годфрида, который на данном этапе был второстепенным и основной удар принял на себя Раймонд Тулузский. В итоге можно предположить, что Гийом имеет в виду всю совокупность потерь противника на данном этапе сражения, а Фульхерий только потери противника на одном из участков.
[5] Анна Комнина (книга 11, глава 1).
[6] Раймонд Ажильский.
[7] Анна Комнина (книга 11, глава 1).
[8] Рауль Каенский (глава 16).
[9] Грендору Дуаский (глава 53).
[10] Альберт Аахенский (книга 2, глава 33).
[11] Анна Комнина (книга 11, глава 2).
[12] Про указанные события, в общих выражениях и не добавляя подробностей, знают Матфей Эдесский (книга 2); Смбат Спарапет; Вардан Великий (глава 64); Ованнес Парламеци, Хетум II, Хетум Историк и Аноним Эдесский (глава 244).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 21:55 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Глава 5
Битва у Дорилеона[1]


Решающие события, которые происходили на ближайшие дни после захвата Никеи, имели огромное значения для всего предприятия крестоносцев и поэтому они достаточно подробно описаны не только хроникерами, которые в той или иной мере передают нам историю похода, но и всеми последующими исследователями. В то же время нужно сказать, что указанные события, которые происходили в отрезке 26 июня - 1 июля 1097 года на дороге между Никеей и Дорилеоном, оказались незаслуженно обделенными вниманием основной массы исследователей, которые или вовсе упускали ее и, сразу после того, как заканчивали слово о взятии Никеи, переходили к изложению хода событий в долине Дорилеон, или излагали ход событий в общих чертах, по сути передавая нам лишь общую, упрощенную канву событий. Так, указанным дням в своем фундаментальном труде Успенский Ф.И. уделил лишь буквально пару строк[2], Заборов М.А. чуть более щедр и про данный этап говорит в размере одного абзаца[3], Перну Режин на счет битвы у Дорилеон вообще ограничивается общими словами[4], и лишь один Жозеф Мишо[5], правда, как и Заборов, опять в размере одного или скорее пол абзаца, говорит о продвижении крестоносцев в отрезке Никея-Дорилеон, притом с попыткой более или менее точно связать все к хронологии дней. Примерно такая же картина и у других исследователей.

В то же время следует сказать, что в последнее время, особенно на Западе, начинают предприниматся попытки выявить логистику действии античных и особенно средневековых армии, притом обращается достаточно серьезное внимание в том числе и таким вопросам, как возможность продвижения армии по определенной дороге в определенное время, вопросу снабжения армии, организации боевого и тылового охранения и другим подобным деталям[6]. В более узком виде, уже на примере Первого крестового похода, логистические вопросы на достаточно серьезном уровне, хотя и не без изъянов, были подвергнуты анализу Дж. Франсом[7]. В подобном же ключе написана и работа Б. Бахрах[8].

Прежде чем продвинутся дальше, нахожу нужным сделать несколько замечаний по поводу логистических схем Дж. Франса. Так, Франс, пытаясь выявить самый вероятный ход событии и ставя акцент на некоторые организационные моменты, сделал ряд примечательных выводов, которые мы сами далее учтем при построении уже нашей логистической схемы.

- Автор прежде всего ставит акценты на фактор лошадей, дескать у каждого рыцаря их примерно трое (стр. 124-127). В этой связи стоит сказать, что на практике не все рыцари имели столько средств, чтоб тащить за собой этот войсковой идеал, при том в тяжелых походных условиях часто трудно было содержать и одну лошадь, то есть как итог, вывод автора на данном пункте считаю оторванным от практики и основанным лишь на теоретическом идеале,
- Автор ставит под сомнение многочисленные сообщения первоисточников о том, что численность крестоносцев была необычайно высока (стр. 127), однако ни одним конкретным доводом это не обосновывается. Единственный довод по сути своей содержится в том, что в некоторых эпизодах действуют и упоминаются относительно малые силы, однако легко понять, что в этом случае мы имеем дело всего-то с частью сил, а не с всей армией крестоносцев,
- Очередной довод автора состоит в том, что, на некоторых примерах упоминается оплата, которая была выдана некоторым отрядам (стр. 129) и на этой основании делается попытка рассчитать общую численность христиан, метод, однако, по моему мнению не действенный, так как здесь просто речь идет о части армии и нет никаких упоминания о том, что речь о всей армии,
- На страницах 129-132 и 134-135 автор делает ряд ценных замечании о том, что и как могло послужить причиной больших потерь крестоносцев вне боевой обстановки, при том автор упоминает и обосновывает и такие явления, как дезертирство, плохая погода, дорожные трудности и потери, связанные с этим (стр. 137-139). В этой связи можно сказать, что конечно же автор прав, однако с одной стороны трудно понять, почему "автор стучит в открытую дверь", все это в источниках нашло свое прекрасное описание и не нужно быть не "суперкритиком", не искать ответы на "суперкритицизм", а с другой же стороны сами сообщения о крупных потерях говорят про большую численность крестоносцев,
- Автор находится под определенным "гипнозом Барбароссы", когда за эталон берет немецкую армию Третьего крестового похода (стр. 136), однако подход более чем странный, так как армия Первого крестового похода была построена совсем по другим принципам,
- Автор, в итоге так и не дает хотя бы оценочных сведении, лишь очень приблизительно оценивая численность армии второй волны Первого крестового похода в размере 50-60.000 (стр. 142), что в многом обесценивает все его построения.

Несколько слов и про выводы Бахраха. Сей автор в основном делает упор на вопросы снабжения армии, находившегося в походе, притом основной акцент ставится на снабжении армии провиантом с помощью телег. Не обделены вниманием и вопросы фруажировки. В этой связи нужно просто добавить, что многие участники похода свою еду несли на себе, притом между пунктами Никея-Дорилеон около 135-140 км, по сообщениям первоисточников это расстояние было пройдено за 6-7 дней, а в этом случае даже в принципе можно обходится с запасом еды, который человек несет сам на себе. Примечательно, что автор расстояние между Никеей и Дорилеоном определяет в 95 км (стр. 45), в том случае, как это дальность измерена по принципу "прямой линии" или полета птицы, тогда как, как на практике по дорогам там 135-140 км. И наконец добавим крайне интересное сообщение Грендору Дуаского, который четко упоминает про многочисленные большие и малые телеги, с помощью которых к крестоносцам еще под Никеей были доставлены хлеб, вино и пшеница[9].

_______________________________________
[1] Про указанные события, в общих выражениях и не добавляя подробностей, знают Матфей Эдесский (книга 2); Смбат Спарапет; Вардан Великий (глава 64); Аваг Себастаци, Кемаль-ад-дин, Ибн аль-Каланиси, Ибн аль-Асир и Абуль-Фида.
[2] См. указанную работу - http://litlife.club/br/?b=28623&p=9.
[3] См. указанную работу - http://militera.lib.ru/h/zaborov/02.html.
[4] См. указанную работу - http://militera.lib.ru/h/pernaud/pre.html.
[5] См. указанную работу - http://militera.lib.ru/h/michaud/03.html.
[6] В этой связи считаю очень ценным следующий коллективный труд западных коллег - "Logistics of warfare in the Age of the Crusades" edited by John H. Pryor, 2006.
[7] См. France, John "Victory in the East: a military history of the First Crusade", Cambridge University Press 1994.
[8] См. "Logistics of warfare in the Age of the Crusades" edited by John H. Pryor, 2006, pp. 43-62.
[9] Грендору Дуаский (глава 51).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 22:01 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Стоит сказать, что, разбирая цепочку событии после выхода крестоносцев из Никеи и до появления их у Дорилеона, все без исключения исследователи, пытаясь выявить логистику событии и, прежде всего, проблему продвижения армии определенной численности на определенной территории в определенное время, исходили из собственных концептуальных представлений о численности армии крестоносцев. Так, например Дж. Франс, отвергая все многочисленные сведения первоисточников про численность крестоносцев второй волны Первого крестового похода, исходил из предположения, что численность армии крестоносцев на деле составляла ок. 50-60.000 человек[1] и именно на этой основе и далее построил всю логистику событии.

Выше я уже обозначил свой подход к вопросу о численности крестоносцев, в частности указывая еще и этапы эволюции этой самой численности. Так, в частности, я, более согласованно, чем тот же Франс, пришел к выводу, что при выходе из Никеи численность армии крестоносцев составляла ок. 500.000 воинов. Следовательно, ниже, при постройке моей схемы логистики событии, я буду основываться на этой цифре, которая, при нынешних веяниях науки, с первого взгляда может казаться неким "еретическим течением", но которая, по моему глубокому убеждению, вполне может соответствовать действительности[2].

Прежде, чем продвинуться дальше, предлагаю учесть еще вот что. Согласно несколько упрощенной схеме логистики, если предположить, что 100.000-ая армия движется по дорогам Малой Азии шеренгами в среднем по 20 человек, то мы будем иметь 5.000 шеренг по 20 человек. То есть, если для каждой шеренги мы условно возьмем 30 метров ширины и 2 метра длины, то такая колонна растянется на 10.000 метров (10 км). Можно посмотреть на карту и изучить дорогу, которая сейчас ведет из Никеи (современный город Измит в Турции) до долины города Дорилеона (современный город Эскишехир в Турции). Там около 130 км и тогда выяснится, что дорога в начале примерно на 50 км идет по полям, где походная колонная может развернуться "лавой" более, чем на 30 метров, потом еще на около 50 км дорога уходит к горам, где впрочем самое узкое место составляет все те же 30 метров, и наконец оно опять постепенно выходит к равнине Дорилеон, сответственно опять расширяясь и давая возможности "походной лаве" развернутся. Итак, конкретно на примере данного отрезка дороги очевидно, что 30 метров, которые мы взяли за основу, является скорее минимальным, чем средним показателем ширины дороги и на деле там могли быть условия получше. В итоге мы будем иметь длинную "змею" в 100.000 воинов, которая будет иметь ширину в 30 метров и длину в 10.000 м.

Упомянутая "змея" стоит особого обсуждения. В лице последнего мы имеем дело с очень распространенным заблуждением, которое берет свое начало еще с легкой руки считавшегося классиком военной истории Ганса Дельбрюка. Так, обсуждая численность напавшей на Грецию Ахеменидской армии, которая согласно данным Геродота состояло из 5.283.220 воинов[3], Дельбрюк приходит к остроумному и верному с первого взгляда выводу. Согласно автору, так-как в XVIII-XIX веках немецкий армейский корпус (30.000 воинов) без обоза тянулся нa 3 немецких мили (22,260 км), то и армия Ахеменидов в свою очередь должен был бы растянутся на 420 мили (3.872 км). Продолжая свое остроумное сравнение, автор приходит к впечатляющему выводу, что, после того, как первые воины Ахеменидской армии достигнут Фермопил, последние воины еще будут находится восточнее Тигра, в окрестностях столицы Сузы[4]. В случае с Ахеменидской армией приведенная численность в 5.283.220 воинов и впрямь неубедительна, но не по указанной Дельбрюком причине, а просто из за того, что сама Ахеменидская империя (как и впрочем любое другое античное государственное образование) просто не имела и не могло иметь столько воинов. При том принципиально верный сей вывод создал впечатление, что сравнения Дельбрюка и выводы, сделанные на ее основе верны и являются универсальным методом определения численности армии. На деле, однако, указанный метод имеет один серьезный и принципиальный недостаток, который делает нулевым эффективность данного подхода. Неизвестно почему Дельбрюку и его последователям казалась, что армия должна двигаться фигурой огромной "змеи", ведь германский армейский корпус (30.000 воинов) XVIII-XIX веков продвигался именно так. Но Дельбрюк упустил, а последовавшие ему историки видимо не придали значения тому, что в одном случае речь идет о 30.000, а в другом случае об армии, которая в своем составе имеет несколько и даже в десятки раз больше воинов. И если 30.000-ый армейский корпус может позволить себе растянутся "змеей" в 22,260 км, что само по себе является неэффективным состоянием и допустимо только в особых случаях, когда в наличии только одна дорога, то для военной единицы в несколько, а то и десятка раз больше, это не только неприемлемо, но и является бессмысленным и неэффективным состоянием. Командир, имеющий например 300.000-ую армию, вместо того, чтоб растянуть последнюю бессмысленной длиной в 222,600 км, может спокойно разделить ее на десять 30.000 "германских корпусов" и послать их на территорию врага десятью разными дорогами, заранее договорившись с их командирами об общем направлении движения, вариантах действии, месте встречи, методах связи и сроках. Тому же командиру армии ничего не может помешать держать связь между углубившимися в вражескую территорию "германскими корпусами" через гонцов. При том нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что стратегически более выгодно вторгнутся на территорию врага не одной армией с одной стороны в 300.000 человек, а десятью армиями по 30.000 человек с десятка сторон.

_______________________________________
[1] См. France, John "Victory in the East: a military history of the First Crusade", Cambridge University Press 1994, p. 142.
[2] Наверно нелишне будет отметить, что подобные круглые цифры на практике практически не встречаются и даже лидеры крестоносцев не знали точную численность собственной армии с точностью до десятка воинов, особенно на конкретном временно-пространственном уровне. С учетом данного обстоятельства, приведенные круглые числа в многом условны и предназначены не для отображения конкретной численности армии с точностью до десятка воинов, а скорее всего призваны показать в каких границах оно может колеблется. В конкретном случае, например, армия крестоносцев мог составить 489.567, 478.251, 501.528, 520.956 или вразумительно-близкое к 500.000 цифру, что, однако, с позиции данной темы практического значения не имеет.
[3] Геродот "История" (книга 7, глава 186).
[4] Дельбрюк Г. "История военного искусства", Москва 2001, том 1, стр. 44.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 22:16 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Итак, утверждая, что при Никее из изначальной 600.000-ой армии крестоносцев по самым разным боевым и не боевым причинам выбыло масса людей и, исходя из того, что далее из Никеи продвинулась на восток армия в составе ок. 500.000 воинов[1] , прежде всего заметим, что указанная армия это сделала не сразу, не всем составом и даже не одной дорогой. Выше я уже описал принцип продвижения по корпусам[2], которую я представил в моей специальной статье, посвященной вопросу о численности воинов в античности и в средневековье, и теперь распространить ее и на данный случай, в итоге, с применением последнего и с учетом сведений из первоисточников, построить обоснованную логистику событий[3].

Как очевидно из первоисточников, еще до получения разрешения императора[4], часть армии крестоносцев под началом Норманского клана, 26 июня вышла из города и начала свое продвижение к Гробу Господня. В самом грубом виде можем предположить, что под началом Боэмунда и Танкреда Тарентских, а так же Роберта Нормандского и других находились ок. 300.000 воинов, а остальные 200.000 были еще под началом лидеров Французского клана, так-как религиозное рвение и воодушевление людей, особенно после взятия Никеи, очевидно не дало бы им остаться на месте, ожидая такого для многих гипотетического явления, как разрешение императора. Так же из сообщений историков Норманского клана очевидно, что фиксируемые ими даты относятся в многом именно к продвижению "штаба" или группы лидеров, которые действовали на отменных лошадях и вполне могли превысить лимит в 30 к/м в день, которую мы взяли за основу для основной массы среднестатистических крестоносцев.

Итак[5], проскакав за день примерно 70 к/м, уже к концу дня "штаба" Нормандского клана и их окружения, в лице Боэмунда и Танкреда Тарентейских, Роберта Нормандского, Ричарда и Роджера Салернских, а также Этьен д’Блуа и других, дошли до района несколько севернее современного Билиджика, где и расположились в промежуточном дорожном лагере, ожидая прибытия растянувшихся по дороге сил. Именно этим, кстати, и объясняется дальнейшая пауза лидеров Норманского клана на два дня[6], так как их основная армия, очевидно не успевала за бешеным темпом продвижения своих лидеров[7].

Для наиболее ясного представления схемы продвижения по корпусам армии Нормандского клана, нужно учесть следующее:

- мы исходим из того предположения, что в долгий летный день 26 июня первый корпус армии Нормандского клана вышла в путь в районе 06:00 часов утра,
- первый корпус армии Нормандского клана продвигалась с средней скоростью 3-4 к/м в час и за 3 часа, то есть в районе 09:00 часов утра первый воин уже прошел 10 к/м, а последний воин уже примерно пол часа, как был в дороге.
- в первый день все корпуса, где бы они не находились, в районе 15:00 заканчивают свое суточное передвижение и совершают привал на ночь, при том это обстоятельство особенно важна тем, что в этом случае удается удержать заранее решенный интервал между корпусами, даже несмотря на то, что в итоге в первый день корпуса пройдут неровное количество пути и, если первый корпус пройдет "все положенные" 30 к/м, то второй корпус лишь 20, а третый корпус - 10 к/м.

Схему продвижения по корпусам армии Нормандского клана 26 июня по часам отражена в рисунках 2-5, где цветами черный, красный и зеленый обозначены соответственно путь продвижения первого, второго и третьего корпусов.

Изображение
Рисунок 2. Примерные границы расположения армии крестоносцев после взятия Никеи и до 26 июня 1097 года.

Изображение
Рисунок 3. Схема продвижения первого корпуса Норманского клана в отрезке времени 06:00-09:00 26.06.1097 года.

Изображение
Рисунок 4. Схема продвижения первого и второго корпуса Норманского клана в отрезке времени 09:00-12:00 26.06.1097 года.

Изображение
Рисунок 5. Схема продвижения первого, второго и третьего корпуса Норманского клана в отрезке времени 12:00-15:00 26.06.1097 года.


_______________________________________
[1] Матфей Эдесский (книга 2).
[2] В этой связи характерно, что, обосновывая необходимость раздела сил у моста Левке, Рауль Каенский (глава 20) сетует на то, что в этом случае походная колонна не была бы чересчур растянутой.
[3] Мою указанную статью можно посмотреть на http://www.academia.edu, Проблема численности воинов в античности и в средневековье.
[4] Роберт Реймский (книга 3, глава 2) говорит, что лидеры крестоносцев послали специального посланника к Алексею, а Фульхерий Шартрский (глава 4) отмечает, что согласие императора на продвижение было получено только 29-ого июня. В то же время Анселм Рибемонский прямо (Письмо 1), а Аноним (книга 3), Петр Тудебод (глава 3) и другие историки Норманского клана косвенно, утверждают, что армия выехала из Никеи 26-ого числа. В этих условиях очевидно, что "ослушались" императора прежде всего именно представители Норманского клана, которые, пропорционально удалению от Константинополя, все меньше и меньше находили основания прислушиватся к мнению Алексея, а представители Французского клана, в условиях фактического продвижения как минимум половины армии, все же "для приличия" дождались согласия императора и, согласно еще и Гийом Тирскому (книга 3, глава 14), вышли в поход лишь 29-ого июня.
[5] Стоит сказать, что битва у Дорилеона описана без исключения всеми европейскими хронистами, которые задались целью написать историю Первого крестового похода, а так же Анной Комниной. В этой связи, дабы не быть вынужденным для каждого эпизода приводить длинные и в данном случае уже ненужные ссылки на их работы, сразу хочу подчеркнуть, что при описании событии я имел ввиду следующих авторов - Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3); Раймонд Ажильский; Фульхерий Шартрский (глава 4, 5); Боэмунд, Раймонд, Годфрид, Роберт Норманский, Роберт Фландрский, Эсташ (Письмо папе) (далее – Боэмунд…); Анселм Рибемонский (Письмо 1); Годфруа, Раймонд и Дамиберт ("Письмо папе") (далее - Годфруа); Этьен II д’Блуа (Письмо Адель) (далее - Этьен); Роберт Реймский (книга 3, глава 2, 3); Рауль Каенский (глава 20-32); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5; книга 8, глава 11); Бодри Долский (книга 2); Альберт Аахенский (книга 2, глава 38-43); Ордерик Виталий (книга 9, глава 7); Генрих Хантингтонский (книга 7); Вильям Мальмсберийский (книга 4, глава 2); Эккехард Аурский; Сигберт Жамблуийский; Аноним Аугсбургский; Аноним Барийский; Грендору Дуаский (глава 85-101); Гийом Тирский (книга 3, глава 13-14); Анна Комнина (книга 11, глава 3). В то же время в отдельных случаях, когда найду нужным, точечные ссылки все же будут.
[6] Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3).
[7] В этой связи интересно, что, по словам историка своего же клана Раулья Канского (глава 20), Боэмунд, Танкред и Роберт Норманксий были недовольны по их мнению ненужной осторожностью простых людей, очевидно в многом пехотинцев, и стремились, оставив их, продвинутся вперед как можно быстрее.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 22:39 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
27 июня, когда "штаб" Норманского клана все еще ожидал своих и попутно занимался разведкой наиболее удобных дорог на восток, корпуса ее армии продолжили свое продвижение уже по полному дневному плану в 30 км, а корпуса армии Французского клана начали свое движение на восток по той же схеме, как продвигались корпуса Норманского клана в предыдущий день.

Схема продвижения армии крестоносцев 27 июня отражена в рисунке 6, где цветами черный, красный и зеленый обозначены соответственно пути продвижения первого, второго и третьего корпусов, а цветами синий и сиреневый обозначены, соответственно, продвижения четвертого и пятого корпусов армии крестоносцев (корпусы Французского клана).

Изображение
Рисунок 6. Схема продвижения армии крестоносцев 27.06.1097 года.


К 28 июня, когда члены "штаб" Норманского клана уже два дня, как был севернее современного Билиджика, к концу 27 числа они встретили свой первый корпус, а в второй половине дня и поздно ночью свои два последних корпуса. Вечером 28 числа прибыл четвертый корпус Французского клана, к середине 29 числа подоспел пятый корпус, а к самому концу дня галопом добрался и "штаб" Французского клана и их окружения, в лице Готфрида д’Бульон, Эсташа и Балдуина д’Булонов, Гуго Великого Капетинга, Раймонда Тулузского, Роберта Фландрского[1], Балдуина д’Бург, Татикия и других, повторив схему "штаба" Норманского клана 26 числа.

Того же 29 числа, но еще в районе 06:00, первый корпус Норманского клана, имея в авангарде "штаб" своих смельчаков, начал свое продвижение в восточном направлении, выбрав дорогу, которая была более короткой и вела к маленькому поселку Согут современной Турции. В то же время, не отставая от норманов, первый корпус Французского клана выбрал южную, несколько длинную дорогу, притом второй корпус и норманов, и французов последовали за своими уже к 09:00 часов утра. И наконец к 12:00 часов дня последний корпус, который уже успел отдохнуть, следуя армии Французского клана, выбрал дорогу на юг. Что же касается "штаба" Французского клана, то Годфрид и его соратники, успев как следует отдохнуть, вышли в путь по следам последнего корпуса и вечером были уже в расположениях своего второго корпуса и общего лагеря христиан[2].

Схему продвижения армии крестоносцев 29 июня по часам отражена в рисунке 7-9, где цветами черный и красный обозначены соответственно пути продвижения первого и второго корпуса Норманского клана, а цветами зеленый, синий и сиреневый обозначены соответственно продвижения третьего, четвертого и пятого корпусов армии крестоносцев (корпусы Французского клана).

Изображение
Рисунок 7. Схема продвижения первых корпусов Норманского и Французского кланов в отрезке времени 06:00-09:00 29.06.1097 года.

Изображение
Рисунок 8. Схема продвижения первыхи и вторых корпусов Норманского и Французского кланов в отрезке времени 09:00-12:00 29.06.1097 года.

Изображение
Рисунок 9. Схема продвижения первого и второго корпусов Норманского клана и трех корпусов Французского клана в отрезке времени 12:00-15:00 29.06.1097 года.

Изображение
Рисунок 10. Схема продвижения армии крестоносцев по корпусам 30 июня, а так же первой половине дня 1 июля 1097 года


И наконец схема продвижения армии крестоносцев по корпусам 30 июня, а так же первой половине дня 1 июля[3] показана на рисунке 10.

Пока крестоносцы, совершая свои необычные для Европы продвижения по частям и, успешно решив задачи армейской логистики, с запада частично входили в долину Дорилеон, а частью уже углубились в долину[4], собирал свои силы и находившегося в бешенстве от потери своего стального города, жены, а так же нескольких сыновей султан Иконейского султаната Кылыч-Арслан, который не только успел прийти в себя, но и сколотить внушительную армию. Так, очевидно с помощью серьезных уступок уладив спорные вопросы с Ахмедом Гази, в будущих своих предприятиях султану удалось обеспечить поддержку прежде всего именно этого мощного эмира, однако серьезные силы прислали так же и Яги-Сиан, Ридван и Дукак[5], при том очевидно, что другие, более мелкие князья западных территории Сельджукскօго султаната и отделные кочевые или полукочевые племена огузов тоже не остались в стороне от этого дела[6]. Не обделил своего родственника вниманием, однако, и сам султан Баркиярук, который, неустанно собирая армию, тоже все же успел послать некоторые силы и солидную часть своего корпуса гулям под началом своего мосульского наместника Кер-Буги[7].

_______________________________________
[1] Аселм Рибемонкский утверждает, что Роберт Фландрский был в армии Норманского клана, однако другие источники утверждают, что он воевал в составе Французского клана, что более вероятнее и логичнее. Можно предположить, что, поскольку Анселм Роберта Норманского не упоминает, он перепутал последнего с своей тезкой из Фландрии.
[2] В этой связи крайне примечательны слова Альберта Аахенского (глава 38) , что крестоносцы, перед тем, как перейти мост, объединили силы между двумя высокими горами, территория, которая полностью может соответствовать территории нынешней Билиджик (см. Рисунок 6).
[3] В этой связи особенно интересны сведения Раулья Каенского (глава 21), который утверждает, что даже поздно ночью силы корпусов Боэмунда продолжали прибывать к авангарду.
[4] См. коллективное письмо лидеров похода к Папе римскому, где прямо говорится, что бой произошел именно в долине Дорилеона, а не где-то на ее окраинах. Про долину Гаргар говорит и Рауль Каенский (глава 27), а Альберт Аахенский в свою очередь тоже говорит о долине (книга 2, глава 38), называя ее Догорган или Озели. В свою очередь про долину Гурхен говорит Грендору Дуаский (глава 86, 89). Эти сведения подтверждает и Анна Комнина (книга 11, глава 3).
[5] Источники в войсках Кылыч-Арслана четко упоминают арабов и жителей Сирии, которые могли быть подданными именно Ридвана или Дукака (Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3); Роберт Реймский (книга 3, глава 3); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5); Бодри Долский (книга 2); Альберт Аахенский (книга 2, глава 39); Ордерик Виталий (книга 9, глава 7); Генрих Хантингтонский (книга 7)).
[6] Фульхерий Шартрский (глава 5); Ибн аль-Каланиси.
[7] Ряд источников, перечисляя составные части армии Кылыч-Арслана, упоминают "агуларов", что по моему является европизированной формой слово "гулям" (Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3); Роберт Реймский (книга 3, глава 3); Бодри Долский (книга 2); Ордерик Виталий (книга 9, глава 7); Генрих Хантингтонский (книга 7); Ибн аль-Каланиси. В этой связи характерно, что описание данной категории воинов, как элитных, тяжеловооруженных всадников, вполне соответствует описанию гулямов.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 23:15 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
В итоге уже к самому концу июня 1097 года к востоку от Дорилеон был сконцентрирован мощный армейский кулак, в составе 200.000 воинов[1], из которых 150.000 были всадниками[2]. Кылыч-Арслан планировал, избежав правильного сражения, дать христианам выйти на открытое пространство, после чего уже сметать находившихся еще в походном порядке воинов Креста с лица земли мощным натиском своей конницы (смотри рисунок 11).

Изображение
Рисунок 11. Примерные границы, в рамках которого произошло Битва у Дорилеона 1 июля 1097 года.


I этап – Утром 1 июля первый корпус Норманского клана начал было продвижение на восток, но практически сразу же примчались заранее посланные вперед разведчики Танкреда и подтвердили слухи об ужасной угрозе, о которой некоторые сведения начали поступать еще ночью[3] и которое вот-вот обрушится на паломников. В созданных исключительных обстоятельствах Боэмунд, сразу же отправив вестника к другим корпусам, приказал подручными средствами укрепить западный берег реки современного Согутлу[4]. Не успели, однако, еще христиане под градом стрел уже подоспевших 150 всадников противника закончить это дело, как, появился вражеская армия и с грозным кликом "Аллах акбар" бросился на христиан[5]. В итоге начался и несколько часов продолжился упорный бой, в котором преимущество постепенно начинало переходит к Кылыч-Арслану, который уже тогда потерял 1.000 воинов[6]. В то же время следует отметить, что непростым было и положение отступившего Танкреда, который держал оборону на левом фланге христиан[7]. Здесь противнику удалось выманить из оборонительных позиции крупный отряд норманов под началом нарушившего приказ остаться на месте брата Танкреда Гийома и ловким образом окружая ее. Далее, несмотря не героическую и упорную защиту, а так же отчаянную, но безуспешную контратаку самого Танкреда[8], после многочасового боя противник, в итоге отчаявшись одолеть христиан в ближнем бою, накрыл их залпами 500 арбалетчиков[9] и только так полностью уничтожил отряд Гийома[10]. В итоге наконец-то прорвавшийся к своим Танкред не только потерял тело уже сраженного стрелами брата, но и собственный флаг и еле спасся[11], и то лишь с помощью прорыва, организованное уже Боэмундом[12].

II этап – Вo второй половине дня мусульманская армия, совершив ложное отступление и выманив вперед основные силы первого корпуса христиан под началом Роберта Нормандского, завлекла последнего под удар собственных лучников. В то же время, в результате жаркого боя у исходных позиции, крестоносцы, потеряв 2.000 воинов[13], подались в бегство, а противник, связав силы христиан по всему фронту и совершив обход правого фланга противника, ворвался в лагерь и нанес силам Боэмунда тяжелые потери. Именно тогда и погиб Роберт Парижский. Христиане потеряли 4.000 воинов[14], однако серьезные потери понесли также женщины, дети и священники, которые находились в обозе.
III этап – Узнав что происходит у себя в тылу, Роберт Нормандский повернул назад част преследовавших мусульман своих сил и нанес удар по ворвавшимся в собственный лагерь силам Кылыч-Арслана. Затухший было бой в лагере возобновился с новой силой, однако на этот раз уже Кылыч-Арслан, введя в бой новые резервы, начал брать верх, попутно уничтожив тех из христиан, которые, пытаясь утолить жажду и пользуясь относительной передышкой, бросились к реке[15]. Христиане потеряли 3.000 воинов[16].
IV этап – Своевременно и быстро покинувший лагерь Боэмунд привел на помощь уже чуть было не отчаявшемуся[17] Роберту силы второго корпуса и обрушил их на сарацин, которые начинали было опять хозяйничать в его обозе[18]. Этим Боэмунд обеспечил крестоносцам некоторый шанс отдышаться, однако в плане резервов наголову превосходящий Боэмунда Кылыч-Арслан ввел в бой новые силы и чаша весов опять начала клонится в сторону мусульман.
V этап – К второй половине дня к лагерю Боэмунда наконец-то подошел первый корпус Французского клана (60.000[19], из которых 40.000 всадников[20]), в первых рядах которого, в главе 300 рыцарей, храбро бросился на противника Гуго Великий[21]. Ситуация начала стабилизироваться, а уже лишенный собственных резервов Кылыч-Арслан начал терять нити боя, в бой послав последние силы, которые было составлены в основном из арабов[22]. Однако, когда по сарацинам ударил второй корпус Французского клана в главе уже с Робертом Фландрским, перевес окончательно перешел на сторону христиан, а после того, как в бой пошли силы третьего корпуса этого же клана под началом самого Годфрида и его родственников, а также и Раймонда Тулузского, армия Кылыч-Арслана стала постепенно отступать, лишь в ходе этого потеряв 4.700 воинов[23].
VI этап – Отступающая армия Кылыч-Арслан попытался укрепиться на цепочке холмов, которые стояли северо-восточнее места сражения, однако христиане выбили ее оттуда. После этого мусульмане, понесшие тяжелые потери, укрепились уже в второй цепочке указанных холмов еще восточнее, где находились сами Кылыч-Арслан и Ахмед Гази[24].
VII этап – Солнце уже клонился к закату, когда христиане подошли к последним рубежам обороны сарацин, притом на острие удара находились относительно свежие силы Годфрида д’Бульон и Раймонда Тулузского. Годфриду, после нескольких неудачных попыток штурма вражеских позиции, удалось достичь своей цели[25] только после того, как силы Гуго Великого нанесли фланговый удар по левому флангу противника, а силы Раймонда Тулузского прорвали правый фланг[26] Кылыч-Арслана и вышли в тыл обороняющимся. Только на этом участке мусульмане потеряли 3.000 воинов[27].
VIII этап – До поздней ночи[28] крестоносцы преследовали противника, нанося ему тяжелые потери. Только на этом этапе противник потерял 30.000 воинов[29]. Среди огромного числа других трофеев победители захватили еще и вражеский лагерь с богатым обозом, где в очень большом количестве им досталось золото, серебро, наличные деньги, шатры, одежда, хлеб, вино, лошади, ишаки, мулы, буйволы, быки, верблюды, бараны, оружие, в том числе луки и особенно стрелы, а так же многое другое.

Из знатных воинов в этом сражении христиане потеряли Роберта Парижского, Годфрида Аспремота из Честонских гор, брата Танкреда Гийома и Герхарда Керизского. Точная численность потерь сторон неизвестна, однако по самым общим оценкам можно предположить, что крестоносцы в общем и целом, с учетом всех вышедших из строя, потеряли около 20.000, а противник около 60.000 воинов.

_______________________________________
[1] Гийом Тирский (книга 3, глава 13).
[2] Гийом Тирский (книга 3, глава 13, 14); Раймонд Ажильский.
[3] Фульхерий Шартрский (глава 4); Гийом Тирский (книга 3, глава 13).
[4] В этой связи интересно, что Аноним (книга 3), Петр Тудебод (глава 3), Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5) и Бодри Долский (книга 2) говорят о том, что в создавшихся опасных условиях паломники начали почему-то ставить шатры, имея в виду цель поломников применить материал шатров для укрепления берега реки, однако Раймонд Ажильский все это воспринимает в прямом смысле, что несколько абсурдно. Суть действия крестоносцев точнее всех уловил и передал только Роберт Реймский (книга 3, глава 2), который к тому же указывает на один важный нюанс - силы Боэмунда пытались как рубежом обороны пользоваться близлежащей рекой, которым могла быть только современный Согутлу. Про все это, впрочем, несколько неопределенно, говорит и Рауль Каенский (глава 21), а самое точное описание наспех созданных укреплении христиан дает Гийом Тирский, согласно которому, с применением фургунов и телег, было создана нечто, похожее на вагенбург, но только ее не в круглом, а в прямом виде (книга 3, глава 13).
[5] Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3); Роберт Реймский (книга 3, глава 2); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5); Бодри Долский (книга 2).
[6] Грендору Дуаский (глава 97).
[7] Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5).
[8] Альберт Аахенский (книга 2, глава 39).
[9] Грендору Дуаский (глава 97).
[10] Рауль Каенский (глава 24-26).
[11] Альберт Аахенский (книга 2, глава 39).
[12] Гийом Тирский (книга 3, глава 13).
[13] Гийом Тирский (книга 3, глава 13).
[14] Альберт Аахенский (книга 2, глава 40); Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[15] Роберт Реймский (книга 3, глава 2).
[16] Альберт Аахенский (книга 2, глава 43).
[17] Роберт Реймский (книга 3, глава 2).
[18] Фульхерий Шартрский (глава 5); Рауль Каенский (глава 23).
[19] Альберт Аахенский (книга 2, глава 41).
[20] Роберт Реймский (книга 3, глава 2); Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[21] Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3).
[22] Генрих Хантингтонский (книга 7).
[23] Грендору Дуаский (глава 100).
[24] Рауль Каенский, рассказывая о действиях Танкреда, который занимал позиции против холмов, то есть на севере или левом фланге христиан, указывает на то, что против его позиции была ставка Кылыч-Арслана (глава 25).
[25] Рауль Каенский (глава 30, 31).
[26] Аноним (книга 3); Петр Тудебод (глава 3); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 5).
[27] Альберт Аахенский (книга 2, глава 43).
[28] Фульхерий Шартрский (глава 5); Роберт Реймский (книга 3, глава 2); Ордерик Виталий (книга 9, глава 9); Генрих Хантингтонский (книга 7); Гийом Тирский (книга 3, глава 14).
[29] Гийом Тирский (книга 3, глава 14).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 23:23 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Глава 6
Трудный переход на Восток


Насытившись трофеями, как следуя отдохнувший и передавший земле тела погибших, 3 июля армия крестоносцев возобновила свое продвижение к Гробу Господня. Из долины Дорилеон христиане вышли по южной дороге, держа путь в направлении к Антиохии Писидийской, до которого было примерно 230 к/м, и к городе Икония, до которого было уже примерно 360 километра. По поводу описания последующих событии источники в основном единодушны и поэтому я, передав общую канву событии, лишь иногда на уровне ссылок обращусь к конкретным деталям.

Долиной Дорилеона по сути своей начинается полупустынное Малоазиатское нагорье и крестоносцам, в условиях июльской жары, в всей ее тяжести пришлось испытать все трудности перехода через эту территорию. В отрезке Халкидон уже Никея были определенные проблемы с провиантом, но своевременные действия Боэмунда их нивелировали. Захват Никеи обеспечил воинам Креста провиантом, которую хватило как минимум до Дорилеона. Последовавшее затем победное сражение смягчила, но уже не нивелировала появившийся проблемы с провиантом, однако, уже в ходе марша к Антиохии Писидийской, указанные проблемы постепенно еще больше усугубились и получили наиболее острый вид. Все без исключения основные хронисты похода жалуются на то, что поход христиан проходил по пустынной или полупустынной территории, которая, к тому же была окончательно опустошена отступавшими силами Кылыч-Арслана - тот взял на вооружение и в полной мере ввел в использовние тактику "выжженной земли". Как общий итог, поскольку о правильном тыловом снабжении в общем уже речь не шло, людям на походе в основном приходилась довольствоваться тем, что было в армии и что люди несли собственными силами, да может еще и редким плодом удачной охоты. В итоге дело иногда доходила до того, что люди начали есть всякие травы и, хотя и до острых форм голода дело так и не дошло, но многие погибли и от голода, и от жажды и от общего истощения сил организма.

Стоит сказать, что неожиданную проблему преподнесли лошади христианской армии. Крупный боевой рыцарский конь и гордость как отдельных рыцарей, так и военной машины всей рыцарской Европы, на прекрасных представителях которых славные воины Христа гордо гарцевали под стенами Константинополя, уже на подходах к Никеи начали утомляться, а после битвы у Дорилеона, в лице все больше ухудшающихся условии ухода за ними в тяжелых походные реалиях, вовсе выбились из сил. Июльский поход по полупустынному ландшафту Малой Азии в направлении Иконии окончательно утомил сильных дестирэ и через неделю две в армии крестоносцев начался массовый падеж этих животных. Не лучше была участь и вьючных животных обоза, которым тоже были не привычны марши на такие дистанции. В итоге, как и на предыдущем примере, здесь тоже основные хронисты похода с грустью в сердце, но все же питаясь сохранить оптимизм, передают нам сюрреалистические картины того, как известные рыцари своего времени скакали сидя на быков, буйволов и даже коров, неся свой багаж и как вьючный скот кроме последних используя еще и коз, свиньей, баранов и особенно крупных малоазиатских собак, которых удавалось достать на местах.

Путь крестоносцев лежал по относительно ровной территории и с логистикой продвижения армии не появлялись никакие проблемы, армия двигалась параллельными колоннами[1], которые в свою очередь были разделены на походные корпуса. К концу июля крестоносцы, оставив в стороне Антиохию Писидийскую, с севера и с запада подошли к городу Икония, которая сдалась без всякого сопротивления. После этого условия похода стали более сносными и появился очередная порция провианта, хотя и жители города не преминули предупредить христиан, что им предстоит еще некоторое время пройтись по безводной территории и следует запастись прежде всего водой.

Как следует отдохнув в Иконии и в ее окрестностях, паломники начали очередной этап своего пути, направляясь к городу Гераклея Кибистра, до которого было ок. 140 километров. В то же время начали поступать сведения, что, в отличии от Иконии, здесь крестоносцам уже предстояло иметь дело с вражеской армией, которая, численностью в 80.000 воинов[2] и под началом уже Ахмеда Гази, который очевидно успел включить в свою армию разгромленные остатки султанской армии из предыдущих сражении, планировала остановить продвижение армии христиан. Достигнув окрестностей Гераклеи за 4 дня, воины Креста привели в боевой порядок собственную армию и атаковали находившегося в засаде[3] силы Гази, при том Боэмунд и Норманский клан действовали на правом фланге[4] христианской армии. Как общий итог, эмир Данишменидов потерпел сокрушительное порожние и, разделив судьбу Кылыч-Арслана под Дорилеоном, с остатками своей армии подался в бегство. Воины Креста без сопротивления вошли в город и, привели в порядок свои силы, получив очередную порцию провианта и за счет богатой добычи восполнив свои потери в оружии, лошадях и вьючного скота.

_______________________________________
[1] Альберт Аахенский (книга 1, глава 1, 3), путаясь в географии и неопределенно, говорит, что паломники поставили лагерь на Черных горах, а потом разделили силы, при том Французский клан вместе с Боэмундом Тарентским продвигались по южной стороне Черных гор, а остальная армия, по северней стороне. Грендору Дуаский (глава 102) тоже, путаясь и неопределенно, говорит примерно об этом же, при этом сведения Гийом Тирского тоже могут косвенно свидетельствовать о том, что как минимум часть крестоносцев продвигался по южной стороне Черных гор, так как он упоминает о том, что, после трудного перехода, некоторые христиане, которые очень мучились без воды, встретили какую-то реку и, необузданно напившись, умерли. Этой рекой вполне могла быть река Антиус, которая текла севернее Антиохии Писидийской и впадала в озеро Акротир (Гийом Тирский книга 3, глава 17).
[2] Анна Комнина (книга 11, глава 3).
[3] Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4); Ордерик Виталий (книга 9, глава 8).
[4] Анна Комнина (книга 11, глава 3).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 23:35 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Судя по всему пауза, которая армия христиан взяла в Гераклее, была достаточно продолжительной. Нужно было пополнить запасы продовольствия и военного снаряжения, дать людям как следует отдохнуть, избежать августовской жары и, что тоже немаловажно, разведать возможные пути продвижения к Святой Земле. Именно тогда и по видимому Годфрид, с своим окружением продвигаясь на юг и очевидно ведя поиск удобной переправы через Антитаврские горы, дошел до моря[1], где выяснил, что удобного пути проникновения на Киликию с западного направления и по берегу моря нет, так-как единственный путь лежал через Караман и на юг, при том в этом случае христианская армия по сути своей возвращалась назад и серьезно продлевала свой путь, а сама дорога была неудобной, оно была зажата между морем и горами и в этом случае крестоносцы фактически уступали бы все оперативное пространство Малой Азии своим противникам. Именно тогда и, между прочим, Годфрид, опрометчиво вступив в единоборство с крупным медведем, получил тяжелую рану, от которого потом долго приходил в себя.

Стоит сказать, однако, что те же недостатки, что и были выявлены, присущи были и двум другим вариантам, которые предлагались для перехода Антитаврских гор и проникновения на Киликию, проходам через перевал Куклака и по перевалу Киликийских ворот. Учитывая все это, уже к концу августа лидеры крестоносцев пришли к выводу, что они сделали некоторый перебор с продвижением на юг, им нужно опять вернутся к северо-восточному направлению и держать путь на Кесарию, продвигаясь по наиболее удобному пути[2], вытеснив Кычыл-Арслана из Малой Азии и ограничить возможности оперативного маневра последнего, при этом предполагалась, что, если удастся достичь восточной части Антитаврских гор, то в этом случае участь Киликии будет предрешена как бы автоматический.

К началу сентября, возобновив продвижение из Гераклеи и двигаясь в северо-восточном направлении, крестоносцы на всякий случай взяли под свой контроль перевал Куклака и подошли к Киликийским воротам, где, в очередной раз собрав в едино силы мусульманской армии, попытался организовать оборону уже один из мусульманских полководцев Яги-Сиана по имени Хасан, который до этого, впрочем неудачно, сделал попытку овладеть Тианной для своегo Господина[3]. Силы крестоносцев, однако, в открытом бою разбили и армию Хасана[4], после чего, овладев крепостью Лулуа, опять видимо на всякий случай, взяли под свой контроль уже Киликийские ворота[5]. Двое перевалов, которые с западной стороны обеспечивали чуть ли не единственный вход в Киликию, по единогласному решению лидеров крестоносцев были переданы местному армянскому князю по имени Симон, который своими действиями до этого серьезно помог армии крестоносцев разбить Хасана и овладеть его укреплением.

После разгрома Хасана, когда армия Креста уже в третий раз самым убедительным образом показала, что мусульманским силам, в всяком случае по состоянию конца 1097 года и в Малой Азии, не под силу тягаться с воинами Креста, Кылыч-Арслан и Ахмед Гази оставили попытки препятствовать продвижению основной армии крестоносцев к Северней Сирии, при том Ахмед вернулся в свои владения, а Кылыч-Арслан отступил в Антиохию. В этих условиях основная армия крестоносцев, продвигаясь по маршруту Тианна-Кесария-Комана-Кокисон, к началу октября вошла в Восточную Киликию, оказавшись в владениях радужно встретившего воинов Креста Татула Марашского. Итак, судьба на сей раз кажется уберегла основную часть армии крестоносцев от особых потрясении и как бы взяла паузу между страданиями, которые крестоносцы потерпели после выхода из Дорилеона и до достижения Гераклеи и темы испытаниями, которые подготовила для них у стен Антиохии. В этой связи, на время оставив по сути своей превратившийся в обычный марш изучение хода похода основной армии крестоносцев вдоль северных склонов Антитаврских гор, предлагаю обратить внимание на события, которые начали развиваться в Киликии, у южной стороны тех же Антитаврских гор.

_______________________________________
[1] Гийом Тирский (книга 3, глава 18).
[2] Рауль Каенский (глава 33).
[3] Аноним (книга 4); Роберт Реймский (книга 3, глава 5); Гвиберт Ножанский (книга 4, глава 1); Бодри Долский (книга 1); Ордерик Виталий (книга 9, глава 8).
[4] Анна Комнина (книга 11, глава 3); Аваг Себастаци.
[5] Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4); Этьена д’Блуа "Письмо Адель" (далее Письмо Адель); Роберт Реймский (книга 3, глава 5); Гвиберт Ножанский (книга 4, глава 1); Бодри Долский (книга 2); Ордерик Виталий (книга 9, глава 8).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Крестоносцы на востоке: Анализ и рассуждения...
СообщениеДобавлено: 06 мар 2019, 23:47 
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 25769
Откуда: Армения, Ереван
Глава 7
Киликийская драма


а) битва за Тарс

В начале сентября, когда основная армия крестоносцев возобновила свое продвижение на восток вдоль северных склонов Антитаврских гор, в Норманском клане было принято принципиальное решение овладеть Киликией, при том норманам особенно прельщало то обстоятельство, что, судя по сведениям разведчиков, здесь не было сколь нибудь серьезных сил сарацин, а местные армяне пользовались практической независимостью и были очень лояльно настроены к крестоносцам. Итак, возможно незаметно отделившись от основной армии у Гераклеи, Танкред в начале того же сентября, встав в главе отряда из 800 воинов, в составе которых было 500 всадников[1], 200 лучников и 100 тяжелых пехотинцев[2], в сопровождении Ричарда и Рожера Салернских перешел перевал Куклак и вошел в Киликию[3]. На месте выяснилось, что Танкред оказался в владениях хозяина Ламброна Ошина Хетумяна, который, впрочем, сразу же наладил контакт с норманами и своими силами (ок. 500 воинов) начал действовать с ними за одно[4]. В этих условиях уже к половине сентября маленькая армия христиан подошла к Тарсу, где держал оборону гарнизон Кылыч-Арслана в составе 500 воинов.

I этап – Гарнизон города уже на подступах к городу совершил нападение на христиан, однако был отбит, вернулся в город и приготовился к обороне[5]. Армия Танкерда, Ошина и Базуни[6] осадила город и чуть было не достигла договора о ее сдаче[7], при том христиане, явно блефуя, начали угрожать тем, что они есть лишь авангард основной армии Боэмунда, которая вот-вот появится у стен города. Гарнизон города принял все это как факт и поднял флаг Танкреда[8], однако в последний момент из городских укреплении заметили приближающейся к городу какую-то армию, приняли ее за подмогу, присланное Кылыч-Арсланом и в итоге воины из гарнизона Тарса не только прервали переговори, но и начали издеваться на христианами. В свою очередь Танкред, подумав о том же, что и гарнизон города, привел в порядок свои силы и, оставив маленький отряд у города, с основными силами в всем вооружении поскакал на встречу к вновь прибывшим. По мере приближения к последним, однако, воины Креста вдруг заметили знакомое вооружение и защитную амуницию, а далее же выяснили, что на деле это отряд своих же крестоносцев, правда, из Французского клана и под началом Балдуин д’Булон и Балдуин д’Бург и в сопровождении Баграта Камсаракана. После этого выяснилось, что лидеры Французского клана, узнавший о "расколе Танкреда" несколько позже, сами тоже решили не отстать от норманов и, уступая настойчивым просьбам Балдуин д’Булон, послали своих представителей в Киликию с отрядом в 2.000 пехотинцев и 500 всадников[9]. После того, как первый радостный момент встречи прошел, ведь малочисленные воины Танкреда приготовились к смертельной битве, а на деле нашли союзников, а воины Балдуина были изнеможены долгим переходом и не были готовы к сражению, уже обедненная армия христиан вновь подошла к городу[10]. То, что довелось почувствовать христианам, почувствовали теперь уже мусульмане, только в обратном порядке, когда их радость по случаю получения подмоги внезапно обернулась печалью по случаю того, что на деле силы именно их противников увеличились[11]. Утром следующего дня, однако, когда Балдуин д’Булон вдруг обнаружил, что над городом все же веяет флаг Танкреда и понял, что город никак не может считаться принадлежавшим ему, по этому поводу затеял жаркий спор с тем же Танкредом, при том по ходу спора он перешел к оскорбительным намекам и упрекам не только в адрес Танкреда, но в адресс армянских старейшин города, которые изначально были именно за норманского князя[12], но потом изменили свою точку зрения. В итоге Балдуин добился того, что Танкред, в бешенстве, но обладая собой, с своим отрядом вышел из города и, оставив ее Балдуину, вместе с Ошином и Базуни стал двигаться в сторону Аданы. Драме у Тарса, однако не суждено было закончится вот таким вот относительно мирным способом и драма внезапно превратился в трагедию, так-как мусульманский гарнизон города, все еще продолжая держать в своих руках многие укрепления, день от дня видел все мало и мало повода окончательно сдать город христианам. В этих условиях возобновились переговори о сдаче города и наконец было решено, что мусульмане для начала сдают двое из башен городской стены, а остальные укрепления будут сдавать после того, как увидят основную армию крестоносцев под началом уже Годфрида.
II этап – В середине того же сентября, по северным склонам Антитавра вместе с основной армией начав продвижение на северо-восточном направлении, Боэмунд, узнав, что французы отправили за Танкредом явно больше сил, чем было у того самого, отрядил еще один отряд норманов из 300 всадников и как подкрепление послал их за Танкердом. Указанный отряд дошел стен Тарса 24 сентября, но, несмотря на то, что между христианскими воинами внутри города и вне ее стен завязались дружеские беседы, Балдуин, где-то из за вражды к норманам и по под впечатлением недавнего спора с Танкердом, а где-то возможно даже опасавшийся, что это могло быть хитрой уловкой норманов дабы отбить город, ссылаясь на поздний час, так и не дал согласие принять гостей в городе и те разместились прямо под ее стенами, при том Балдуин забыл или возможно не счел нужным предупредить последних, что в основной части укреплении города еще находится вражеский гарнизон. В итоге, пользуясь ситуацией, 300 воинов мусульманского гарнизона той же ночью внезапно напали на норманский отряд и, до последнего человека вырезав ее, покинули город.
III этап – Утром 25 сентября христиане, которые находились в городе, наконец-то поняли, что за трагедия произошла вне ее стен. Действуя в страшном порыве гнева, воины Балдуина всеми силами напали на оставшейся часть вражеского гарнизона и, перебив всех до последнего человека, окончательно овладели городом. Далее последовали сильные упреки в адрес Балдуина и паломники чуть было даже не взялись за оружие, но лидерам войска удалось обуздать воинов и кое как найти оправдательные слова для Балдуина[13].

_______________________________________
[1] Гийом Тирский (книга 3, глава 18).
[2] Рауль Каенский (глава 33). Гийом Тирский (книга 3, глава 18) говорит об "огромном количестве" пехоты у Танкреда, что не подтверждается ни другими источниками, ни общей логикой событии, так что в итоге "эпитет" Гийома остается лишь ярким свидетельством того, что было "огромным" в восприятии указанного автора.
[3] Ряд источников (Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4); Роберт Реймский (книга 3, глава 4); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 6); Ордерик Виталий (книга 9, глава 8)) говорят о том, что Танкред и Балдуин вошли в Киликию одновременно и лишь затем Танкред отделился от основной армии. В тоже время Рауль Каенский (глава 37), Альберт Аахенский (книга 3, глава 3) и Грендору Дуаский (глава 106) четко указывают, что Танкред вошел в Киликию по одной дороге, а Балдуин по другой, более сложной. В этой связи вполне вероятно предположить, что Танкред передвигался по перевалу Куклака, а Балдуин по перевалу севернее, по Киликийским воротам, а следовательно он и его клан узнали о действиях Танкреда несколько позже. Это схему подтверждает и тот факт, что к Тарсу первым подошел Танкред, а Балдуин догнал его лишь несколько дней спустя. Что же касается мнении историков, которые говорят об одновременном вступлении Танкреда и Балдуина в Киликию, то можно предположить, что они или просто не придавали указанному деталью нужного внимания, или не хотели "уронить" честь Французского клана.
[4] Альберт Аахенский (книга 3, глава 5).
[5] Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4); Роберт Реймский (книга 3, глава 4); Гвиберт Ножанский (книга 3, глава 6); Бодри Долский (книга 2).
[6] Матфей Эдесский (книга 2).
[7] Альберт Аахенский (книга 3, глава 5, 6); Гийом Тирский (книга 3, глава 18).
[8] Альберт Аахенский (книга 3, глава 6, 7).
[9] Рауль Каенский (глава 38). Гийом Тирский (книга 3, глава 18) говорит о 700 всадниках, но видимо корректна информация именно Рауля, как более близко стоящего и к событиям, и к действующим лицам. Впрочем, вполне может быть, что 200 пехотинцев обрели статус всадника в ходе развития событии, когда они добили соответствующее число лошадей.
[10] Альберт Аахенский (книга 3, глава 6, 7).
[11] В этой связи стоит отметить, что ряд источников (Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4); Роберт Реймский (книга 3, глава 4); Ордерик Виталий (книга 9, глава 8)) указывают, что якобы в ту же ночь из города к Танкреду прибыли люди и заявили, что противник оставляет город. Это сообщение, однако, не стыкуется с четким и ясным рассказом Альберта Аахенского о последующих событиях, когда в частности выясняется, что гарнизон города еще на месте и настроен держать оборону (книга 3, глава 11-13). Думаю ясность в вопрос вносит Грендору Дуаский (глава 107), который сообщает, что к Танкреду прибыл посланник, который сообщил, что иконейские гарнизоны покидают другие города Киликии, сообщение, которое вышеуказанные историки проецировали прежде всего именно на Тарс.
[12] Аноним (книга 4); Петр Тудебод (глава 4).
[13] Альберт Аахенский (книга 3, глава 11-13); Гийом Тирский (книга 3, глава 23).

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую темуНаписать комментарии Страница 65 из 67   [ Сообщений: 1002 ]
На страницу Пред.  1 ... 62, 63, 64, 65, 66, 67  След.



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
610nm Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB