Военно-исторический форум

Добро пожаловать на форум военной истории
Текущее время: 19 июн 2018, 23:12

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


google-site-verification: googled222e2bf1c5c3655.html

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 57 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 14:03 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Lion писал(а):
А увиличиваются ли армии Европы далее, после Италянских войн?? Например, в XVI веке сколько сосстояла армия Франции?

Да.
Мне, как неспециалисту, это трудно отследить хотя бы потому, что боевые действия велись на нескольких театрах, а постоянных армий не было - нанимали по необходимости либо по средствам. Но по описаниям увидите сами - маленькая Швейцария выставляет св. 30000 солдат, Венеция - столько же, и это только в полевых армиях, Англия перебрасывает через Ла Манш 40000 солдат, Франция только на одном направлении имеет 40000 в полевой армии и т.д.. Про Империю вообще разговор отдельный.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 15:17 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
2-я война зa Милан (1515 г.).

Франциск I, преемник Людовика XII, продолжал приготовления, начатые своим предшественником, для вторичного завоевания Миланского герцогства, причем для выигрыша времени и введения в заблуждение своих противников относительно намерений он вступил с ними в мирные переговоры. Венеция, Савойя и даже генуэзский дож Фрегозо примкнули к Франции, тогда как император Максимилиан и Фердинанд Католик заключили между собою союз, к которому тайно примкнул папа Лев X, ставивший серьезные преграды завоевательным замыслам Франциска І. Увеличив число ордонансовой конницы до 2,5 тысяч копий (по 5 человек в копье), выделив легкую конницу под начало Лотрека (1.600 человек) и доведя численность пехоты до 40 000, Франциск сосредоточил эту армию на Роне в окрестностях Лиона. Перешедший к нему на службу Педро Наварро, которого Фердинанд не пожелал выкупить из плена после Равенны, навербовал 20 рот пехоты из басков, гасконцев и наваррцев. По его предложению были введены в употребление небольшие орудия, около 2 футов длинной, стрелявшие картечью и перевозившиеся на вьюках. Получив сведения о сосредоточении французской армии, Максимилиан I, Фердинанд, папа и герцог Миланский первоначально решили вторгнуться с двух сторон в пределы Франции, но когда Венеция, Генуя и Савойя примкнули к Франции, им пришлось отказаться от широких наступательных планов и ограничиться занятием узловых пунктов восточнее Альп. Для наблюдения за противником в Сузу был выслан 2,5-тыс. отряд швейцарской пехоты; поддержкой ему должны были служить две колонны: в Риволи — 8.200 человек и в Пиньероле — 6 000. Швейцарские отряды находились также в Вигоне, Брихераско и Салуццо. Испанские войска Кардонны (13 000) и часть имперских войск (9 000 пехоты и 4 000. кавалерии) сосредоточились к Вероне, a папские войска (4 000 пехоты и 1,5 тысячи кавалерии), предводимые Лоренцо Медичи — к Пиаченце, для противодействия венециацам, армия которых (9 000 пехоты и 2 000 кавалерии) под началом Альвиано находилась y Кремоны. Прибыв со своей армией в Гренобль и узнав о занятии швейцарцами выходов всех удобных путей через Альпы в долину Ломбардии, Франциск отправил Тривульцио на рекогносцировку. Последнему удалось отыскать трудный проход через Аржантьер - хребет в долину Стуры, и далее на Кони. Тогда несколько отрядов были выдвинуты с демонстрационной целью к путям на Мон-Сенис и Мон-Женевр; 800 копий с Ла Палисом и Баярдом во главе - на Салуццо, мимо горы Визо, a 400 копий и 4 000 пехоты Эмара де При высланы по Ривьере, вдоль морского берега, с целью проникнуть затем к верховьям По и овладеть Алессандрией. Король с главными силами, впереди которых шли коннетабль Карл Бурбон, Тривульцио и Педро Наварро с авангардом из 13 000 ландскнехтов, 8 августа выступил из Эмбрэна вдоль по течению р. Дюранс на Мон-Дофен, откуда круто повернул к юг, к Барселонете. На другой день марша с невероятными трудностями был перейден хребет Аржантьер, причем шедший в голове отряд Таллара взрывал скалы порохом и наводил мосты. На 5-й день марша авангард французской армии спустился в долину По и подошел к Кони. Таким образом, французы неожиданно появились на левом фланге линии, занятой швейцарми. В то же время Баярду и Ла Палису удалось, благополучно пройдя через Альпы, 15 августа атаковать y Виллафранки и захватить в плен конный отряд во главе с Просперо Колонной, вследствие чего швейцарцы лишились почти всей конницы. Тем временем король Франциск продолжал наступление на Турин и Кивассо. Эмар де При овладел без сопротивления Алессандрией и всей долиною По до устья Тичино. Венецианская армия Альвиано (16 000 человек) выдвинулась по нижнему течению По и своим смелым наступлением к Кремоне не позволила испанским войскам Кардоны (20 000 солдат) подать помощь швейцарцам; вице-король успел только занять гарнизонами Верону и Брешию и с остальными войсками расположился в выжидании событий на позиции близ Пиаченцы. Положение французов, между тем, упрочилось на нижнем Тичино - они овладели Новарой и Павией и, войдя в связь с Альвиано, выдвинулись к Мариньяно, предполагая через несколько дней занять Милан, где заперся Максимилиан Сфорца.
Уже давно возникали среди швейцарцев внутренние раздоры по поводу их отношений с Францией. Ведь с Людовиком XI, Карлом VIII они всегда были в союзе. Затем по случайному недоразумению, главным образом благодаря чрезмерности притязаний швейцарцев, они рассорились с Людовиком XII; папа, стремившийся вытеснить французов из Италии, искусно раздул эту ссору и при посредстве епископа Зиттенского, кардинала Шиннера, чрезвычайно энергичного дипломата-церковника, совершенно перетянул швейцарцев в противоположный лагерь. Однако франкофильская партия среди них продолжала существовать. Щедрыми подарками в ней поддерживалось воспоминание о старом союзе.
Уже сам поход на Дижон был проведен лишь при помощи народного движения, возбужденного против сторонников Франции, так называемых золотоедов, которых обвиняли в подкупности и измене. Взятками и угрозами, с которыми Франциск теперь обратился к совету швейцарских военачальников, ему наконец удалось оказать на него воздействие. Кроме обещанных в Дижоне 400 000 крон было предложено еще 300 000 и пожизненную пенсию, если швейцарцы согласятся передать ему Милан, герцога же Максимилиана Сфорца милостиво награждали взамен герцогством Немурским и пенсионом. В общей сложности Милан стоил французскому королю 1 000 000 крон. 8 сентября 1515 г. федерация подписала Галлератский мир и передала Франциску ключи от Милана и всех принадлежавших ему областей, кроме того был подписан союз о сотрудничестве на время жизни французского короля и на 10 лет после его смерти, при условии уплаты от 700 000 до 2 000 000 франков в год каждому из кантонов. Из 33 000 швейцарцев, стоявших лагерем под Миланом, немедленно после заключения договора ушли кантоны Берна, Фрайбуга и валиссцы - всего до 12 000 пехоты с почти всей артиллерией (которая была в основном из Берна и Цюриха), ушли весьма довольные собой.
Между тем среди контингентов других кантонов, главным образом, лесных, возникло негодование, чем блестяще воспользовался папский легат, кардинал Маттеус Шиннер, методом хитрых интриг выпустивший на волю фурию войны. Федеральное войско стояло под Миланом, французское - приблизилось к нему с юга на расстояние не более двух миль. Вдруг по квартирной стоянке разнеслась молва, что под стенами города идет бой, что на швейцарцев напали французы. Шиннер, опасаясь ухода остальных членов Конфедерации, уговорил капитанов папских и герцогских всадников и командира герцогской гвардии унтервальденца Арнольда Винкельрида спровоцировать стычку с передовым отрядом французской кавалерии. В четверг 13 сентября 1515 года вовлеченные в бой всадники папы тотчас же вызвали на помощь швейцарские войска. Тотчас ринулись за ворота на выручку урийцы, люцернцы и воины других лесных кантонов, которые хотели удержать за собою власть над Миланом и не хотели слышать о мире с французами, хотя отход и был решен по настоянию главным образом Цюриха и Цуга. Хотя французы тотчас отступили, все же была послана в город весть, что бой продолжается.
На утро 13 сентября швейцарцы не очень были уверены, надо ли им драться с французами, а может и не очень помнили все нюансы ночной стычки, но унтервальденцы были очень злы, к тому же именно лесные кантоны меньше всего выигрывали от соглашения с Франциском; вслед за Унтервальденом выступили Ури, Люцерн и все те, кто был недоволен исходом "торгов". Но кардинал Шиннер, много сделавший, чтобы задержать уход швейцарцев и разорвать намечающийся союз, подливал масла в огонь и лично отправился в голове швейцарской армии к французскому лагерю. Уже во второй половине дня 13 сентября швейцарское войско организовалось в три традиционные колонны, и вскоре наткнулось на французские позиции. Оглядев боевые порядки французов, кардинал решил вспомнить о долге церкви, и призвал стороны к примирению, но то ли был неубедителен, то ли очень нетороплив; в общем, бросившись на колени и попросив Господа не уронить славы своих отцов, швейцарцы решили драться. Численность швейцарской армии достигала 22 000 пехоты (в т.ч. 1000 аркебузиров) и 200 всадников при 8 орудиях. Авангард - Ури, Унтервальден, Швиц двигался в центре. Глаурус, Аппензель, Цюрих, Цуг и колонна Св.Галла выдвинулись вправо (по дороге к Мариньяно). Базель, Люцерн, Шаффгаузен и миланские латники шли в арьергарде и выдвинулись влево, к Карпиднелло.
К удивлению швейцарцев, французы их ждали и подготовились весьма основательно. Франциск занял удобную оборонительную позицию на крутом правом берегу речки Вахабиа, имея опору на замок Мариньяно в тылу. Где-то там сзади подходили венецианцы (8000), но насколько они близко Франциск не знал. Он до самого начала сражения надеялся на мирный исход, полагая драку, случившуюся накануне, дурной случайностью - но был готов к любому развитию событий. Лагерные укрепления представляли собою палисад, перед которым был выкопан ров, заполненный водой. Доступ к позиции французов преграждался многочисленными канавами и рвами, a впереди центра путь к позиции шел по длинной гати, против которой была расположена 8-орудийная батарея. Правый фланг и фронт позиции прикрывались рекой Вахабиа; позиция была укреплена вдоль фронта валом, насыпанным вдоль берега Вахабиа. Вдоль фронта по склону Вахабиа было размещено 74 opудия, между которыми стали 4 000 басков Педро Наварро – им самим обучанные аркебузиры и арбалетчики . Ландскнехты (19 тыс.) выстроились в три баталии - в центре, на левом фланге (в арьергарде) и в резерве. Правым крылом (авангардом) – 5-тысячной баталией гасконцев, командовал коннетабль Карл Бурбон, главными силами французов (центром), состоявшими из двух масс конницы (700 жандармов и 1000 легких кавалеристов) и колонны ландскнехтов в 9 000 солдат — сам король; арьергардом (10 000 ландскнехтов) принял начальство герцог Алансонский. Численность французской армии: 30 000 человек, в т.ч. до 1 900 единиц кавалерии. По дороге на Милан был выслан отряд легкой конницы Флоранса. Не отказываясь от своих целей сделать швейцарцев союзниками, Франциск строго-настрого запретил преследование.

Между тем, авангард швейцарцев, подойдя на пушечный выстрел к позиции противника, около 5 часов дня открыл огонь, на который начали отвечать французские орудия. Французы не ожидали атаки, a потому наступление швейцарцев застало их врасплох. Освещенные лучами вечернего солнца, три швейцарские колонны выдвинулись к французским позициям в форме V, где на острие находился авангард унтервальденцев Винкельрида, построенных в 150 человек по фронту (вместо обычных 300). Замысел Педро Наварро оправдался: увидев неприступные палисады, колонна авангарда остановилась, выжидая исхода обходного движения левой и правой колонн. Но арьергард остановился в Карпиднелло и оказался скованным огнем аркебуз из-за укреплений. А залпы орудий расстроили колонну Цюриха и Цуга, шедшую по дороге. Швейцарцы понесли жестокие потери, но нашли в себе силы перегруппироваться и под свист ядер, врубающихся в их колонны, яростно атаковали артиллерийские позиции. Пехота 1-й линии, атакованная авангардом швейцарцев, была опрокинута; находившиеся при французских орудиях ландскнехты двинулись на поддержку 1-й линии, но атака их была безуспешна, и швейцарцы, успевшие подвести в 3 массивных колоннах свои главные силы, перевели свою артиллерию еще ближе к позиции неприятеля. Но их орудия вели огонь по позициям французской артиллерии и стрелков; баталии оставались недосягаемыми.
Таким образом, первым натиском швейцарцы прорвали центр французского расположения. На выручку пехоты двинулись в атаку ордонансовые латники 2-й линии; однако, две последовательные атаки французской конницы Бурбона и Гиза были отбиты с уроном, и швейцарцы энергично продолжали наступление, которое, по условиям местности, велось в глубоких колоннах, сильно страдавших от огня французской артиллерии. Прикрывавшие батарею ландскнехты не выдержали атаки и бежали, бросив 8 орудий. Для спасения остальных орудий (всего было захвачено 20 пушек) 1-й линии Бурбон приказал уже начать отступление, когда под личным начальством короля вступили в бой главные силы и арьергард герцога Алансонского. Собрав до 600 латников, король с фронта и правее его Бурбон бросились на переправившихся вброд через реку швейцарцев и отбросили противника. В этот момент на дороге появилась французская жандармерия и контратаковала швейцарцев. Одновременно Наварро и Бурбон возглавили атаку своих баталий и отбили орудия Геннолиака (командующий французской артиллерией) назад. Жандармы Франциска перестроились для повторной атаки, которая оказалась более удачной: во главе летели Баярд, Ла Палис, Алансон и сам французский король, приветствуемые восхищенными криками остального французского войска. Бой был очень ожесточенный. Пали Жак, старший сын Жан IV д' Амбуаза, Франсуа дю Бурбон, сын генерала Тривюльцио был захвачен в плен, а рыцарь без страха Баярд избегает в последний момент смерти: он сражался с большой отвагой, но был вынужден в конечном счете отползать вдоль котлованов, чтобы выйти с поля битвы.
Кровавая рукопашная продолжается и в наступающей темноте. После захода луны в 23 часа, когда уже нельзя было далее различать друзей и врагов, тамбуры и трубачи обоих сторон после шести часов непрерывной борьбы дали сигнал об отходе. После некоторых колебаний, вопреки мнению Шиннера (Шиннер понимал, что битва проиграна и к утру исчез из лагеря конфедератов), члены Конфедерации решили держать свою позицию на поле боя, а не возвращаться к Милану, несмотря на холод и голод. Таким образом закончился первый день сражения. Рассказывают, что король Франции провел ночь возле орудий в 50 туазах от швейцарской баталии.
1-я линия французов была сильно потрепана, 12 орудий и 10 знамен взято швейцарцами, однако, войска швейцарцев были расстроены не менее противника. Франциск употребил всю свою энергию, чтобы привести расстроенные боем войска в порядок. К утру 14 сентября к королю удалось сосредоточить до 20 000 человек. Швейцарцы решили на следующий день возобновить атаку позиции, чтобы окончательно овладеть полем сражения. Войска их усилили центр и оставили более слабыми свои крылья. Правый фланг их должен был обойти позицию неприятеля слева, a центр и левое крыло — атаковать французов с фронта. Однако ни средняя, ни левая колонны не довели дела до настоящей атаки. О левой колонне, несмотря на изобилие источников, мы вообще почти ничего не знаем; относительно же средней колонны, против которой стоял сам Франциск, нам совершенно ясно, что бой ограничился канонадой, перестрелкой и отдельными налетами. Вожди швейцарцев, которые командовали на этих участках, видимо, хотели выждать, как это имело место и при Новаре, успешных результатов обходного движения одной из двух остальных колонн, прежде чем штурмовать центр. Для короля Франциска с его численно подавляющей артиллерией, в свою очередь, не было никакого основания выходить из своей выгодной оборонительной позиции за наполненными водой рвами.

Действительную атаку швейцарцы повели своею правофланговой колонной; вначале она увенчалась некоторым успехом. Но у французов было, в общем, значительное превосходство сил, а немецкие ландскнехты давали отпор швейцарцам. В 9 часов утра для контратаки против правой обходной колонны швейцарцев, воспользовавшейся лощиной, шедшей в тыл расположения французов, пришлось притянуть последний резерв из арьергарда герцога Алансонского, успевшего остановить дальнейшее движение противника. Франциск спешился, взял в руки пику и, воскликнув: "Qui m'aime me suive", стал во главе пехотного отряда, увлекая его своим примером в атаку. В это время, около 10 часов утра, когда ландскнехты уже стали подаваться, раздались крики «Марко! Марко!» - к французам прибыла легкая венецианская конница Альвиано (300 всадников), которая двигалась со стороны Лоди в обход правого фланга швейцарцев. Жандармы д'Алансона при их помощи ударили во фланг и опрокинули горцев. Другая часть венецианского авангарда начала форсировать ручей Ламбра (левый приток Вахабиа), угрожая выйти конфедератам в тыл.
Итак, вся отчаянная храбрость швейцарцев оказалась напрасною. Когда же правый фланг швейцарцев начал отходить, все поняли, что и для центра нет надежды на успех, и в 11 часов все швейцарское войско начало отступать. Если бы в это мгновение французский король, располагавший сильной кавалерией, отдал приказ преследовать неприятеля, то, вероятно, швейцарцам пришлось бы так же худо, как два года тому назад ландскнехтам под Новарой. Но Франциск вовсе не желал сражения. В отраженных атакующих он скорее видел будущих друзей, чем врагов настоящего мгновения. Если бы он велел перебить или перестрелять возможно большее число отступающих швейцарцев, он тем самым загубил бы своих будущих наемников и, пожалуй, пробудил бы в швейцарцах жажду мести, которая снова порвала бы так удачно завязавшиеся узы дружбы. Поэтому король запретил преследование, как то объясняли современники, из уважения к храбрости, проявленной швейцарцами. Тем не менее потери последних были весьма значительны, ибо французские орудия даже там, где дело не дошло до рукопашного боя масс, оказали убийственное действие на густые колонны швейцарцев, и, наконец, во время отступления несколько отрядов оказались отрезанными, и один - был совершенно истреблен в загоревшемся доме.
Остатки швейцарцев отступили к Милану и усилили до 1 500 гарнизон цитадели, a остальные направились к пределам Швейцарии. Преследования не было в виду значительных потерь и общего утомления. Бой, в котором впервые блекнет слава непобедимости швейцарцев, оставивших на склонах холма около 10 тысяч убитыми (из них не менее 6 000 полегло от огня артиллерии) и оставивших в руках неприятеля 8 пушек и 22 знамени, завершился. Французы потеряли около 5 000 (в основном - среди одной левофланговой баталии ландскнехтов).
Сражение при Мариньяно продемонстрировало, что стандартная трехколонная тактика непобедимой швейцарской пехоты против артиллерии, прикрытой взаимодействующими пехотой и кавалерией, уже неэффективна. Да и сама швейцарская пехота уже не непобедима. Даже там, где дело не дошло до рукопашной (Цюрихский арьергард, сдерживающий атаки венецианской конницы, был истреблен ядрами), французские орудия оказали убийственное воздействие на густые колонны швейцарцев.
Политические итоги победы французского оружия оказались несколько скромнее, чем этого можно было бы ожидать. После победы Франциск I занял Павию, выделив 16-тысячный отряд для овладения Миланом, a Кардона, узнав о поражении швейцарцев, поспешно отошел от Пиаченцы к пределам Неаполитанского королевства; папа же решил начать мирные переговоры. 4 октября Милан пал после того, как Педро Наварро снес стены его замка минами и артиллерией, Сфорца сдался и был низложен. 16 октября французский король вступил в Милан.
После поражения при Мариньяно Лига больше не обладала ни способностью, ни желанием, чтобы продолжать войну, но боевые действия продолжались. Венецианцы потеряли Брешию, которую теперь занимал небольшой, в несколько сот солдат, испанский гарнизон. В ноябре 1515 года венецианский посол в Милане убедил Наварро отбить город, и тот выступил с 8.000 солдатами, большинство из которых были гасконцы и баски, завербованные им предыдущем году. В том же месяце французы подошли к городу, а в декабре начались работы по сооружению минных галерей рядом с цитаделью. Испанцы, которые уже знали тактику Наварро, выкопали контрашахты, которые потом подорвали. Кроме того, что они сорвали вражеские планы, они убили многих саперов, которые находились в подземных галереях. Между ними находился и венецианский военачальник, которого сначала осажденные перепутали с самим Наварро. Неудача атаки и известие о прибытии немецкого подкрепления вынудили французов снять осаду. В мае 1516 года с 5000 пехотинцами Наварро, соединившись с Теодоро Тривульцио, снова подступил к Брешии. Испанцам, в виду явного численного превосходства противника, удалось договориться о почетной сдаче города с – гарнизону каталонцев во главе с капитаном Луисом д'Икартом было позволено уйти с оружием и имуществом.
В декабре 1515 года Франциск встретился с Львом Х в Болонье; римский папа, который был к тому времени покинут своими швейцарскими наемниками, сдал Парму и Пьяченцу Франциску и Модену герцогу Феррары. С другой стороны, Лев получил гарантии французского невмешательства в его нападении на герцогство Урбинo. Наконец, в августе 1516 года Франциском и новым королем Испании Карлом V было подписано соглашение в Нуайоне, по которому за Францией признавался Милан, а за Испанией - Неаполь, после чего Испания вышла из войны.
Максимилиан затягивал военные действия, предприняв другую попытку вторгнуться в Ломбардию; но его армия была не в состоянии достигнуть Милана, и к декабрю 1516 года, он вступил в переговоры с Франциском. Соглашение в Брюсселе не только признавало французскую оккупацию Милана, но также подтверждало венецианские требования отказа Империи от владений в Ломбардии (за исключением Кремоны), эффективно заканчивая войну возвращением к статус-кво 1508 года.
Когда в 1511 году прежде союзнические Папская область и Франция пошли в войной друг с другом, и Юлий II объявил новую Лигу против Франции, Наварра отказалась присоединиться и объявила себя нейтральный. Король Фердинанд тогда попросил, чтобы Римский папа выдал отлучение королю Жану д'Aльбрэ, которое бы узаконило его нападение на Наварру. Когда Римский папа отказался, Фердинанд в 1512 году изготовил ложную буллу и послал дону Фадрике дe Толедо приказ вторгнуться в Наварру.
Неспособный устоять перед мощной кастильско-арагонской армией, Жан д'Aльбрэ сбежал в По. 25 июля 1512 года Фадрике де Толедо, герцог Альба, занял Памплону; Эстелла, Oлитe, Санкуэса и Tуделa были так же захвачены. Несколько месяцев спустя д'Aльбрэ собрал армию к северу от Пиренеев и напал на Памплону, но был остановлен Луисом де ла Куева. Чтобы препятствовать повторному вторжению, испанцы в ноябре этого года приступили к строительству замка в Беховии, который усиливал эффективность крепости Фкэнтарабиa.
После этого в 1513 году, кортесы Наварры вынужден был принять присоединение к Кастилии, которая согласилась на автономию Наварры. В 1513 году первый кастильский вице-король принял присягу соблюдать законы Наварры.
Однако, кастильские оккупационные войска сразу предприняли серьезную зачистку, которая отправила много наваррцев в ссылку или даже на смерть. Больше всего пострадало еврейское сообщество Наварры а и также мориски (мусульмане) Tуделы, которые стали главными жертвами испанской инквизиции. В 1516 году Фердинанд умер и в Наварре произошло восстание, но было легко подавлено кастильскими войсками. Начиная с 1517 года были узаконены права Испании и Франции на разделенные между ними территории Наварры.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 15:27 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 23806
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
dracon писал(а):
в 1496 году к этому союзу присоединилась Англия.


А чем виражалась участие англичан в данной войне?

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 15:48 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Lion писал(а):
А чем виражалась участие англичан в данной войне?

Реально - ничем. Просто напомнили французам о себе и своих претензиях.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 15:58 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 23806
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
А может финансировали антифранцузскую коалицию? Кстати, интересные люди эти швейцарцы - с их родиной война идет, а они нанимаютс за рубежом???!!

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 16:01 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Кто? Англия? Они сами жили на испанские субсидии.
Швейцарцы поступали в наем по решению Совета Федерации, а не самовольно. Так что, швейцарское наемничество - это большая политика.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 16:18 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 23806
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Цитата:
Кордова выявил, что наиболее слабо город укреплен с севера. Чтобы ускорить взятие города, Кордова приказал перетащить 20 самых маленьких кораблей испанского флота землей в Маре Пикколо.


Мини Мехмед Фетих, нечего не скажешь :)

Цитата:
19 сентября 1502 года оба противника договорились о кратком перемирии, чтобы провести турнир вызова в Барлетте, когда 11 испанцев сразились с таким же количеством французов. Турнир продолжался два дня.


В итоге...

Цитата:
13 февраля 1503 года произошел еще один турнир между 13 итальянцами на испанской службе, отстаивавших честь нации, и столькими же французами, который окончился полной победой первых, уложивших одного и взявших в плен 12 противников.


Дааа, не ожыдал от французов - как их италянцы уложили - а ведь эти все кажется были более буржуа. Видимо и впрямь эпоха феодализма приблизился к концу.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 16:48 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Lion писал(а):
Мини Мехмед Фетих, нечего не скажешь

Волок - прием древний, как мир.
Lion писал(а):
не ожыдал от французов - как их италянцы уложили - а ведь эти все кажется были более буржуа.

Итальянцы были самыми что ни на есть настоящими рыцарями. об этом турнире писалось на Х-Легио. Итальянцы выбили лошадей французов, что затем было признано бесчестным способом ведения боя и все победители были лишены призов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 16:56 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 23806
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Цитата:
Чериньола...


!ерт побери, если французы проигрывают, то, кажется, всегда питаются это делать наиболее разгромно :lol:

Цитата:
На снегу остались лежать 1734 немца, еще 500 были взяты в плен; венецианцы потеряли всего 11 человек убитыми и некоторое количество ранеными.


Такое соотношение реальна?

Кстати, разгром венецианского флота артилерией тоже очень впечетлило - как же венецанцы так оплашились??

Цитата:
Итальянцы были самыми что ни на есть настоящими рыцарями. об этом турнире писалось на Х-Легио. Итальянцы выбили лошадей французов, что затем было признано бесчестным способом ведения боя и все победители были лишены призов.


Как дети, ей богу :)

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 17:02 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Lion писал(а):
Такое соотношение реальна?

Вспомните Карры, хотя, вероятно, потери итальянцев преуменьшены - взято из их данных.
Lion писал(а):
Как дети, ей богу

Ага. Всем по красной карточке и дисквалификация!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 17:21 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 23806
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 13

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Потерям, больше чем 1/10, я всегда склонен доверять очень осторожно. Ну, в первой битве, понятна, французы в основном атакавали позиции стрелков и такое могло быть, но здесь??!!! Кстати, а чем закончился тот, первый турнир и принял ли участие в этих турнирах Байард?

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 01 авг 2012, 17:33 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
В первом принял и победил. Общий счет был в пользу французов. подробностями я не интересовался.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 02 авг 2012, 15:49 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Очередная война, только без подробностей скампаний англичан на севере Франции и битвы при Павии, которые у меня в печатном виде. Зато есть подробное описание действий на пиренейском фронте, которые в русскоязычной литературе по Итальянским войнам не упоминаются вообще.

1-я война императора Карла V с Франциском I (1521—26).

С 1518 года мир, который преобладал в Европе после сражения при Maриньяно, начал рушиться. Главные действующие лица - Франция, Англия, Испания и Священная Римская империя, были внешне дружественными, обязавшись в соответствии с Лондонским Соглашением приходить на помощь любому из подписавшихся, который подвергся нападению, и объединяться против любой нации, которая нарушила мир. Они были, однако, разделены по вопросу об Имперском престолонаследовании. Император Максимилиан, предполагая назначить наследником Габсбурга, начал проводить кампанию в пользу Карла Испанского, в то время как Франциск выдвигал кандидатом себя. В то же самое время, Папство и Священная Римская империя вунуждены были противостоять растущему влиянию Мартина Лютера, который нашел поддержку среди имперской знати, в то время как Франциск столкнулся с кардиналом Томасом Вулси, который вмешивался в конфликты на континенте в попытке увеличить влияние Англии и свое собственное.
Смерть Максимилиана в 1519 году выдвигала Имперские выборы на первый план европейской политики. Римский папа Лев X, которого беспокоило присутствие испанских войск всего в сорока милах от Ватикана, поддерживал французскую кандидатуру. Принцы-избиратели (курфюрсты), за исключением Фридриха Саксонского, который отказался одобрить проведение кампании, обещали свою поддержку обоим кандидатам сразу. Перед своей смертью Максимилиан уже обещал 500 000 флоринов курфюрстам в обмен на их голоса, но Франциск предложил до трех миллионов, и Карл принял ответные меры, заимствуя обширные суммы у Фуггером. Заключительный результат, однако, не был определен из-за непомерных взяток, которые брал Лев за должность архиепископа Майнца. Общее мнение народных масс склонялось к идее относительно французского Императора и оказало влияние на позицию курфюрстов. Тогда Карл привел армию к Франкфурту, где происходила встреча курфюрстов, и они проголосовали за него. Он короновался как Император 23 октября 1520 года, объединив под своей властью Германию, Испанию, Нидерланды, Франш-Конте и Королевство Обеих Сицилий. союзниками французов, несмотря на все усилия короля, оказались лишь венецианцы.
Кардинал Томас Вулси, надеясь увеличивать влияние Генри VIII на континенте, предложил услуги Англии как посредника для решения различных споров между Франциском и Карлом. Генрих и Франциск организовали экстравагантную встречу - турнир Золотой парчи. Немедленно вслед за этим Вулси развлекал Карла в Кале. После этих встреч Вулси, заинтересованный главным образом улучшением своего собственного положения в подготовке к следующим выборам папы, продолжил организовывать арбитражную конференцию в Кале, которая длилась до апреля 1522 года и не привела ни к какому-либо практическому эффекту.
В декабре 1520 года французы начали планировать войну. Франциск не желал открыто нападать на Карла, так как Генрих объявил о своем намерении вмешаться против стороны, которая первой нарушит мир. Он сделал ставку на тайную поддержку вторжениям на Имперскую и испанскую территорию. Военные действия начались одновременно в Нидерландах и Наварре. Одно нападение было сделано на реке Меза под руководством Робера де Ла Марка, герцога Бульонского, но вмешательство Генриха Нассау позволило отразить наступление. Попытка французов овладеть Наваррой окончилась поражением их войск при Ноаине (Эскиросе) 30 июня 1521 г..
В 1520–1521 годах Кастилия была охвачена восстанием «коммунерос», Арагон также переносил экономические трудности из-за восстания Братств. В результате Испания была намечена как цель для экспансии французским королем Франциском I. Поддерживая короля Генриха II Наваррского, он начал собирать армию солдат в Беарне, чтобы возвратить Иберийскую Наварру для своего союзника. Кастильский вице-король Наварры, герцог Найерa, был пойман врасплох. Герцог отвечал за оборону Наварры от французов, но он вывел все свои войска из Наварры, чтобы подавить крестьянские восстания и отразить набеги на его территории отрядов «коммунеросов». Большая часть его артиллерии и других войск ушла в Кастилию для борьбы с организованными «коммунеросами» армиями. Слухи о нависшем большом французском вторжении и предупреждение одного из «коммунеросов», Педро Хирона, подтвердились в апреле 1521. года.
Большая франко-наваррская армия под командованием Леспарра, Андрэ де Фуа, графа де Монфора, брата виконта Лотрека – 12000 пехоты, 800 всадников и 29 орудий, пересекла Пиренеи. Сначала, после трех дней осады, 15 мая, она берет Сан-Хуан-Пид-де-Порт, который прикрывает Испанию со стороны перевала Ронсеваль. По ходу продвижения армии, Наварра быстро восстала и объявила лояльность Генриху II и королевскому дому Альбрэ. С подходом французов к Памплоне ее граждане восстали и осадили военного губернатора, Иньиго де Лойолу, в недавно построенном замке. 19 мая французы вступили в Памплону, а ее замок сдался после нескольких дней сопротивления в конце мая 1521 года.
Менее чем через три недели была завоевана вся Наварра. Однако, не все было улажено. Отсутствие молодого короля Генриха II беспокоило население. К тому же, французский командующий рассматривал Наварру как завоеванную страну, что заставляло некоторых задаться вопросом, не хотел ли король Франциск присоединить эту территорию к себе. Французы тогда продвигались по дружественной территории, чтобы вторгнуться в Кастилию, пересекли Эбро и осадили Логроньйо. Здесь армия столкнулась с первым серьезным сопротивлением.
К сожалению для французов, восстание «коммунерос» было сокрушено в сражении при Вильяларе в апреле. Теперь, мало того, что кастильское правительство было способно послать своих солдат назад в Наварру, к тому же большому количеству кастильской знати, которое поддержало «коммунерос» или колебалось между сторонами, была теперь предоставлена возможность доказать свою преданность Кастилии. Многие прежде мятежные города так же послали солдат в Наварру. Поддержанная всей неожиданно снова объединившейся Кастилией, огромная армия в 25 000 бойцв приблизилась к Наварре, чтобы захватить ее. 11 июня Леспарр снял осаду Логроньйo и отступил назад в Наварру. Он отчаянно просил подкреплений из Беарна, но Генрих II отказался их предоставить, по-видимому, не желая рисковать ими в сражении, которое было, вероятно, уже проиграно в любом случае. Леспарр отступает к Памплоне, и располагается лагерем на юге Сьерра Эрреньега, преграждая путь к наваррской столице. Испанская армия, огибает перевал Цубикa ночью тропинкой, распологается лагерем на севере Сьерры, и пререкрывает французской армии пути отхода. Леспарр вынужден был дать испанцам сражение, чтобы прорваться к столице Наварры. Сражение произошло 30 июня на Салинас де Памплона, широкой равнине между Ноаином и Памплоной. Испанские войска насчитывали свыше 30000 воинов, в основном территориальных и коммунальных милиций Кастилии и других соседних с Наваррой провинций, под руководством наместника Кастилии Фернандеса Веласко и вице-короля Наварры герцога Найера. Леспарр, имея всего 8000 – 10000 солдат, совершает ошибку – атакует, не дожидаясь подхода 6 000 солдат, которые остались в Памплонe и окрестностях, и 2 000 солдат, которые находились в Taфале. За два часа до захода солнца (по разным источникам между 14.00 и 17.30) он застает кастильцев врасплох и сначала с помощью артиллерии поставил их в тяжелое положение, однако у французов было недостаточно пушек, чтобы компенсировать почти трехкратное превосходство противника. Испанская кавалерия адмирала Кастилии и герцога Энрикеза быстро пересекла хребет Сьерра Эрреньега и атаковала франко-наваррцев с фланга и тыла.. Кастильские пехотинцы, начавшие было отступать, захватывают французскую артиллерию и овладевают всем полем боя. Сражение было очень длительным и кровопролитным. Франко-наваррская армия теряет более 5 000 убитыми и множество пленными, в числе которых и ее главнокомандующий. Это поражение завершает очередную попытку завоевания Наварры, от которой у Генриха II осталась только Нижняя Наварра.
Карл был тем временем озабочен проблемой с Мартином Лютером, которому он противостоял на Соборе в Вормсе в марте 1521 года. Император, который не знал немецкий язык, рассматривал католицизм как естественный способ консолидации княжеств Священной Римской империи вокруг него. Со своей стороны Лев X, не желая допускать такой открытый вызов его власти, вынужден был поддержать императора против Лютера, который был теперь поддержан Фридрихом Саксонским и Францом фон Зиккингеном. 25 мая Карл и кардинал Джироламо Алеандро, Папский посланник, объявили Вормский Указ против Лютера. Одновременно император обещал Римскому папе восстановление власти Меличи над Пармой и Пьяченцой и Сфорца над Миланом. Лев, нуждаясь в Имперском мандате для своей кампании против ереси, обещал помогать в удалении французов из Ломбардии, оставляя Франциску в союзниках только Республику Венеция.
В июне имперские войска Генриха Нассау вторглись на север Франции, разгромив города Aрдр и Mюизон и осадив Tурне. Однако затем они были остановлены упорным сопротивлением французов во главе с Баярдом и Анн де Монморанси, которые, успешно защищая Мезьер, дали время Франциску, чтобы собрать армию для отражения нападения. 22 октября 1521 года, Франциск столкнулся с главной имперской армией, которой командовал Карл V, в окрестностях Валансьенна. Несмотря на настояния Карла Бурбона, Франциск не решился напасть, что позволило Карлу отступить. Когда французы, наконец, были готовы к наступлению, начало проливных дождей сделало невозможным эффективное преследование, и имперские войска смогли уйти без сражения. В конце ноября Турне, не получив, помощи, был захвачен имперцами.
Битвой при Эскиросе (Ноаине) борьба за контроль над Наваррой не закончилась. На пиренейском фронте французы во главе с де Боннивэ и Клодом Лотарингским снова перешли в наступление, избрав на сей раз своей целью ключевой город на франко-испанской границе Фуэнтарабию, в устье реки Бидасоа, в Стране Басков. В сентябре сторонники Генриха II занимают замок Майя, сохранив жизнь кастильскому алькайду и гарнизону. В замке был оставлен гарнизон гарнизон из 200 наваррцев под командованием Хаиме Велас де Медрано. В начале октября Боннивэ почти без сопротивления взял замок Бехобия, прикрывавший Феэнтарабию. Сам город был окружен 6 октября и взят двенадцать дней спустя после трех штурмов с потерей около тысячи наваррских и гасконских солдат. Диего де Вера, алькайд крепости, сдался 18 октября. Боннивэ оставил трехтысячный гарнизон, из которых 2.000 были гасконцами и 1.000 наваррцами, под командованием Жака д'Аильона, господина де Людa, который остался как комендант крепости "от имени короля Наварры". Под контролем наваррцев оказалась вся долина Базтан – Бидасоа.
В начале февраля 1522 года кастильские войска начинают активные боевые действия в в долине. В марте они берут Ронсеваль и замок Oрзорроз (14 марта). 10 мая 1522 года император Карл I, пытаясь уменьшить сопротивление, предоставил амнистию более чем 400 наваррцам – сторонникам Генриха. 23 мая 1522 года Бельтран де ла Куева был назначен Генерал-капитаном Гипускоа, хотя он фактически уже здесь командовал, со значительным увеличением контингентов под его командованием войск из различных мест, в том числе 3.000 - 4.000 ландскнехтов, и солдаты, завербованные в Кастилии, Наварре, Арагоне, Бискайе, Ла-Риохе и Алаве. 17 июня 1522 года, после сражения с потерями с обоих сторон кастильцы взяли Сансебастьян, который был подожжен, перерезав тем самым коммуникацию между Майя и Фуэнтарабией. Таким образом, оборонительная наваррская линия Базтан - Бидасоа оказалась прорванной.
В связи с трудностями защиты замка Бехобия, наваррская армия приняла решение оставить его. Был осуществлен планомерный отход - вывезены пушки, оружие и припасы. Позже были подготовлены и заложены под стены заряды взрывчатки, но фитили были погашены вступившими в замок 28 июня кастильскими войсками капитана Очоа Санс де Асуа. В замке был оставлен небольшой гарнизон из солдат-пенсионеров, который, однако, самим фактом своего присутствия и при поддержке населения района Ируна сильно осложнил жизнь французам, находившимся всего в полулиге в Фуэнтарабии.
В субботу 28 июня 1522 года французы - 1000 французских солдат и 3500 немцев-наемников погрузили на две шаланды артиллерию, чтобы доставить ее по реке Бидасоа к замку, но из-за защитников замка и гарнизона Ируна вынуждены были уйти выше по течению. В полночь, в четверти лиги от замка, они закрепляются на горе Aльдабе, которая господствует над замком. Французы остаются на вершине горы, а немцы спускаются с артиллерией, чтобы атаковать замок.
Находившиеся в Ируне капитаны Хуан Перес де Аскуе и Мигэль де Амбулоиде, который прибыл в Ирун с 400 солдатами, увидев опасность, которая угрожала замку, направляются в Сан-Себастьян, чтобы сообщить об этом генерал-капитану дону Бельтрану де ла Куева. Последний раcполагал менее чем 2.000 солдатами и 200 кавалеристами для защиты Сан-Себастьяна, из-за чего сомневался в возможности успешной контратаки. Тогда капитаны заявили, что атакуют неприятеля самостоятельно, и Куева следует с ними в Ирун с почти всей пехотой (в т.ч. 1000 немцев) и 150 кавалеристами. К этим силам капитаны Aскуe и Aмбулоиде могли присоединить еще 1.500 человек милиции из Ируна, Ойярзуна и Рентерии.
Чтобы обмануть врага, Мосен Педро де Ирисар, священник из окрестностей Рентерии, собирает 400 молодых мужчин и женщин и ночью, с 400 зажженными факелами они проходят королевской дорогой от пересечения дорог из Oйярзуна и Рентерии к Ируну. Это привело к тому, чтобы франко-наваррцы подумали, что противник группируется для нападения из Ируна. Но в это время капитаны Aскуe и Aмбулоидe с местными войсками атакрвали французов, застав их врасплох. В стычке часть французов была убита, 30 взяты в плен, остальные бежали.
Капитан Aмбулоиде, информировав Куеву, который находился в Саройа де Агинага, направился с 400 солдатами местной милиции задержать немецкие войска, пока Куева с его солдатами шел к горе Aльдабe. На рассвете Aмбулоиде перебил немецких часовых и атаковал противника с арбалетами, убив нескольких из них. Немцы, увидев, что нападавших было мало, перешли в контратаку, преследуя отходивших на гору ирунцев. Но там уже находились подкрепления под командованием капитана Лопе де Иригоена. Окружив немцев, он атаковал их с арбалетами и аркебузами. Подвергнутые атаке с вершины ландскнехты, видя, как пали их полковник Сан Мартин, младший лейтенант и знаменосец, догададались о том, что французы убежали, отступили.
Погибло более двух тысяч восьмисот немцев, как убитых, так и утонувших в реке Бидасоа. Уцелевшие немцы, числом до семисот, построились рядом с замком в баталию, отражая все попытки сломить их, хотя алькайд Кастилии ввел в дело артиллерию, до тех пор, пока генерал Куэва не сломил их кавалерией и они все вынуждены были сдаться. Это произошло уже после захода солнца 30 июня, ровно через год после победы при Эскиросе. После этого испанцы взяли крепость в плотное кольцо.
Гора Aльдабe с тех пор стала называться Сан Марсиаль. В ознаменовании вышеупомянутой победы с 1522 года в день Сан Марсиаля проводится шествие в скит, возведенный в честь святого.
Вице-король Кастилии, граф Mирандa, приказал 3 июля взять замок Майя. Кастильские войска вместе с союзными наваррцами, всего числом в 10.000 человек, окружили замок, защищаемый 200 воинами. Осажденные с 15 до 22 июля отбили несколько атак. Но 22 июля они договорились о капитуляции и сдали крепость. 12 августа замок был сожжен и разрушен.
В июле 1522 года было решено блокировать Фуэнтарабию, чтобы заставить ее сдаться от голода. Из-за отсутствия в течение десяти месяцев снабжения в гарнизоне начали случаться смерти из-за голода. Однако подошедшие французские и наваррские войска пересекли Бидасоа, избежав испанских солдат, восстановили снабжение крепости и обновили гарнизон. После этого Бельтран де ла Куева был заменен Иньиго де Веласко, коннетаблем Кастилии. Контроль над морскими подступами к крепости позволил в дальнейшем регулярно поддерживать ее снабжение.
В октябре 1523 года Карл I прибыл в Памплону, чтобы подготовить кампанию против в Фуэнтарабии и Нижней Наварры. В декабре он провозгласил второе королевское прощение, исключив из него 152 представителей наваррских семей. Одновременно в Наварре и Гипускоа готовилась армия из 27.000 солдат, разделенная на три колонны, чтобы атаковать Лангедок, Нижнюю Наварру и Беарн. Через 24 дня кампания провалилась при попытке взять Байонну, которую защищал Лотрек, так что о походе на Тулузу и речи не было. Четвертая часть армии была потеряна по причине дезертирств и болезней среди солдат; остальные войска перегруппировались и были направлены на усиление армии, которая окружала Фуэнтараби, с тем, чтобы всерьез заняться ее осадой.
2 февраля началась бомбардировка крепости и осажденные начали переговоры о сдаче. 27 февраля французы оставили крепость; остались в ней только наваррцы. 29 февраля 1524 им было предоставлено прощение, с условием сдачи в течение двух месяцев и принесения клятвы и верности Карлу I. Условия были приняты и крепость сдалась 29 апреля 1524 года.
Тем временем в Италии император Карл V и Римский папа Лев X совместно выступили против герцогства Миланского, основного французского владения в Ломбардии. Большая Папская армия во главе с маркизом Мантуанским, совместно с испанскими войсками из Неаполя и некоторыми небольшими итальянскими контингентами, сконцентрировалась около Мантуи. Немецкие войска, которые Карл направил на юг, чтобы помочь этому предприятию, прошли через венецианскую территорию рядом с Валледжo, после чего объединенная Папская, испанская и имперская армия под командованием Просперо Колонны вступила на территорию, контролируемую французами. В течение следующих нескольких месяцев, Колонна вел маневренную войну, осаждая города, но отказываясь дать решительное сражение.
К осени 1521 года Оде де Фуа, виконт де Лотрек, французский губернатор Милана, который удерживал линию по реке Адде к Кремоне, из-за недостатка денежных средств начал нести огромные потери от дезертирства, особенно среди его швейцарских наемников. Колонна воспользовался этим обстоятельством и двинулся к Альпам, переправившись через Адду в Ваприo. Лотрек, испытывая недостаток в пехоте и считая кампанию этого года законченной, отошел к Милану. Колонна последовал за ним. Ночью 23 ноября он внезапно атаковал город, подавив венецианские войска, защищавшие одну из стен. После непродолжительной неудачной борьбы на улицах Лотрек ушел к Кремоне с приблизительно 12 000 солдат Таким образом, вся Ломбардия, за исключением Кремоны, была французами потеряна.
К январю, французы потеряли Алессандрию, Павию и Комo; а Франческо II Сфорца привел очередное немецкое подкрепление, проскочив мимо венецианской армии в Бергамо, чтобы присоединиться к Колонне в Милане. Лотрек тем временем усилился прибытием 16 000 новых швейцарских наемников, венецианского контингента, а так же дополнительных подразделений французских войск под командованием Томаса де Фуа-Лекэна и Педро Наварро; он также оплатил услуги кондотьера Джованни Meдичи, который привел свою «Черную Банду» (3000 человек) во французский лагерь. Французы развернули наступление на Новару и Павию, надеясь тянуть Колонну в решающее сражение. Колонна оставил Милан и укрепился в монастыре Чертосa к югу от города. Считая эту позицию слишком сильной для нападения, Лотрек попытался угрожать коммуникациям Колонны, двинувшись в обход Милана к Монце и перекрывая дороги от города к Альпам.
Однако Лотрек внезапно столкнулся с непримиримой позицией швейцарцев, которые составляли наибольший контингент французской армии. Они жаловались, что не получили ни разу платы, обещанной им, с момента прибытия в Ломбардию. Швейцарские капитаны во главе с Альбертом фон Штейном потребовали, чтобы Лотрек напал на имперскую армию немедленно, иначе наемники оставят французов и вернуться в ссвои кантоны. Лотрек неохотно согласился и прошел юг, к Милану.
Колоннa тем временем сменил позицию, укрепившись в парке поместья Бикоккa, приблизительно в четырех милях (6 км) к северу от Милана. Парк был расположен между большим болотом на западе и главной дорогой на Милан на востоке; вдоль этой дороги со стороны парка проходила глубокая канава с водой, через которую на некотором расстоянии к югу от парка был перекинут узкий каменный мост. Северная сторона парка была ограничена рвом; Колоннa углубил его и насыпал вал на южном его склоне. Имперская артиллерия разместилась на нескольких парапетах, выступающих впереди вала, и простреливала район к северу от парка вплоть до рва. Вся длина северной стороны парка была меньше чем 600 ярдов (550 м), что позволило Колонне размещать его войска весьма плотно. Немедленно позади вала были поставлены четыре отряда испанских аркебузиров, которыми командовал Фернандо д'Aвалос, маркиз Пескара. За ними стояли испанские пикинеры и немецкие ландскнехты Георга Фрундсберга. Большая часть имперской конницы была сосредоточена в южном конце парка, далеко позади пехоты; отдельный отряд конницы охранял мост.

Вечером 26 апреля Лотрек послал Понтдорми с приблизительно 400 всадниками, чтобы разведать позиции имперцев. Патруль сообщил, что подходы к северному ее фасу были осложнены ирригационными канавами и не пригодны для маневрирования, но это не помогло отговорить швейцарцев. Колоннa, наблюдая за действиями французов, послал за подкреплениями в Милан. Франческо Сфорца прибыл следующим утром с 6 400 солдатами, присоединяясь к коннице около моста к югу от лагеря Колонны, после чего имперское войско достигло численности 20000 человек.
На рассвете 27 апреля Лотрек начал атаку. «Черная Банда» отбросила испанские пикеты, очищая местность перед имперскими позициями. Наступление французов возглавляли две колонны швейцарцев, каждая приблизительно по 4 000 - 7 000 солдат, сопровождаемых артиллерией - должны были напасть на северный фронт имперского лагеря. Остальные части французской армии, включая французскую пехоту, большая часть тяжелой конницы, и остальных швейцарцев, сформировали вторую линию на некотором расстоянии позади двух швейцарских колонн; позади этой была третья линия, составленная из венецианских сил под командованием Франческо Марии Делла Ровере, герцога Урбинo. Лекэн, тем временем, повел на юг по Миланской дороге кавалерийский отряд, намереваясь обойти лагерь и напасть на мост в его тылу. Всего французско-венецианское войско насчитывало 32000 солдат.
Атакой швейцарцев командовал Анн де Монморанси. Поскольку швейцарские колонны приблизились к парку, он приказал им остановиться и подождать французскую артиллерию, чтобы сначала бомбардировать укрепления имперцев, но швейцарцы отказались повиноваться. Возможно, швейцарские капитаны сомневались, что обстрел будет иметь какой-либо эффект на земляные сооружения; но более вероятно, что они были "вдохновлены слепой драчливостью и уверенностью в себе". В любом случае, швейцарцы быстро подошли к позиции Колонны, оставляя артиллерию позади. Между этими двумя колоннами, очевидно, была некоторая конкуренция, поскольку одна, под командой Арнольда Винкельрида из Унтервальдена, была составлена из наемников из сельских кантонов, в то время как другая, предводимая Альбертом фон Штейном, состояла из контингентов из Берна и городских кантонов. Наступающие швейцарцы вошли в сектор обстрела имперской артиллерии и, неспособные быстро его преодолеть, начали нести существенные потери - вероятно, целая тысяча швейцарцев была убита к тому времени, когда колонны достигли имперских позиций.
Как только колонны достигли рва перед парком; они вынуждены были остановиться - глубина рва и высота вала позади него, вместе взятые, превосходили длину швейцарских пик и эффективно блокировали их прдвижение. Спускаясь вниз в ров, швейцарцы несли огромные потери от огня аркебузиров Авалоса, однако, предприняли ряд отчаянных попыток прорвать оборону имперцев. Некоторые из них сумели достигнуть вершины вала, где были встречены ландскнехтами, прикрывавшими аркебузиров. Один из швейцарских капитанов был убит Фрундсбергом в поединке; и швейцарцы, неспособные преодолеть вал, были отброшены в ров. После получасовых попыток взять вражеские укрепления штурмом, остатки швейцарских колонн отступили назад к главным силам французской армии. На участке, который они пересекли перед валом, осталось лежать больше 3 000 убитых; среди них были двадцать два капитана, включая Винкельрида и Альберта фон Штейна. Из французской знати, которая участвовала в швейцарской атаке, выжил только Монморанси.
Тем временем Лекэн с 400 тяжеловооруженными всадниками достиг моста к югу от парка и прорвался через него к внешней стороне имперского лагеря. Колонна отреагировал на это отправкой части конницы во главе с Антонио де Лейвой, чтобы остановить продвижение французов, в то время как Франческо Сфорца подошел со стороны дороги к мосту, стремясь окружить Лекэна. Но Понтдорми задержал миланцев, позволяя Лекэну отступить от лагеря; французская конница вышла на дорогу и ссоединилась с главными силами своей армии.
Несмотря на настояния д'Aвалоса и некоторых других имперских командиров, Колонна отказался предпринять общую атаку на французов, указывая, что большая часть армии Лотрека и большая часть его конницы все еще не вступала в битву. Колонна предположил, что битые французы уйдут сами и был в этом поддержан Фрундсбергом. Однако, маленькие группы испанских аркебузиров и легкой конницы попытались преследовать уходящих швейцарцев и были отогнаны «Черной Бандой», прикрывавшей отход французской артиллерии.
Предположение Колонны было верным. Напрасно Лотрек, оправившийся после этого сражения, заняв позицию на виду Бикока, убеждал на другой день швейцарцев возобновить атаку; они отказались от боя и в беспорядке 30 апреля ушли на родину. Лотрек, полагая, что теперь из-за слабости в пехоте проведение дальнейшей кампании невозможно, пересек Адду и отступил на восток, на Венецианскую территорию в Tреццo. Достигнув Кремоны, Лотрек оставил Лекэна во главе французской армии, а сам поехал в Лион для доклада Франциску I.
Отъезд Лотрека означалл полный крах французского господства в Северной Италии. Не имея болше угрозы со стороны французской армии, Колонна и Пескара, не встречая сопротивления, 20 мая осадили Геную, захватив город 30 мая. Так как Генуя отказалась сдаться, имперским войскам разрешили грабить город, как только он пал. Педро Наварро, посланный королем Франциском усилить защиту Генуи с четырьмя галерами и 2.000 пехотинцев, прибыл к городу, когда имперцы входили в него, и был взят в плен Джованни Урбино. Лекэн после падения Генуи подписал соглашение с Франческо Сфорцой, по которому сдал ему Кастеллo Сфорцескo в Милане, который все еще оставался во французских руках, и с остатками французских сил ушел за Альпы.
Поражение Лотрека вдохновило Англию открыто вступить в конфликт. В конце мая 1522 года английский посол вручил Франциску ультиматум с перечнем обвинений против Франции, особенно за поддержку герцога Олбани в Шотландии. Все из них отрицались королем. Генрих VIII и Карл 16 июня 1522 года подписали Виндзорский договор, предусматривавший совместное нападение на Францию, причем каждая сторона выставляла по крайней мере 40 000 солдат. Карл согласился дать компенсацию Англии за финансовые издержки из-за конфликта с Францией и заплатить прошлые долги. Он также согласился жениться на единственной дочери Генриха Марии. В июле англичане атаковали Бретань и Пикардию из Кале. Франциск из-за отсутствия средств оказался неспособен организовать существенное сопротивление, и английская армия жгла и грабила сельскую местность
Франциск пробовал различные способы, чтобы добыть деньги, и сконцентрировался на судебном процессе против Карла де Бурбона. Бурбон получил большинство своих богатств благодаря своему браку с Сюзанной дe Бурбон, которая умерла в 1521 году. Луиза Савойская, сестра Сюзанны и мать короля, настаивала, чтобы указанные в брачном контракте территории перешли к ней из-за ее более близкого родства к покойной. Франциск был уверен, что захват спорных территорий настолько улучшит его собственное финансовое положение, что он сможет продолжить войну, и начал конфискации в пользу Луизы. Бурбон, возмущенный этими действиями и все более и более изолированный в суде, начал переговоры с Карлом V, чтобы предать французского короля
В 1523 году положение Франциска I неимоверно осложнилось. Смерть Дожа Антонао Гримани заставила Андреа Гритти, ветерана войны Камбрейской Лиги и нового Дожа, немедленно вернуться в Венецию. Он быстро начал переговоры с императором и 29 июля заключил с ним Вормское Соглашение, которое вывело Республику из войны. Бурбон продолжал свои переговоры с Калом, предлагая поднять восстание против Франциска в обмен на деньги и немецкие войска. Когда Франциск узнал о заговоре и в октябре вызвал коннетабля в Лион, тот симулировал болезнь и сбежал в Безансон, на Имперскую территорию. В ярости, Франциск приказал арестовать тех сторонников Бурбона, каких смог захватить, но сам герцог, отклонив окончательное предложение прийти к соглашению, открыто отдался под покровительство императора.
Тем временем, 18 сентября 1523 года, большая английская армия герцога Суффолка, соединившись с фламандско-имперскими войсками, двинулась из Кале вглубь французской территории. Французы были не готовы к этому нападению и оказались неспособны сопротивляться, и Суффолк скоро вышел к реке Сомма, разоряя по пути следования сельскую местность, и остановившись всего в пятьдесяти милмях от Парижа. Но Карл не в смог поддержать английское наступление, и Суффолк, не склонный рисковать самостоятельным нападением на французов, начал отступление от Парижа 30 октября, возвратившись в Кале к середине декабря.
Франциск теперь смог сконцентрировать внимание на Ломбардии. В октябре 1523, французская армия в 18 000 солдат под командованием адмирала Бонниве продвинулась к Новаре, где к ней присоединились столько же швейцарских наемников. Просперо Колонна имел только 9 000 солдат, явно мало, чтобы выступить против французского войска, отступил к Милану. Бонниве, однако, переоценил численность имперской армии и отошел на зимние квартиры, вместо того, чтобы напасть на город; и имперское командование к 28 декабря, когда вице-король Неаполя Карл де Ланнуа заменил умершего Колонну, получили подкрепления в виде 15 000 ландскнехтов и крупного контингента под командованием Бурбона. Тем временем умер папа Адриан VI, и папский престол занял кардинал Джулио Медичи, под именем Климента VII, круто изменивший политику своего предшественника и заключивший союз с Францией.
Весною 1524 года имперцы начали враждебные действия. Силы достигали 25 000 против 13 000 у Бонниве; многие из швейцарцев оставили французскую армию. Последний уклонялся от боя, ожидая подкреплений из Франции, которые, однако, не приходили. Когда Ланнуа переправился через Тичино, имея намерение зайти в тыл французам, Бонниве начал отступать. Наконец в апреле герцог де Лонгвиль через Мон-Женевр привел французам к Сузе отряд кавалерии, a 10 000 швейцарцев, перейдя Сен-Бернар, сосредоточились к северу от Сезии, дабы помочь Бонниве, выступившему из Новары. Однако прибытие подкреплений не ускользнуло от внимания союзников, и 4-тысячный отряд был отправлен ими для воспрепятствования соединению швейцарцев с Бонниве. Последнему пришлось переправляться через Сезию с большими потерями под натиском следовавшего за ним Бурбона. Произошло два последовательных столкновения на правом берегу Сезии французский арьергарда - 150 всадников и 2000 швейцарских пехотинцев, с имперским авангардом и венецианской легкой кавалерией и аркебузирами. Пехоте удалось переправиться с огромными потерями - 1000 швейцарских пехотинцев были убиты, еще 500 утонули. Венецианцы и имперцы захватили 7 орудий, 2 знамени, много фургонов с боеприпасами и несколько повозок. При переправе был ранен сам Бонниве, на поле сражения пал знаменитый Байярд (30 апреля). После переправы Бурбон продолжал теснить французов почти до самого Дофинэ, куда успели отступить остатки королевской армии.
В начале июля д'Aвалос Пескара и Бурбон с 11 000 солдат перешли р.Вар и вторглись в Прованс в то время, как адмирал Гуго де Монкада с испанским флотом появился y берегов Прованса. Впрочем, этот флот значительно уступал французской эскадре Андрея Дориа, который захватывал все, что подвозилось союзникам морем. Продвигаясь без сопротивления через большинство небольших городов, Бурбон 9 августа вошел в провинциальный центр Экс-ан-Прованс, принял титул графа Прованса и направил заверения своей преданности Генриху VIII взамен на поддержку последнего против Франциска. К середине августа Бурбон и д'Aвалос осадили Марсель, единственную крепость в Провансе, которая оставалась во французских руках, но стойкая оборона города в совокупности с продовольственными затруднениями у осаждавших и возникшими трениями между Пескарой и Бурбоном принудили их снять осаду, тем более что на выручку осажденным приближалась 35-тысячная французская армия. Только благодаря личной энергии Пескары и замечательной стойкости его войск союзной армии удалось благополучно отступить через Геную в Пьемонт и Ломбардию. Достигнув в конце сентября Авиньона, французский король едва не отрезал союзникам пути к отступлению на Милан. Форсированные марши, болезни и лишения значительно ослабили имперскую армию.
В середине октября сам Франциск пересек Альпы и двинулся на Милан во главе больше чем 40 000 армии. Бурбон и д'Aвалос со своими войсками еще не восстановились после кампании в Провансе, и были не в состоянии организовать серьезное сопротивление. Французская армия двигалась несколькими колоннами, отражая попытки имперцев задержать ее продвижение, но не смогла принудить их главные силы принять решительное сражение. Карл де Ланнуа, который сконцентрировал приблизительно 16 000 солдат в Милане, решил, что не сможет защитить город от подходивших 33 000 французских войск, и 26 октября ушел к Лоди. Вступив в Милан и назначив Луи II де ла Tремуйля губернатором, Франциск (по настоянию Бонниве и против совета других старших командиров, которые настаивали на более энергичном преследовании Ланнуа) двинулся на Павию, где оставался Антонио де Лейва сильным имперским гарнизоном.
Главная масса французских войск достигла Павии 28 октября. Ко 2 ноября, Moнморанси пересек реку Тичино и блокировал город с юга, завершив его окружение. В Павии находилось приблизительно 9 000 солдат, главным образом наемники, которым Антонио де Лейва был в состоянии заплатить только церковной утварью. Подвергнув укрепления бомбардировке артиллерией, к середине ноября французы сделали несколько брешей в стенах. 21 ноября Франциск предпринял попытку штурма через две из них, но был отбит с тяжелыми потерями. После этого, испытывая затруднения в связи с дождливой погодой и нехваткой пороха, французы решили ждать, когда защитники ослабнут от голода.
В начале декабря контингент испанцев, которыми командовал Гуго де Moнкада высадилась около Генуи, намереваясь вмешаться в конфликт между профранцузскими и прогабсбургскими фракциями в городе. Фрэнсис послал войска во главе с Микеле Антонио I Салуццo, чтобы перехватить их. Перед лицом более многочисленных французов и оставленный без поддержки с моря после прибытия профранцузского флота, которым командовал Андреа Дория, испанские войска сдались. После этого Франциск подписал секретное соглашение с Римским папой Клементом VII, который обязался не помогать Карлу в обмен на помощь Франциску в завоевании Неаполя. Вопреки совету его старших командиров, Франциск отделил часть своих сил во главе с герцогом Олбани и послал их на юг, чтобы помочь Римскому папе. Ланнуа попытался перехватить экспедицию близ Фиоренцолы, но понес тяжелые потери из-за вмешательства «Черной Банды» Джованни Meдичи, который только что перешел на сторону французов, и был вынужден возвратиться к Лоди. Meдичи возвратился к Павии с пороховым обозом от герцога Феррары; но в то же время положение французов было ослаблено уходом почти 5 000 швейцарских наемников-гризонцев, которые возвратились в свои кантоны, чтобы защитить их от мародерства ландскнехтов.
В январе 1525 года Ланнуа был усилен прибытием Георга Фрундсберга с 15 000 новых ландскнехтов и возобновил наступление. Д'Aвалос захватил французскую заставу в Сан-Анджело, прерывая линии коммуникаций между Павией и Миланом, в то время как отдельная колонна ландскнехтов двинулась на Бельгийозo и, несмотря на то, что вынуждена была временно отойти обратно из-за рейда во главе с Meдичи и Бонниве, в конце-концов заняла город. К 2 февраля Ланнуа был всего в нескольких милях от Павии. Франциск расположил большинство своих сил в окруженном стеной большом парке Mирабеллo вне городских стен, находясь между гарнизоном Лейвы и приближающейся имперской армией. Перестрелки и стычки с гарнизоном продолжались в течение всего февраля. Meдичи был серьезно ранен и со своими солдатами ушел к Пьяченце, чтобы подлечиться, вынуждая Франциска вывать большую часть миланского гарнизона для восполнения ухода «Черной Банды»; но в целом борьба имела незначителный эффект. 21 февраля имперское командование, подстегиваемое плохим снабжением и ошибочно полагая, что французские силы были более многочисленными, чем их собственные, решили начать атаку на замок Mирабеллo, чтобы спасти репутацию и достаточно деморализовать французов, чтобы гарантировать безопасное отступление.
Рано утром от 24 февраля 1525 года имперские саперы сделали проломы в стенах парка Mирабеллo, позволяя силам Ланнуа войти в него. В то же самое время Лейвa вышел из Павии с солдатами гарнизона. В последовавшем четырехчасовом сражении французская тяжелая конница, которая оказалась настолько эффективной против швейцарцев при Maриньянo десять лет назад, своей стремительной атакой перекрыла линию обстрела собственной артиллерии, была окружена и перебита ландскнехтами и многочисленными испанскими аркебузирами д'Aвалоса. Тем временем, ряд длительных схваток пехоты привел к бегству с поля боя швейцарской и французской пехоты. Французы понесли огромные потери, потеряв большую часть своей армии. Бонниве, Жак де ла Палис, Ла Тремуйль и множество других знатных дворян были убиты, в то время как Анн де Монморанси, Роберт де ла Maрк и сам Франциск были взяты в плен наряду с менее знатными дворянми. В ночь после сражения Франциск дал Ланнуа письмо, которое было доставлено его матери в Париж, и в котором он сообщил то, что случилось с ним. Скоро он узнал, что герцог Олбани потерял большую часть его армии от истощения и дезертирства, и возвратился к Франции не достигнув Неаполя. Остатки французских сил, кроме маленького гарнизона, оставленного, чтобы держать Кастель Сфорцескo в Милане, отступили за Альпы под командованием Карла IV Aлансонского, достигнув к марту Лиона.
После Павии судьба французского короля и собственно Франции стала предметом ожесточенных дипломатических маневриров. Карл V, испытывая недостаток в средствах, чтобы заплатить солдатам, решил воздержаться от брачного союза с домом Тюдоров, который он обещал Генриху VIII, и вместо этого стремился жениться на Изабелле Португальской, которая должна была принести более существенное приданое. Бурбон, тем временем, договаривался с Генрихом, чтобы вторгнуться и разделить Францию, и в то же самое время поощрял д'Aвалоса захватить Неаполь и объявлять себя королем Италии. Луиза Савойская, оставленная как регент Франции на время отсутствия сына, попыталась собрать войска и средства, чтобы защитить от ожидаемого вторжения английских войск в Артуа. Франциск, убежденный, что он восстановил бы свою свободу, если бы смог получить личную аудиенцию с Карлом, нажал на д'Aвалоса и Ланнуа, которые сопровождали его в Кастель Нуово в Неаполе, чтобы они вместо этого отправили его в Испанию. Сговорившись с коварным Бурбоном, они согласились, и 12 июня Франциск прибыл в Барселону.
Франциск первоначально содержался на вилле в Бенисаньйо, около Валенсии, но Карл, предпочитавший договариваться об урегулировании через Moнморанси и Ланнуа, заподозрил, что итальянцы скоро окажутся неверными союзу с Империей, приказал перевезти короля в Мадрид и там заключил его в Алькасар. Он наотрез отказался принимать Франциска лично, пока последний не подпишет условия предложенного договора. Карл потребовал не только передачу Ломбардии, но также и Бургундии и Прованса, что вынудило Франциска заявить, что французский закон препятствует ему отдавать любые страны без одобрения Парламента, признав его решение недействительным.
В сентябре Франциск серьезно заболел, и его сестра, Маргаритка Наваррская, выехала из Парижа, чтобы присоединиться к нему в Испании. Имперские доктора, лечащие короля, полагали, что его болезнь была вызвана его горем от того, что он не был принят императором, и убеждали Карла посетить его. Карл, поступил в соответствии с советом его Великого Канцлера, Меркерино Гаттинары, который утверждал, что поведение Франциска на его смертном одре было представлением, разыгранным для решения его проблем, а не нуждой в сострадании, и, таким образом, он был не достойным внимания императора. Карл с этим согласился; и Франциск вскоре полностью восстановел. Он предпринял неудачную попытку бежать, имевшую последствием только отправку Маргариты назад во Францию.
К началу 1526 года Карл столкнулся с требованиями Венеции и Римского папы восстановить Франческо II Сфорцу на троне Милана, и стал беспокоится, чтобы достигнуть урегулирования с французами прежде, чем начнется очередная война. Франциск, чьи попытки сохранить Бургундию окончились без результата, был готов сдать её, чтобы добиться собственного освобождения. 14 января 1526 года Карл и Франциск подписали Мадридское Соглашение, согласно которому французский король отказался от всех своих требований в Италии, Фландрии, и Артуа, отдал Бургундию Карлу, согласился послать двух сыновей в качестве заложников, и обещал жениться на сестре Карла Элеоноре Габсбург и восстановить Бурбона во всех его правах и владениях. Франциск был освобожден 6 марта и, сопровождаемый Ланнуа, отправился на север к Фуэнтарабии. 18 марта он пересек Бидасoa и вступил на землю во Франции, в то время как Дофин и его брат, доставленные в Байонну Луизой и Лотреком, отбыли в Испанию. К этому времени Франциск достиг мира с Англией в соответствии с Хэмптон-Кортским договором; подписанным Томасом Вулси и французским послом в Хэмптон-Корте в 1526 году, и было ратифицировано французской делегацией в апреле 1527 года в Гринвиче.
Франциск не имел никаких намерений выполнять остальные условия Мадридского соглашения. 22 марта, с благословением Римского папы, он объявил, что он не будет связан обязательствами относительно Мадридского договора, потому что он был подписан под принуждением. Климент VII, который тем временем убедился, что возросшая власть императора стала угрозой его собственному положению в Италии, напарвил посланников Франциску и Генриху VIII, предлагая союз против Карла. Генрих, не получив ничего по Мадридскому соглашению, был восприимчивым к подобным предложениям.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 06 авг 2012, 11:23 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
2-я война императора Карла V с Франциском I (1527—29 гг.).


Потрясенный поражением французов в итальянской войне 1521-26 годов, Климент вместе с Республикой Венеция начал организовывать союз, чтобы заставить уйти Карла V из Италии. По возвращении из плена, Франциск I отказался подтвердить Мадридский трактат и быстро объявил о своем намерении помочь Клименту.. 22 мая 1526 года он присоединился к так называемой "Климентийской", или Священной, Лиге, образованной папой Климентом VII с Венецией, Миланом и Флоренцией для освобождения Италии от испанского ига. Война началась в Италии прежде, чем Франциск успел отправить туда войска, и ход ее явился крайне неблагоприятным для папы и герцога Миланского. Лига быстро захватила Лоди, но имперские войска вошли в Ломбардию Тем не менее, на выручку Франческо Сфорца, осажденного в миланской цитадели, двинулась венецианская армия герцога Урбино и вспомогательный папский отряд Джованни Медичи. Только в начале июля эти войска появились под стенами Милана; однако к этому времени Карл Бурбон, возвратившийся из Испании, уже вынудил Франческо Сфорца сдать ему городскую цитадель и удалиться в Лоди, где тот открыто примкнул к Лиге. В то время, как императорская армия была ослаблена болезнями и отсутствием денег, чтобы оплачивать жалованье солдатам, герцог Урбино, который командовал армией Лиги, не решился атаковать Милан и ожидал подкрепления. Морская блокада Генуи, которой в звании адмирала руководил Педро Наварро, провалилась - он упустил менее многочисленный испанский флот и был отстранен от командования. В сентябре 1526 года, после поражения венгров под Мохачем от Сулеймана Великолепного, Климент VII под давлением римского дворянства должен был заключить перемирие с императором.
Зимой 1527 года герцог Урбино перешел в наступление против 14 000 ландскнехтов Фрундсберга, двигавшихся на соединение с Бурбоном, но безуспешно, и немцы присоединились в Пьяченце к испанской армии Бурбона. В апреле 1527 года, когда во Флоренции разгоралось народное восстание против Медичи, императорская казна была пуста, и заплатить 34 000 наёмников — 6000 испанцев, 14000 ландскнехтов, итальянские пехотинцы и отряды конницы под начальством Фернандо Гонзаго и Филибера Оранского, причитающееся им за несколько месяцев жалование, Бурбону и Фрундсбергу было нечем, что вызвало открытое возмущение солдат. В поисках лёгкой добычи имперцы неожиданно выдвинулись из Ареццо в сторону Рима. Внимание папы было занято событиями во Флоренции, и защитники города были немногочисленны — около 5000 ополченцев во главе с кондотьером Ренцо да Чери да швейцарская гвардия. Более чем 20-тысячная императорская армия, к которой примкнуло немало разбойников со всей Италии, 5 мая приступила к осаде Рима. Сложилась немыслимая доселе ситуация, когда христианское войско осадило город «наместника Христа на Земле». Среди осаждавших Рим встречались лютеране, однако сам Лютер не одобрял это предприятие. Не был в восторге от этих событий и император, хотя унижение папы, безусловно, усиливало его позиции в Европе. Во время обстрела городских стен погиб Карл де Бурбон и в стане осаждавших воцарилась анархия. Как гласит легенда, роковой выстрел был сделан золотых дел мастером Бенвенуто Челлини. 6 мая имперцы ворвались в город и подвергли его такому разорению, какого он не видел со времён варварских нашествий. Швейцарская гвардия была перебита на ступенях собора св. Петра (из 189 гвардейцев уцелело 42). Это событие овеяно легендами в истории Ватикана — до сих пор гвардейцы принимают присягу в роковой день 6 мая. Сам папа оказался заперт в замке св. Ангела, куда он бежал из Ватиканского дворца, воспользовавшись тайным ходом. После казни защитников города началось повальное разграбление дворцов вельмож и кардиналов, известных своей близостью к понтифику. Проимперски настроенным римлянам пришлось откупаться от оккупантов золотом. Даже злейший враг папы, кардинал Колонна, оказался бессилен остановить происходящее. Итальянские войска Урбино и графа Гвидо Рангоны, узнав о падении Рима, отступили к Витербо.
Потеряв надежду на помощь союзников, папа 5 июня сдался имперским войскам и должен был принять тяжелые условия (заплатить 400 000 дукатов, передать императору замок св. Ангела, крепости Остию, Чивита-Веккию и Чита-Кастеллану, a также очистить Парму и Пиаченцу), до выполнения которых оставался заложником. Узнав о плене папы, За время заточения понтифика венецианцы заняли папские города Равенну и Червию, а Сиджизмондо Малатеста вернулся в Римини. Потребовалось несколько десятилетий на восстановление утраченных позиций в Италии, однако в Европе политический престиж Ватикана был подорван навсегда.
30 апреля 1527 года Генрих VIII и Франциск подписали Вестминстерский договор, обязавшись комбинировать свои действия против Карла. Король послал к итальянской союзной армии слабый корпус маркиза Салуццо, присоединившийся к ней в июле 1527 г.. По настоятельному требованию английского короля и венецианцев, главнокомандующим союзной армии (50 000 солдат) был назначен Лотрек, которому Генрих VIII дал в помощники английского генерала Роберта Джернигэма. В сентябре 1527 года была занята французами Генуя, осаждаемая с суши Чезаре Фрегозе и Педро Наварро, a с моря — Андреа Дориа. Наварро снова использовал подкопы для подрыва стен Генуи, а затем и Алессандрии. Лотрек продолжал двигаться вперед и 4 октября занял Павию. Армии Лиги провели зиму в Болонье и приготовились к весенней кампании, с целью изгонять из полуострова соперника, удерживавшего Неаполь.
Лотрек, опасаясь свирепствовавшей в Папской области чумы, ожидал исхода переговоров, которые Франциск вел с императором. 28 января 1528 г. эти переговоры были прерваны, императору была объявлена война, и в конце февраля Лотрек двинул свою армию к Неаполю; Наварро шел во главе авангарда отдельной колонной. Во всех неаполитанских городах приверженцы Анжуйского дома принимали французов с радостью, и в мае 1528 г. в руках императора оставались только Неаполь, Манфредония и Гаэта. Пока происходили указанные события, принц Филибер Оранский (неаполитанский вице-король) прибыл в Неаполь. Наварро расположился лагерем под стенами Неаполя 9 апреля, соединившись здесь с войсками Лотрека. Последний осаждал город с суши, в то время как адмирал Дориа блокировал город с моря.

Отряд из 8 генуэзских галер под начальством Филиппино Дориа, племянника знаменитого Андреа Дориа, блокировал Неаполь с моря, базируясь на Амальфи в Салернском заливе. Скоро к генуэзскому флоту должна была присоединиться венецианская эскадра, и тогда была бы потеряна всякая надежда на выручку Неаполя с моря. Поэтому Монкада, несмотря на то, что y него было только 6 галер, решил напасть на Дориа до присоединения к нему венецианцев. Он посадил на галеры 1.000 испанских и германских солдат, что значительно усиливало их в те времена, когда абордаж играл такую огромную роль в морских сражениях, и, кроме того, присоединил к ним несколько мелких вооруженных каботажных судов. 28 апреля Монкада вышел из Неаполя и направился к Амальфи, где стоял отряд Дориа. Последний, получив известие о выходе испанцев, наскоро принял от Лотрека 300 французских солдат и разделил свой отряд на 2 части. 5 галер должны были преградить испанцам путь, a 3, под нач. Ломеллино, должны были отойти в сторону и выжидать удобного момента, чтобы броситься на галеру испанского главнокомандующего. Чтобы усилить свои оборонительные средства, Дориа решился рисковать и вооружить мавританских невольников-гребцов; рассчитывая на давнишнюю вражду мавров к испанцам, он обещал невольникам в случае победы свободу. Отделение Ломеллино было принято испанцами за бегство, и они полным ходом бросились на Дориа, не приняв необходимых мер предосторожности, тогда как Дориа приказал всем, кроме артиллерийской прислуги и стрелков укрыться вниз, и первым открыл огонь, который вывел из строя значительное количество людей y испанцев. Однако, когда дело дошло до абордажа, испанцы начали одолевать, но в это время Ломеллино атаковал с трех сторон галеру Монкада, который был убит, и это решило дело. 2 испанские галеры были взяты в плен, другие 2 потоплены, a 2 бежали, и т. к. принц Оранский немедленно приказал повесить командира первой возвратившейся в Неаполь галеры, то вторая вернулась и передалась Дориа. Генуэзцы потеряли в этом сражении убитыми 500 человек, испанцы — 1.400.
Прогноз был в пользу победы Лиги: 26.000 ее солдат противостояли всего 10.000 испанцев и немцев (плюс небльшое количество неаполитанской пехоты и легкой албанской кавалерии). Морская блокада, которой руководил Андреа Дориа, доказала свою прочность. Однако, вскоре генуэзский адмирал договорился с императором и летом, вслед за подписанием соответствующего контракта, корабли дяди и племянника прекратили препятствовать подвозу подреплений для испанско-германского гарнизона и начали атаковать с моря осаждавших. После этого взятие Неаполя сделалось делом почти невозможным, что и решило участь армии Лотрека.
Чтобы лишить осажденных воды, Лотрек приказал засыпать каналы, которые подводили ее к городу. Но, в следствие этого район, где разбили лагерь его солдаты, оказался затопленным. Летнее тепло увеличило в этих местах количество москитов и других насекомых, и среди союзнических войск началась эпидемия чумы. Несмотря на это, французский маршал все еще верил в то, что Неаполь падет, и не хотел снимать осаду, но заболел сам и умер 15 августа, равно как тысячи его солдат. Маркиз Салуццо, заместитель Лотрека, 29 и 30 августа начал немедленный отход армии, оставив артиллерию, припасыы и снаряжение. Увидев бегство своих врагов, имперцы вышли из цитадели и преследовали их. Легкая кавалерия настигла в Aверсе и принудила к капитуляции в самую многочисленную их группу, в который находился Педро Наварро, уже больной чумой. В плен попал и сам марких Салуццо.
Вслед за тем имперцы завладели всей Нижней Италией. Что касается Ломбардии, то военные действия происходили там в течение всего лета и зимы 1528 г., но без решительных результатов. На следующий же год главнокомандующий французской армии, граф Сен-Поль, имея 10 000 пехоты (в т.ч. 2500 немцев и 2000 итальянцев) и 1.000 кавалерии, 21 июня 1529 года потерпел от Антонио де Лейва поражение при Ландриано. Испанцы произвели ночное нападение на французский арьергард, при этом немецкие копейщики разбежались под огнем аркебузиров де Лейвы, в то время как французы и итальянцы держались. 2000 французских пехотинцев с Гвидо Рангони во главе спаслись. Имперцы овладели обозом и артиллерией. Сен-Поль попал в плен.

Это поражение, наряду со снятием Андреа Дориа блокады Генуи и принуждением к капитуляции Савоны окончательно похоронило надежды Франциска на завоевание Италии и вынудило его искать мира с Карлом. Переговоры начались в июле 1529 года в пограничном городе Камбрэ и велись в первую очередь между матерью Франциска Луизой Савойской со стороны французов и ее невесткой Маргаритой Австрийской со стороны ее племянника императора, Карл, незадолго до этого непосредственно прибывший в Италию из Барселоны, добиля условий, в значительной степени повторяющие Мадридские Соглашения тремя годами ранее. Франциск терял Артуа, Фландрию, и Tурне, и был обязан заплатить выкуп в размере двух миллионов золотых экю прежде, чем его сыновья будут освобождены. Однако, из договора были удалены статья о передаче Бургундии и различные пункты, имеющие отношение к Карлу де Бурбону, убитому два года, назад. Заключительное соглашение, подписанное 5 августа, вывело Францию из войны, оставляя Венецию, Флоренцию, и Римского папу один на один против Карла.
Карл, прибыв в Геную, встретился в Болонье с Римским папой. Климент амнистировал участников разгрома Рима и обещал короновать Карла. В свою очередь, он получил Равенну и Червию; города, которые Республика Венеция обязана была сдать ему, наряду с её оставшимся владениями в Апулии, переходившими Карлу в обмен на то, чтобы сохранить территории, которые она захватила после Maриньянo. Наконец, Франческо Сфорца разрешали возвратиться в Милан.
Тем не менее, военные действия в Италии все еще продолжались, но на этот раз главным объектом имперской армии явилась Флоренция. После соглашения в Болонье летом 1529 года Карл и Климент начали планировать наступление против Флорентийской Республики. Принц Оранский прибыл в Рим в конце июля; где ему Римским Папой было выделено приблизительно 30 000 дукатов с обещаниями дополнительных средств позже, и приказали напасть на Перуджу который и Флоренцию. Оранский собрал приблизительно 7 000 пехотинцев, главным образом остатки ландскнехтов, которые последовали за Георгом Фрундсбергом в Италию в 1526 году, и различные итальянские подразделения. Флоренция, тем временем, готовилась сопротивляться нападению, собрав почти 10 000 солдат милиции и уничтожив постойки вне городских стен.
Оранский двинулся к Флоренции, собирая по пути дополнительные войска. Он испытывал нехватку артиллерии, и был вынужден реквизировать орудия из Сиены. Сиенцы, относившиеся лояльно к Римскому Папе, содействовали ему; но задержали их прибытие до 24 сентября, Имперские силы были все еще в Moнтеварчи, в двадцати пяти милях от Флоренции, ожидая обещанные орудия.
После изгнания Медичи во Флоренции вновь была восстановлена республиканская конституция, существовавшая в 1494 г. Высшим органом власти стал Большой совет из двухсот граждан республики, избираемых по старой демократической системе. В компетенцию Большого совета вошло формирование правительства — Синьории из восьми приоров и гонфалоньера справедливости, а также утверждение законов республики. Синьория осуществляла общее руководство внутренней и внешней политикой и разрабатывала проекты законов, выносимые в Большой совет. Особые полномочия были предоставлены Совету Десяти, ответственному за военные вопросы. Гонфалоньер выполнял функции главы государства и избирался на один год, с правом переизбрания неограниченное количество раз. 31 мая 1527 г. гонфалоньером Флоренции был избран Николо Каппони, представляющий интересы умеренных республиканцев. Однако в стране немедленно началась острая борьба между различными политическими группировками: фратески (умеренные, главным образом, мелкие торговцы), паллески (сторонники Медичи), оттимати (аристократия) и аррабиати (радикальные демократы, ярые противники Медичи). Борьба закончилась победой радикалов, в основном, мелких ремесленников и торговцев, к которым примкнули низшие социальные слои. Под их давлением летом 1527 г. Флоренция объявила о присоединении к Коньякской лиге и поддержала французское вторжение в Италию. Однако первоначальные успехи французской армии вскоре обернулись поражением при Ландриано. 5 августа 1529 г. Франция заключила сепаратный Камбрейский мир с королём Испании и германским императором Карлом V, отказавшись от претензий на итальянские территории. Вскоре из войны вышел и Папа Римский: подписанием Болонского договора Климент VII обязался короновать Карла V императором и признал испанскую гегемонию в Италии, за что получил обещание имперской помощи в восстановлении власти Медичи во Флоренции. После Камбрейского и Болонского договоров сопротивление испанско-имперским силам на Апениннском полуострове продолжала одна лишь Флоренция. В республике была воссоздана народная милиция, были наняты отряды профессиональных кондотьеров, под руководством Микеланджело Буонарроти началось создание сильных фортификационных сооружений для обороны города. Николо Каппони, пытавшийся начать переговоры о мире с папой, был смещён с поста гонфалоньера. К власти пришли радикальные аррабиати во главе с новым гонфалоньером Франческо Ферруччи. Однако в сентябре 1529 г. имперские войска вторглись на территорию республики и захватили Фиренцуолу, вызвав панику в столице и бегство многих аристократов и крупных торговцев. Микеланджело 10 сентября так же покинул город, предупредив о том, что Малатеста Баглиони готов предать, однако в середине ноября он вернулся и снова занял свой пост. Множество наемников, которых ранее наняла Республика, отказалось сражаться область против императора.
Существенные успехи, делаемые на возведении укреплений, и задержка продвижения имперцев, усиливало решение города бороться. 5 октября Оранский возобновил марш и 24 октября расположился со своей армией на холмах вокруг Флоренции. Город защищал гарнизон приблизительно в 8 000 солдат. Осмотр флорентийских укреплений показал, что их легко взять штурмом, но вместо этого имперская армия сосредоточилась на артиллерийских дуэлях и перестрелках с защитниками города. Тем временем, прекращение боевых действий в других частях Италии привлекала в имперскую армию тысячи безработных солдат, существенно увеличивая их ряды; среди вновь прибывших был Фабрицио Марамальдо, известный своими зверствами.
Обещания помощи, которые флорентинцы получили от Франциска I, оказались не выполненными. Хотя его сыновья были освобождены из Мадрида, Франциск не желал открыто бросить вызов Карлу так скоро. В это время он выделил некоторые денежные суммы флорентийским банкирам, которым, очевидно, был должен, но он не посылал никаких войск, чтобы помочь Флоренции, как обещал.
Центр борьбы переместился в город Вольтеррa, который контролировал коммуникации Флоренции, и чья цитадель была все еще в флорентийских руках. Имперские войска напали на Вольтерру; в ответ флорентинцы послали на помощь Франческо Ферруччо, командующего гарнизоном в Эмполи.. Ферруччо легко отбил имперские войска; но, вопреки приказу Совета Десяти остаться в Вольтерре, он ушел назад в Эмполи с большей частью своих его войск. Это позволило Maрамальдo и Вителли войск с 5000 пехотинцами и 500 всадниками после его отъезда повторным нападением захватить город.
С потерей Вольтерры надежды флорентийцев на открытие линий поставок в город угасли и они отозвали Ферруччо со вспомогательной армией, которую он собрал вокруг Пизы. Оранский, договорившись, чтобы командующий гарнизоном Флоренции Малатеста Баглиони не напал на имперские войска в его отсутствие, пошел с с 3000 пехотинцами и 1000 всадниками, чтобы перехватить его.
Ферруччи оставил Пизу 1 августа с 3000 пехотинцами, 500 всадниками и некоторым числом мулов, транспортировавших 100 орудий (фальконетов). По ровной дороге, построенной римлянами, он направился к Каламеце, чтобы затем, оттуда, идти в Сан Марчело, замок враждебной партии Медичи. Так как Каламеца отказалась впустить Ферруччи, последний атаковал этот замок и поджег его. После короткой стоянки, он продолжил движение к замку Гавиньяно, крепости сильной союзническими отношениями с Флоренцией.
Первая неожиданность произошла на равнине Доциa, куда подошли войска, пришедшие из Пистойи, и которые атаковали вначале деревню и замок, захватили их, но затем под натиском флорентийцев вынуждены были оставить. Именно в ходе этой стычки вокруг Вецчетo сошлись всадники обеих армий. Хотя флорентийские всадники, подразделение из 400 стратиотов, уступало числом противнику, они одержали вверх над тяжелой кавалерией, ведомой принцем Оранским. В этот момент разнеслась весть, что принц Оранский упал, будучи смертельно раненым двумя аркебузными пулями. Это тут же вызвало такую панику в рядах имперцев, что казалось, победа уже в руках у флорентийцев. Но, почти одновременно, Maрамальдo, который питал смертельную ненависть к Ферруччи, появился на поле битвы с 2000 ландскнехтов и предпринял атаку с тысячным отрядом во фланг флорентийскому арьергарду, открывая второй фронт. Франческо Ферруччи отступил к деревьям, которые окаймляли деревню, чтобы организовать оборону, но раненный второй раз, он был взят в плен с последней баталией флорентийских солдат. Это дерево, где флорентийцы сражались до конца, носит сегодня имя Сельварегги. Ферруччи привели на площадь деревни, где находился Фабрицио Марамальдо, который его оскорбил и, размахивая кинжалом, бросил: «Вспомни о тамбуٰре Вольтерры”. Ферруччи ответил: «Жалкий тип, ты убиваешь мертвого человека»; после чего Maрамальдo его убил.
Имперцы выиграли это сражение благодаря подавляющему численному превосходству (9000 их солдат противостояло 3500 Ферруччи). Это крайне жестокое сражение стоило жизни 2500 солдатам (1000 флорентийских и 1500 имперских), среди которых оказались командующие обоих лагерей. Смерть Ферруччи означала быстрое падение Республики. Несмотря на героизм защитников Флоренции, город был обречён. Несмотря на попытки некоторых граждан продолжить сопротивление борьбу в пределах города, правительство не могло долго протянуть с разгромленной армией. После одинадцати месяцев обороны начались переговоры с Папой. 10 августа 1530 г. Флоренция капитулировала перед имперскими войсками и согласилась на возвращение Медичи и реформирование государственного устройства республики. Баглиони и остатки от его войск оставили город.
Вступление в город имперско-папских войск сопровождалось массовыми репрессиями, казнями и изгнанием республиканцев. В 1531 г. во Флоренцию прибыл её новый правитель Алессандро Медичи, внук Лоренцо Великолепного. Демократическая конституция была отменена, а в 1532 г. Алессандро был провозглашён герцогом Тосканы. Это означало конец Флорентийской республики и её преобразование в наследственную монархию под властью дома Медичи.


3-я война императора Карла V с Франциском I (1536—38 гг.).

После мира в Камбре в 1529 г. обе стороны 6 лет готовились к новой борьбе. В 1535 г. Франциск удачно воспользовался отсутствием Карла V, увлекшегося покорением Туниса и Ла-Гулетты (сдавшейся 14 июля 1535 г.), и по просьбе оппозиционных императору протестантских князей Германии объявил себя их покровителем; в то же время женитьбой своего старшего сына, Генриха Орлеанского, на племяннице Климента VII, Екатерине Медичи, приобрел расположение папы и успел сделать заем в миллион франков y турецкого султана Сулеймана II Великолепного. Вслед за смертью герцога Миланского Франческо Сфорца (в октябре 1535 г.), завещавшего свои владения императору, король предъявил права не только на Милан, но и на Савойю и Пьемонт, как наследник Луизы Савойской, и занял последние две области, двинув в Италию армию адмирала Шабо де Бриона; французские войска вступили в Турин, создав тем самым угрозу для Милана..
В 1536 году Карл V с триумфом возвращается из Туниса, вынашивая планы унификации христианства, встречается с Папой, и в присутствии французских послов заявляет, что если Франциск I не принимает его условия мира, то он объявляет ему войну. Единственная альтернатива, которую он предлагал, была личной дуэлью между им и Франциском I: если побеждает он – призом стала бы Бургундя, если победителем будет Франциск - он получает Милан.
Карл V позволил своим министрам и военачальникам, в первую очередь Андреа Дориа и Антонио де Лейве, навязать себе решение предпринять против Франции наступление со всех сторон с суши и моря. Был составлен грандиозній план вторжения во Францию с 4-х сторон: 40 000 пехоты и 10 000 кавалерии под началом Антонио де Лейвы должны были вытеснить французов из Пьемонта и, вторгнувшись в Прованс, занять Ниццу и Марсель; граф Нассауский из Нидерландов должен был овладеть Пикардией и Артуа, оттеснив войска Флоранса; 12 000 ландскнехтам, собравшимся на Рейне, приказано было сделать вторжение в Шампань против армии Гиза и Белле-Ланжи; испанские отряды, составлявшие гарнизоны крепостей Руссильона, должны были опустошить Лангедок. По достижении намеченных целей первым трем группам вменялось в обязанность концентрически наступать к Парижу.
Наступление во Фландрии, как и вторжение из Нидерландов, провалились из-за отсутствия средств. Основные события развернулись в Провансе. 8 мая 1536 г. Антонио де Лейва с маркизом де Васто, герцогом Альбой и Фердинандом Гонзаго (всего 50 000 солдат), оттеснив Шабо де Бриона, перешли через Сезию, и вскоре вследствие измены маркиза Салуццо, командовавшего отрядом французских войск в Пьемонте, вся эта область, за исключением Турина, была занята имперцами. Вслед за этим император вступил в Прованс и 25 июля занял Ниццу, a затем двинулся к Марселю, куда Андреа Дориа должен был морем перевезти осадную артиллерию. Между тем, оборону Прованса французский король поручил коннетаблю де Монморанси и маршалу д'Юмьеру. Все крепости, кроме Марселя и Арля, были очищены от гарнизонов, которые притягивались к армии, сосредоточенной в укрепленном лагере близ Авиньона. Вся страна была опустошена французами, предпринимавшими нападения на имперских фуражиров, на магазины и обозы противника. Монморанси принял план систематического уклонения от решительного боя и постепенного ослабления сил протитвика путем лишения его жизненных средств и мелкими нападениями. Все жители Прованса, способные носить оружие, зачислялись в ряды армии, остальные с женами, детьми и стадами должны были укрыться в горах. Карл V осадил Марсель и Арль. Рассчитывая на средства богатого Прованса и на подвоз припасов флотилией Дориа, которая запоздала, он скоро почувствовал недостаток в продовольственных средствах; надеясь, однако, что королевская армия выйдет из своего укрепленного лагеря для деблокады осажденных крепостей, Карл V упорствовал в своем решении до половины сентября, когда увидел себя принужденным снять осаду обоих городов и решил подняться вверх по Роне к Авиньону, но Монморанси разрешил томившимся в бездеятельности латникам предпринять частные нападения на тылы и фланги неприятельских колонн; целая сеть партизанских отрядов окружала обозы противника, разделяла друг от друга его колонны и уничтожала отдельные отряды. Уже при снятии осад в армии Карла V оставалось не более половины приведенных им во Францию 50 тысяч; болезни и голод довершили разложение этой армии, и через 2 месяца после своего вступления в пределы Франции император начал свое тяжелое отступление. Монморанси не счел, однако, нужным перейти в наступление и энергичным ударом довершить поражение имперцев, ограничившись высылкой для поддержки партизан отрядов легкой конницы, которая преследовала имперцев до Коль-де-Тенде. С остатками войск Карл V в октябре отошел к Генуе, понеся огромные потери и отягощенный огромными долгами. Французы снова заняли Пьемонт. В следующем 1537 г. война продолжалась, но решительных событий не произошло.
Взаимное истощение заставило приостановить военные действия – у французов не было перспектив взять Милан, а у имперцев – изменить ситуацию в свою пользу, так как противника поддерживали турки и германские протестанты. В результате в июне 1538 года было подписано перемирие в Ницце на 10 лет с планом создания лиги против мусульман и протестантов.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Итальянские войны: Первая война Нового времени
СообщениеДобавлено: 06 авг 2012, 13:50 
Не в сети

Зарегистрирован: 01 май 2012, 13:13
Сообщений: 593
Очков репутации: 1

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Lion писал(а):
!ерт побери, если французы проигрывают, то, кажется, всегда питаются это делать наиболее разгромно

Lion писал(а):
Потерям, больше чем 1/10, я всегда склонен доверять очень осторожно.

Смотрите внимательно описание битв. В ходе самого сражения потери соспоставимы. Но французы как правило не преследуют разбитого противника, а испанцы преследуют до полного уничтожения и наносят врагу чудовищные потери именно в ходе преследования.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 57 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB