Изменить размер шрифта


Начать новую темуНаписать комментарии Страница 3 из 11   [ Сообщений: 159 ]
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 11  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:10 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Про-сто удивительно как Россия помогала Британии обыграть её своими же руками. Россия отказывалась от того, что ей нужнее было в первую очередь, и отдавала пальму первенст-ва Британии, тем самым обслуживая её геополитические интересы. Случайна ли подобная политика, если вспомнить, что все свои диверсионные реформы Пётр начал после того, как совершил длительное путешествие в страны Западной Европы (1697-1698 годы). По возвращении из них, в 1698 году, Пётр и развернул масштабные разрушительные рефор-мы российского государства и общественного уклада жизни (полностью этот уклад жизни игнорируя), заложив в России традицию «политического эпигонства» (подражательное, репликативное, не развивающее воспроизводство).
Более того Петр и его преемники, борясь за выход к Балтийскому морю, создали в Прибалтике эдакий германский заповедник. Местное население не только не обрусевало, а все более и более онемечивалось. Тем самым Пётр заложил геополитическую «мину за-медленного действия» и создал перспективные проблемы для России на Балтийском на-правлении. Вспомним, что до Петра I все московские цари и великие князья, присоединив к Московскому государству окраинные территории, кнутом и пряником пытались пере-мешать их население с русскими из центральных областей.
Предельная авантюристичность петровской политики проявляется и в том, что, не завершив ещё войны со шведами, он тут же бросается в Прутский поход (1711), что при-водит к его окружению и пленению. Большего позора для страны сложно себе предста-вить, но, тем не менее, многие историки, политологи и политики именуют Петра «вели-ким». Но где, критическое мышление столь необходимое для любого исследователя поли-тической истории собственного государства? Где принцип объективности? В общем, воз-никает масса вопросов не только к профессионализму внешнеполитического курса Петра, но к профессионализму отечественных исследователей политической истории России, особенно петровско-екатерининского периода. Но может иную политику мы увидим во внутренних делах? Давайте разберёмся и в этом.

4. Внутренняя политика Петра I и великоросский вопрос в контексте внешней поли-тики.

Итак, что же натворил Пётр I? Что же произошло при нём в XYIII веке? А случилось вот что. Переворот, осуществленный Петром, изменил ход исторического развития Рос¬сии. «Петр, - говорит Карамзин, - захотел сделать Рос¬сию – Голландиею». А для подобной страны нет нужды в высокой миссионерской (христиан¬ской) политике. Иными словами была предпринята попытка, разорвать национальную историче¬скую память и перенести самосознание наро¬да в иную систему пространственно-временных координат. Но в этой чужой системе новосотворенная «Голландия» оказалась как бы без истори¬ческих корней. Отсюда ощущение «неисторичности» России, которое так болезненно пережи¬вало русское общество в первой поло¬вине XIX в.; отсюда представление, что русские находятся как бы вне времени и «не принадлежат ни к одному из великих семейств челове¬чества», отсюда мучительное раздумье над историческими судьбами русского народа. Проще говоря, Пётр ото¬рвал русских от их византийских (греко-армянских) корней. В 1685 г. в Москву, как выше отмечалось, прибыли «греческие» иеромо¬нахи братья Лихуды – потомки знатного армяно-византийского «дома» Лихудов, представители которого занимали важные посты в государ¬ственном аппарате Византии и даже были Констан¬тинопольскими патриархами в XI и XII вв. (Константин III и Константин IV Лихуды), которые ставили перед собой зада-чу создания в Москве высшей богословской школы на твёрдых право¬славных основах. Сын Константина III Стефан был катепаном Васпуракана.
В конечном итоге их деятельность привела к учреждению в России Славяно-греко-латинской Академии, которая имела принципи¬альное отличие от западных университетов: она была право¬славной школой, ее характер определялся не схоластическим томизмом или умозрительным рационализмом протестантов, а живым святоотеческим учением. Чтобы утвердить и отстоять православный характер школы, русской Церкви пришлось выдержать напряженную борьбу с «духовными конкурентами».
Рожденная в борьбе Московская богословская школа стала не только светочем, но и бастио¬ном, столпом православия в России. Будучи богословской школой, Славяно-греко-латинская Акаде¬мия, с учетом той роли, которую православная Церковь играла в жизни русского общества, не могла не оказать глубокого воздействия на духовную и культурную жизнь России того вре¬мени. Создав подго¬товленные кадры, она способствовала подъему просвещения (духовно¬го и светского) в масштабах всей страны. Из нее выходили – это было неизбежно и необходимо – не только церковные, но и общественные и государст-венные деятели, не только богословы, но и философы, уче¬ные и поэты. Значение создания Московской богословской школы не ограничи¬вается национальными масштабами. Она стала рассадником богослов¬ских знаний не только для русской православной Церкви, но и для других поместных Церквей. Среди учеников Славяно-греко-латинской Академии бы-ли греки, армяне, грузины, поляки, литовцы, выходцы из Македо¬нии и Трансильвании. На грузинский язык Лихуды собирались даже перевести свой учебник грамматики. Таким об-разом, можно сказать, что Славяно-греко-латинская Академия оправдала надежды вос-точных патриархов, сыгравших столь важную роль в ее создании, и стала центром бого-словского образования общеправославного, все¬ленского значения.
Но уже в 1701 г. Академия утратила свое прежнее название Славяно-греко-латинских школ и стала называться Латинскими или Славяно-латинскими школами (обратите вни-мание, в этот год, как выше отмечалось, армяне обращаются к Петру за помощью). В Ака-демию приехали киев¬ские учителя, и характер школы изменился. Преподавание греческо-го языка в ней прекратилось, а его место занял латинский язык.
Повышение роли латинского языка и латинского образования в Академии было зако-номер¬ным явлением. Усиление протестантской и католической пропаганды в петровскую эпоху выну¬ждало русское православие более основательно изучать выдвигаемые против него доводы и ар¬гументацию, а также богословский потенциал инославия. Но изменение характера Академии было обусловлено не одним этим фактором. «Греческая школа» вос-принималась группировкой Петра как символ враждебного ей политического прошлого. Вот почему реформа школы совпала с назначением «протектором» Академии ставленника Петра митрополита Стефана Яворского.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:11 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Все недостатки, связанные с односторонней ориентацией на латин¬ское образование, стали очевидны с самого начала.
В период местоблюстительства Стефана Яворского эталоном для Академии служила система, принятая в католических университетах. В основе курса богословия лежали со-чинения Фомы Аквинского. С возвышением арх. Феофана Прокоповича, что само по себе явилось знамением времени, Аквината вытеснили протестантские системы, переработан-ные применительно к право¬славию. Характерно, что на¬чало деятельности Феофана Про-коповича в области образования оз¬наменовалось разгромом Новгородской школы, осно-ванной Лихудами на прочных православных основах.
Из вышеизложенного не следует, что русское богословие и Москов¬ская духовная шко-ла в первой половине XYIII в. утратили свой право¬славный характер. Нет, они были пра-вославными и даже вели схола¬стическими методами на латинском языке полемику с ла-тинской схо¬ластикой, католической и протестантской. Но факт остается фактом: западно-европейская схоластика, даже критически воспринимаемая была более доступна русским богословам, чем святоотеческое уче¬ние, а находящаяся под влиянием протестантской схо-ластики богословская школа готовила уче¬ную элиту, оторванную от истоков православия и национальной жизни, свободно говорящую на мертвом языке и не способную выражать свои мысли на живом языке народа, которому она должна была разъяснять истины хри-стианского учения.
Как отмечал Карамзин, Петр, «худо воспитанный» «женевцем Лефортом», «не хотел вникнуть в истину, что дух народ¬ный составляет нравственное могущество государства, подобно физи¬ческому нужное для его твердости». А дух русский фундировался греко-армянской христианской цивилизацией – Византией и Арменией.
На этом фоне видится неслучайным появление школы протоиерея и ректора Москов-ской Академии А.В. Горского. Горский А.В. дал толчок возникновению русской византи-нистики, принципиально отличающейся от западной. Если для последней был характерен объективист¬ский, а по существу недоброжелательный подход к Византии и неспособность проникнуть в самый дух византизма, то с Горского начинается в России отношение к ви-зантийскому наследию как к живому духовному насле¬дию России. После него русские уже не могли относиться к Ви¬зантии беспристрастно: они будут вглядываться в прошлое Византии, пытаясь найти корни своей духовной жизни и разгадку судеб России.
Отсюда видно, что цель петровской реформы заключалась в абсолютизации государст-венной власти, ее освобождении от всех религиозно-нравственных норм. Это был вызов национальной тради¬ции, духовным ценностям и всему укладу жизни русского народа. Это был явный отход от византизма: конфликт между национально-религиозным и культур-ным идеалом и идеей импе¬рии, конфликт между национально-культурными интересами этноса, нации и имперскими госу¬дарственными интересами. Проще говоря «культурный империализм византизма» заменялся «материалистическим империализмом государства». Отсюда отсутствующая по сей день в Рос¬сии «культурная государственность» (Леонтьев К.Н.).
При Петре I империя, провозгласившая себя уже номинально им¬перией, окончательно выра¬батывает и утверждает свою идеологию, зеркально противоположную национально-культурному идеалу. В ней все иначе: вместо этнической общности – общность граждан-ская, вместо искон¬ной национальной территории, органически связанной с этногенезом и жизнью нации, - территория империи, не имеющая пределов для своего расширения, вме-сто духовной вселенскости и обще¬человечности (византизм) – глобальные имперские уст-ремления, вместо эсхатологии – политика, возведенная на уровень эсхатологии, вместо возвышенного космизма – принципиальная ограни¬ченная приземленность, вместо утон-ченного мистицизма – крайний рационализм и позитивизм, вместо рели¬гиозного понятия добра и Бога – абстрактное «общее благо», вместо нравственного закона – имперские юридические нормы, вместо лично¬стного начала (персонализма) – тотали¬тарность, вместо соборности (диархии) – коллегиальность, вместо духовной иерархии – табель о рангах, вместо терпимости – борьба с инакомыслием, вместо креационизма – ремесленничество, вместо творчества – его жалкая имитация. Вот почему в духовном и творческом отноше-нии пет¬ровский период оказался бесплодным. И если позднее в русской духовной и куль-турной жизни произошло возрождение, то произошло оно не благодаря петровским ре-формам, а вопреки им, вопреки имперской идеологии, которой так и не удалось до конца подавить и уничтожить нацио¬нально-религиозный идеал (византизм). Не случайно, ко-нечно, столь трагически складывалась судьба лучших и наиболее талантливых представи-телей творческой элиты России, само творче¬ство которых, сам талант, сложившийся на национальной основе, был вызовом бездуховной имперской идеоло¬гии.
Личная роль Петра в осуществлении реформ, связанных с его именем, весьма велика, и, тем не менее, переоценивать ее не следует. Враждебная личностному началу, имперская идеология измалывает в своих жерновах и личность монарха.
Наделенный неограниченной властью, правом казнить и миловать без суда и следствия, он вместе с тем оказывался рабом собственной власти. Происходила неизбежная десакрализация и в определенной степени деперсонализация власти правителя государства (вновь отход от византизма). Неудивительно, что исследователи, изучая вопрос о том, кто является инициатором тех или иных петровских реформ (сам император или его сподвижники), во многих случаях не находят концов: реформы диктовала безликая и абстрактная, но вместе с тем реальная и могущественная административно-командная система. Очередным ударом Петра по византизму имела церковная реформа. Убедительна позиция, изло-жена в записке С.Ю. Витте «О современном положении в Православной Церкви» (1904), где, в частности, говорится: «Учрежденный Преобразователем России Синод носит только внешние, отнюдь не канонические черты соборности. В нем соборное начало подменено коллегиальностью. Сущность соборного начала не в том, что во главе правления стоит не одно, а несколько лиц, а в том, что каждое из этих лиц является представителем целой общины. Коллегиальность же есть система внутренней бюрократической организации». К тому же вряд ли можно говорить, что Святейший Синод был учрежден с согласия восточных патриархов. Согласие патриархов (не всех, а только Константинопольского и Антиохийского) было получено post factum через два с половиной года, причем в ответ на послание Петра, в котором церковная реформа представлялась в искаженном свете.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:11 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Дезинформация, а также прямая зависимость пат¬риархов от политического покровительства и финансовой помощи ца¬ря (Константинопольскому патриарху в 1718 г. была обещана го-довая милостыня в 3000 руб¬лей) не могла не сказаться на решении восточ¬ных первосвяти-телей, утвердивших заочно ради¬кальнейшую церков¬ную реформу по представлению ми-рянина, хотя и главы государства, не спрашивая соборного мнения Русской Православной Церкви. Пётр, проще говоря, занимался элементарным «политическим вымогательством» и это в тяжёлых для восточных христиан усло¬виях. Аморальная (антихристианская) поли-тика Петра очевидна. Реформа Петра оказалась чре¬вата серьезными негативными по¬следствиями для Церкви. По существу произошло закрепоще¬ние духовенства, монашест-ва. За¬труднение притока свежих сил неминуемо вело к его интеллек¬туаль¬ному и духовно-му оскудению и к ослаблению, таким образом, нравственного влияния на общество. Цер-ковная реформа не могла, наконец, не повлиять на характер дальнейших отноше¬ний Рус-ской Православной Церкви с восточными патриархами. Они никогда уже не достигали той интенсивности и открытости, которые имели в XYII веке. Этому, правда, способство-ва¬ло и общее изменение обстановки в Оттоманской империи, но не учитывать последст-вий петровской реформы было бы неверно. Многих исследователей привлекал к себе во-прос, связанный с ре¬лигиозностью Петра. Его религиозность с элементами суеверия не вызывает сомнения. Нет со¬мнений в том, что православное воспи¬тание наложило свой не-изгладимый отпечаток на личность Петра, но его воздействие в силу ряда причин не было глубоким. Отсюда отсут¬ствие чуткости к самому сокровенному, сакраментальному в Пра-во¬славии. Чувство мистического восприятия Церкви у него было атрофировано. Он был совершенно равнодушен к церковной догмати¬ке. Обряды вызывали у него скорее иронию, и даже какое-то сатанин¬ское искушение к пародийному фарсу. С трудом верится в то, что Петра, с его нравственным изломом, привлекала этическая сторона православного христи-анства. Но он видел в Православии важный и столь необходимый для него стабилизи-рующий идеологический фак¬тор. Авторитарный режим Петра имеет в своей сущности яв-ные эле¬менты тоталитаризма. На исходе смутного XYII века Петр стремится наса¬дить и утвердить в стране и новое идеологическое единство. Вот почему все его законодательные акты до предела идеологизированы и представляют собой пространные философско-политиче¬ские тракта¬ты. Безусловно, Петр бы обошелся без православного христианства – протестантские концепции были понятнее для него и более подходили для его целей, но они не имели никаких шансов укорениться в огром¬ной стране, альтернативы Православию не существовало. Царь мог пародировать православные обряды на всешутейшем соборе, но обой¬тись без Православия он не мог. Попытка использовать православное христиан-ство, явившееся духовной закваской рус¬ского этногенеза и неразрывно связанное с рус-ской национальной идеей, в интересах противо¬стоящей ей имперской идеи является главным парадоксом петровской эпохи33. Более того, Петр I своей «форсированной ин-ду¬стриализацией» обрек Россию на экономиче¬скую отсталость в буду¬щем, т.к., рас-пространив крепостное право и на промышленный сектор экономики, он закрепил косную социальную структуру, ставшую тормозом на пути дальнейшего экономиче-ского разви¬тия государства. Итогом явилось идейное извращение истинных геопо-ли¬тических интересов России на долгие годы34.
Милюков П. Н., в своих произведениях развивает мысль, что реформы проводились Петром спонтанно, от случая к случаю, под давлением конкретных обстоятельств, без ка-кой-либо логики и плана, были «реформами без реформатора». Также он упоминает о том, что только «ценой разорения страны, Россия возведена была в ранг европейской держа-вы». По мнению Милюкова, в период правления Петра, население России в границах 1695 г. сократилось в силу беспрестанных войн. Но необходимо отметить, что все позитивные отзывы о петровской политике (например, С.М. Соловьева) в общем и целом не критичны, не осмыслены с позиций геополитических интересов государства и безопасности россий-ского народа. Эти отзывы с политологической точки зрения просто неграмотны. Можно было бы принять мнение, например, Н. И. Павленко, который считал, что преобразования Петра – это крупный шаг по пути к прогрессу (хотя и в рамках феодализма). Но весь во-прос в том, какой ценой и зачем делались эти преобразования, к тому же столь размаши-сто-грубо и политически не целесообразно? К сожалению ним во многом согласны вы-дающиеся советские историки: Е. В. Тарле, Н. Н. Молчанов, В. И. Буганов, рассматривая реформы с точки зрения марксистской теории. Что собственно неудивительно ведь почерк действий один и тот же бесконечные и противоречивые реформы «из под палки» за счёт, на их взгляд, неразумного народа. Спрашивается, а кому такие реформы нужны, если на-род нищает и депопулирует, а государство разваливается, удерживая свою централизо-ванность только лишь регулярным применением насилия? Пётр делал историю, но не по-нимал её. Чтобы защитить Отечество от врагов, он опустошил его больше всякого врага. После него государство стало сильнее, а народ – беднее. Вся преобразовательская его дея-тельность направлялась мыслью о необходимости и всемогуществе властного принужде-ния; он надеялся специфически им понятые блага только силой навязать народу. Горе бы-ло бы тому, кто вздумал задаться вопросом, а к добру ли ведёт нас царь, и не напрасны ли эти муки, не приведут ли они к мукам злейшим на многие сотни лет? Но думать, даже чувствовать что-либо, кроме покорности было запрещено. Пётр не изменил в стране само-го главного: крепостного права. Крепостническая промышленность. Временные улучше-ния в настоящем обрекли Россию на кризис в будущем. Реформы Петра имели крайне противоречивый характер. Крепостнические методы, репрессии привели к перенапряже-нию народных сил. Несмотря на введение целого ряда новшеств во все сферы жизни об-щества и государства, реформы вели к консервации самодержавно-крепостнической сис-темы в России. Даже самые безоговорочные поклонники Петра I не могли отрицать, что видимые достижения были куплены ценой глубоких внутренних конфликтов, перенапря-жения народных сил. Так называемая извращённая европеизация принесла новые идеи, которые были воспри¬няты верхушкой общества, но вызывали протест масс. Политика «извращённой и эпигонской европеизации» не нашла отклика в народе в целом, а не только лишь в наиболее консервативной его части. Последовал стрелец¬кий бунт (1698 г.), восстание в Астрахани (1705 г.), волнения на Дону и среди башкир (1707-1709 гг.), сепа-ратистские настроения на Украине. Более пристальный взгляд на события конца XVII – нача¬ла XVIII века вынуждает к серьезной коррекции восторженных оценок, как сверше-ний, так и самой личности царя-императора политического извращенца-западника, вся жизнедеятельность которого проходила не столько по «модели» Александра Невского, сколько по «модели» Даниила Галицкого, хотя Петр был гораздо удачливее последнего. Первое испытание новой «регулярной» армии под Азовом выявило скорее ее недостатки, чем достоинства. «Великое посоль¬ство» в Европу с участием самого царя (шведская Рига, Курляндия, прусский Бранденбург, Голландия, Австрия, Англия), целью ко¬торого было сколачивание антитурецкой коалиции европейских государей, не увенчалось успехом. Единственное государство, за¬интересованное в активной борьбе с турками, - Венецию по-сетить не удалось. Борьбу против Турции пришлось отложить, о выходе к Черному морю забыть. Восточное направление внешней поли¬тики было резко отброшено, и все перена-целено на борьбу со Швецией. Последовало крупное поражение русских войск под Нар-вой, поражение петровской марионетки польского короля Августа II и Дании лишило Рос-сию союзников в Европе.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:11 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Сражение при Гродно со шведами было проиграно вчистую (1708 г.). Неприятным и весьма неожиданным оказалось предательство гет¬мана Мазепы на Украине (которого, к счастью, поддержала лишь верхушка украинского казачества). Положение спас Шереметев под Лесной и под Полтавой. Но война затягивалась. К тому же Турция нарушила мир. Прутский поход Петра I обернулся не про¬сто поражением, а ве-личайшим позором русской армии. Ништадтский мир со Швецией (1721 г.) передал Рос-сии Ингрию, Эстонию и Латвию. Балтийские приобретения России были значительны. Были заключены вроде бы удачные династийные браки в Евро¬пе, которые впоследствии принесли России много беспокойства. В подобной взвешенной оценке деятельность Петра I уже не вы¬глядит сплошь триумфальной. Деяния Петра, саму его фигуру считали гени-альными, как правило, люди с деспотическим складом ума и характера, а значит не даль-новидным и не прозорливым умом. Эпоха Петра I в исследовании некоторых достаточно серьез¬ных авторов предстает беспримерным в своей резкости и тупости европеизаторским переломом, сравнимым с Октябрьской революцией, которая, кстати, и подвела итог пе-тербургскому периоду русской истории. Результаты Петровских реформ чувствуются ещё и се¬годня, во всяком случае, дело Петра продержалось почти 200 лет. Заслуги Петра оче-видны: Азов был действительно нужен России, как и сильный флот, но флот и регулярную армию начали заводить его предшественники, которые переходили от оборони¬тельной геостратегии к наступательной. Комплексом геополити¬ческой неполноценности москов-ские государи не страдали и в допетербургский период. Но имеется что-то очень сущест-венное, что не позволяет лишь умиляться правлением царя-реформатора и революционе¬ра одновременно. А именно: в «окно, прорубленное в Европу», потоком понесло русские полноценные рубли, выколоченные дворянством из мужицкой России. И дело не только в том, что светлейший «птенец гнезда Петрова» А. Меньшиков хранил в зарубежных банках награбленную добычу в размере годового бюд¬жета империи, чему могут поучиться со-временные фавориты-нувориши, но и в том, что это были 200 лет разнузданного мо¬товства дворянства в Карлсбадах, Париках и прочих «Европах». Именно от него и идёт традиция современных российских политиков жить на широкую ногу за счёт разграблен-ного ими государства. «Сказка» о «саардамском плотнике», навсегда покоренном чисто-той и порядком Европы, ее благоустроенной администра¬цией, остается без фактического подкрепления. Ничего этого Петр в Европе увидеть не мог, так как в 1648 году Вестфаль-ским миром кончилось всеевропейское побоище, в котором в Герма¬нии, например, погиб-ло три четверти населения, от истощения и голода вымирала Франция, еще не остыл пепел костров католи¬ческой (и протестантской) инквизиции, а по всей Европе бродили банды бывших солдат, которых ловила и вешала жандармерия. В одной лишь Англии при Елиза-вете было казнено около 100 ты¬сяч так называемых бродяг. Демократия и парламентаризм гото¬вились и насаждались в Европе не одним только пряником. А вот свидетельство оче-видца – австрийского посла при дворе Алексея Михайловича: «Царь, при беспредельной своей власти над наро¬дом... ни разу не посягнул ни на чье имущество, ни на чью жизнь, ни на чью честь».
Петр привез из Европы в три раза более расширенное (по сравнению с уголовным уло-жением своего отца), вполне европей¬ское применение смертной казни (с личным участи-ем), дикую борьбу с банями (по образцу завшивевшей Европы), насаждение пьянства (при дворе никто не выходил из-за стола, всех выносили), табакокурения и разврата. Протес-тантская ненависть к ка¬толицизму переплавилась у него в ненависть к православию, в ан-тирелигиозное хулиганство, а подозрительность привела к чрез¬вычайному террору Пре-ображенского приказа. За вычетом чугу¬нолитейного дела Россия как-нибудь обошлась бы без этих новаций. Но историки до сих пор пишут о просвещенной Европе и варварской московской России.
Геополитические успехи предшественников, их геополи¬тическое наследие впечат-ляющи: Украина была воссоединена, у Польши отвоеваны Могилев, Витебск, Смоленск, в Прибал¬тике – Юрьев, Динабург и т.д., вплоть до Риги; Польша была практически повер-жена (Петру осталось лишь насаждать там сво¬их марионеток), на востоке казачество дош-ло до берегов Амура, и Нерчинский договор (1689 г.) был всего лишь остановкой в пути. Под крепкую руку Москвы просилась Грузия. Эти допетров¬ские успехи опирались на прочное основание: армия наполовину была уже переведена на европейский строй, иностранные специа¬листы стали обычны, деревня имела, возможно, самый высокий уровень жизни в мире и пользовалась благами самоуправления, Земские соборы со-бирались достаточно регулярно. Первые рус¬ские корабли, театры, газеты и прочее (кроме европейских каф¬танов и военной униформы) были уже до Петра.
Еще более загадочен миф о военном гении Петра I, сущест¬вующий вопреки фактам:
- бестолковость и трусость Петра вылились в полную па¬нику при первом известии о заговоре сестры Софьи (имея 30 тыс. против 300 стрельцов);
- под Нарвой Петру было уже не 18, а 28 лет, но он бежал первым, оставив всю ар-мию;
- под Гродно реализовал «превосходно обдуманный во всех деталях план отступле-ния» (Ключевский В.О.) и бросил более сотни пушек;
- в Прутском походе Петра спас еврей Шафиров, который дал турецкому визирю та-кую взятку, что турки охраняли выпущенную из окружения безоговорочно капитулиро-вавшую русскую армию;
- под Полтавой победу принес Шереметев, который еще под Лесной лишил шведов продовольствия, а главное, пороха; победу принес и генерал Келин, который с 8 тыс. го-рожан удер¬жал Полтаву против шведов и предателя Мазепы. После 2 меся¬цев осады и 3 штурмов у Карла XII осталось 30 тыс. отощавших, деморализованных солдат (без пушек и без пороха), которых и раздавил Петр, имея двойной перевес в живой силе и огромную артиллерию;
- на юге удалось удержать Азов (казаки, правда, захваты¬вали его еще в 1637 г.), но это помпезное дело явно не оправды¬вало всех жертв и затрат: на нужды флота, который затем просто сгнил, были вырублены миллионы десятин дубовых лесов южных губерний, ос-татки этих дубрав до сих пор устилают дно Дона и других рек и речек доныне степной Воронежской губернии.
Поэтому нельзя сравнивать Петра ни с Суворовым (93 сражения, 93 победы), ни с Ушаковым (46 морских сражений, 46 побед). Выразительна таблица временных затрат России в решающие моменты истории:
Смутное время Россия + ноль правительство 6 лет
Шведы Россия + Петр 21 год
Наполеон Россия + Александр I 2 года
Гитлер Россия + Сталин 4 года
Во всех четырех случаях разом... выиграли те факторы, ко¬торые в России выигрывали всегда: пространство, время, массы (Солоневич И.Л.).
Здесь уместно отметить, что во времена Петра I Российская империя не достигала ру-бежей, которые были унаследованы пра¬вителями Киева после Святослава: низовья Днест-ра, часть Крыма, Таманский полуостров (Тмутараканское княжество X-XII вв.), низовья Волги. Черное море, которое арабы ранее называли «ха¬зарским», стало «русским морем», а Волга – «русской рекой»35.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:12 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Итак, какой же политический курс Пётр проводит во внутренней политике страны? Давайте разберёмся. В последней четверти XVII в. в политическом строе России отчетли-во выступают тенденции оформления абсолютизма. Не¬ограниченная власть самодержавия была узаконена Уложением 1649 г. Этим же Уложением была укреплена победа самодер-жа¬вия над церковью, которая до этого претендовала на самостоя¬тельную политическую роль. Крепостнические отношения по-прежнему господствуют во всех сферах обществен-но-политической и экономической жизни общества. Вместе с тем, в стране происходят большие изменения, которые переросли в качественную форму. Постепенно средневеко-вая Московская Русь начала превращаться в Российскую империю.
Со второй половины XVII в. политический строй страны эволюционировал к абсолютиз-му, что выражалось в падении роли институтов, характерных для сословно-представительной монархии. Абсолютизм в России формировался на базе безраз¬дельного господства феодально-крепостнической системы. Са¬модержавию приходилось лавировать между группировками гос¬подствующего класса. В годы обострения социальных про¬тиворечий между антагонистическими классами феодального общества все прослойки господствующего класса сплачивались вокруг царя, что способствовало укреплению са-модержавия в централизации управления. В этом же направлении осуществля¬лась и внешняя политика правительства. Переход России к абсолютизму проявлялся в разных сферах политической жизни страны: в изменении царского титула; в отмирании такого атрибута сословно-представительной монар¬хии, как Земские соборы; в эволюции приказ-ной системы, а также состава Боярской думы; в повышении значения различ¬ных слоев на-селения в государственном аппарате, наконец, в победном исходе для царской власти ее соперничества с властью церковной. Свидетельством усиления самодержавия было паде-ние зна¬чения Земских соборов. Земский собор 1653 г., принявший постановление о воссо-единении Украины с Россией, считается по¬следним собором полного состава. Окрепшее самодержавие более не нуждалось в поддержке сословно-представительного органа. Он был оттеснен пра¬вительственными учреждениями — приказами, а также Бо¬ярской думой. Одновременно существенные изменения пре¬терпела и приказная система. Число общест-венных приказов на протяжении столетия оставалось почти неизменным: 25 в 1626 г. и 26 в конце века.
Изменения организации местного управления также отра¬жали тенденцию к централи-зации и падению выборного начала. Власть в уездах (а их в стране в середине столетия насчитыва¬лось свыше 250) сосредоточилась в руках воевод, заменивших всех должност-ных лиц земских выборных органов. Серьезное препятствие на пути перехода к абсолю-тизму соз¬давала церковь, которая претендовала на большую власть. Действия патриарха Никона во многом шли вразрез с фор¬мировавшимся абсолютизмом. Светской власти по-надобилось восемь лет, чтобы оформить низложение Никона — церковный собор 1666 г. вынес решение угодное царю: патриарх Никон был отправлен простым монахом в мона-стырь. Значительно ослож¬нили внутреннюю обстановку в стране городские восстания се¬редины XVII в.. Они охватили многие города России. Восстание 1648 г. в Москве приоб-рело большой резонанс – волна движе¬ний летом этого года охватила многие города стра-ны. Вслед за этим восстания развернулись в 1650 г, в Пскове и Новгороде, поводом к ним послужило резкое повышение цен на хлеб. Что естественно в условиях монополизации рынка с одной стороны, а с другой потери святоотеческой роли царя. Вос¬стание же в Мо-скве в 1662 г, известное под названием Медного бунта, было связано с затянувшейся рус-ско-польской войной, вызвавшей серьезные финансовые затруднения. Медный бунт явил-ся еще одним свидетельством кризисного состояния страны. Вершиной его выражения стала крестьянская война под предво¬дительством Разина. Несмотря на обострение соци-ально-политических, экономи¬ческих отношений в стране, следует, вместе с тем, отметить, что рубеж XVII—XVIII вв, явился важным периодом в истории фео¬дальной России. Из-вестно, что приходу к власти Петра I предшествовала ост¬рая политическая борьба при-дворных группировок. Вряд ли ко¬му из государственных деятелей России того периода посвяща¬лось такое большое количество литературы (книги, статьи, худо¬жественная лите-ратура и др.), как Петру I. В преобразованиях Петра центральное место занимала так на-зываемая ре¬форма государственного управления, эпигонская реорганизация всех его звеньев, имевшая огромное негативное политическое значение для страны. Государствен-ные преобразования начались в конце XVII-начале XVIII в. Подготовка к Северной войне, создание новой армии, строительство флота – все это привело к резкому усиле¬нию актив-ности правительственных ведомств, увеличению объ¬ема их работы. Старый приказный аппарат, унаследованный Петром, не был в состоянии справиться с усложнившимися за¬дачами управления. Поэтому стали создаваться новые приказы, появились канцелярии. Но в их деятельности было мало нового. Более того, Пётр усугубил и недостатки предыдущей системы, доставшейся ему в наследство, вместо реальной его переделки. Главная цель Петра на тот момент была в том, чтобы обеспечить ре¬шение важнейшей проблемы, кото-рую он же Пётр и создал – победы в Северной войне – с помощью той системы учрежде-ний, которая реально существо¬вала. Поэтому менять её, у него не было ни времени, ни возможности. Поэтому вместо реальной реформации и развития самодержавной системы (что не есть ещё плохо), он усугубил её недостатки, доведя её до абсурда, и стал откро-венно этой системой злоупотреблять. Но уже в первые годы Северной войны стало ясно, что обороты механизма государственного управления, главными элементами которого были приказы и уезды, не поспевали за нараставшей скоростью маховика самодержавной инициативы сумасбродного царя. Что и привело в результате к искусственной нехватке для армии и флота денег, провианта, различных припасов. Особо отмечу, что подобную ситуацию создал сам Пётр, своей необузданной волей и непрофессиональной и недально-видной политической энергией. Радикально решить эту проблему Петр надеялся не с себя, а с помощью областной реформы – новых администра¬тивных преобразований. Основной целью этой «сумасбродной реформы» было обеспечить армию всем необходимым: уста-навливалась прямая связь губерний с полками армии» которые распределялись по губер-ниям. Связь осуществлялась через специально созданный институт кригскомиссаров. Об-ластная реформа должна была отвечать изначально неверно поставленным царём целям и задачам – ещё большее развитие бюрократической тенденции. То есть Пётр вместо того, чтобы существенно реформировать систему, всего на всего стал доводить до совершенст-ва репрессивный аппарат по всем направлениям, тем самым просто по сути дела «плыл по течению». Как говорится для подобной политики «большого ума» и не надо было. Именно с помощью усиления бюрократического элемента в управлении Петр намере¬вался решать все государственные вопросы. «Реформа» привела не только к сосредоточению финансо-вых и административных пол¬номочий в руках нескольких губернаторов – представителей цен¬тральной власти, но и к созданию на местах разветвленной иерар¬хической сети бюро-кратических учреждений с большим штатом чиновников. Прежняя система «приказ – уезд была удвоена: «приказ (или канцелярия) – губерния – провинция – уезд». Подобная схема была заложена в идее организации Сената.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:12 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Самодержавие, резко усилившееся во второй половине XVII в,, не нуждалось в институтах представительства и самоуправления. В на-чале XVIII в. фактически прекращаются заседания Бояр¬ской Думы, управление централь-ным местным аппаратом пе¬реходит к так называемой «Консилии министров» - временно-му совету начальников важнейших правительственных ведомств. Создание и функциони-рование Сената стало следующим уровнем бюрократизации высшего управления. Посто-янный со¬став сенаторов, элементы коллегиальности, личная присяга, программа работы на длительный период, строгая иерархичность управления, во главе которого был постав-лен Сенат, создание канцелярии Сената с большим штатом служащих, контор – специали-зированных филиалов Сената – все это свидетельство¬вало о возрастании значения бюро-кратических принципов, без которых Петр не мыслил ни эффективного управления, ни са¬модержавия как политического режима личной власти. Петр I придавал огромное значе-ние принятому законода¬тельству, он считал, что «правительственный» закон, вовремя из-данный и последовательно осуществленный в жизнь, может сделать почти все. Именно поэтому законодательство петров¬ской эпохи отличалось ярко выраженными тенденциями ко все¬объемлющей регламентации, бесцеремонным вмешательством в сферу частной и личной жизни. Плохая работа подданных ассо¬циировалась у Петра с пренебрежением к закону, точное испол¬нение которого он считал панацеей от трудностей жизни. Пётр фак-тически бюрократический аппарат сделал ещё более тяжеловесным и неповоротливым, что естественно не могло отвечать его же неверно поставленным целям и задачам. В пе-риод Петра I закон реализовывался через систему бюро¬кратических учреждений. Ни одна структура – от торговли до церкви, от солдатской казармы до частного дома – не могла существовать без управления, контроля или наблюдения со сто¬роны специально создан-ных органов назначения.
Об¬разцом для задуманной им государственной реформы Петр из¬брал шведское госу-дарственное устройство. Петр прилагал огромные усилия к налаживанию эффек¬тивной работы созданных учреждений и главное внимание уде¬лял разработке многочисленных регламентационных доку¬ментов, которые должны были обеспечить эффективность рабо¬ты аппарата. Обобщив опыт шведской государственности с уче¬том некоторых специфиче-ских сторон русской действитель¬ности, он создал не имеющий в тогдашней Европе анало-гов, так называемый Генеральный регламент 1719-1724 тт., со¬державший самые общие принципы работы аппарата. Он же создал образец регламента центрального учреждения – Адми¬ралтейской коллегии. В результате новая система центральных учреждений была ре¬формирована вместе с системой высших органов власти и мест¬ного управления. Особенно важной была реформа Сената, заняв¬шего ключевое положение в государственной системе Петра. Се¬нат сосредоточивал судебные, административные и законосовеща¬тельные функ-ции, ведал коллегиями и губерниями. Назначение и утверждение чиновников также со-ставляло его важную функцию. Неофициальным главой Сената, состоящего из первых са-новни¬ков, был генерал-прокурор, наделенный особыми полномочиями и подчиненный только монарху. Создание должности генерал-прокурора положило основание целому ин-ституту прокуратуры, образцом для которого послужил французский административный опыт. Характеризуя Петра I и осуществляемые им реформы, важ¬но отметить следующее. Для мировоззрения Петра было харак¬терно отношение к государственному учреждению как воинскому подразделению, к регламенту – как уставу, а к служащим – как солдату или офицеру. Он превратил страну, по сути дела в казарменно-полицейское государство. И дело не в особой воинственности Петра или в войнах, ставших привычными для царя, ко-торый из 36 лет царствования (1689-1725) провоевал 28 лет, Петр был убежден, что армия – наиболее совершенная общественная структура, что она – достойная модель всего обще-ства. Воинские законы, по¬строенные на проверенных опытом сражений принципах, по мнению Петра, с убедительностью показывали преимущества этой военной модели. Во-инская дисциплина – это то, с помощью чего можно воспитать в людях порядок, трудо-любие, сознательность, христианскую нравственность. Что безусловно было глубоко ошибочным представлением.
Внедрение военных принципов в гражданскую сферу про¬являлось и в распространении военного законодательства на систему государственных учреждений, а также в придании зако¬нам, определяющим работу учреждений, значения и силу воин¬ских уставов. В 1716 г. основной военный закон – Воинский устав – по прямому указу Петра 1 был принят как основопола¬гающий законодательный акт, обязательный в учреждениях всех уровней. Так как не все нормы военного законодательства были применимы в гражданской сфере, то использовались специально составленные выборки из воинских законов. Распространение воинского права на гражданскую сферу вело к применению в отношении гражданских служащих тех же мер наказания, кото¬рым подлежали военные преступления против при-сяги. Ни до, ни после Петра в истории России не было издано такого огром¬ного количест-ва указов, обещавших смертную казнь за преступ¬ления по должности.
Выпестованная Петром I регулярная армия во всем разно¬образии ее институтов и однообразии принципов с петровских времен заняла большое место в политической жиз-ни русского общества, став его важнейшим элементом. Таким образом, не армия была при государстве, а на¬оборот, государство при армии. Военщина при Петре окончательно взяла власть в руки. XVIII в. стал «веком дворцовых переворотов» во многом благодаря гипер-трофированному значе¬нию военного элемента, прежде всего гвардии, в общественно-политической жизни империи. Грубая военная сила гвардии, ее корпоративный дух часто использовались политическими аван¬тюристами для захвата власти.
Петровская государственная реформа, а также преобра¬зование армии, несомненно, привели к достаточно четкому раз¬делению военной и гражданской служб. Но вместе с тем петров¬ские реформы ознаменовались широким распространением практики участия про-фессиональных военных в госу¬дарственном управлении. Это выражалось, в частности, в ре¬гулярном использовании военных, особенно – гвардейцев, в качестве эмиссаров царя, наделенных для исполнения задания чрезвычайными полномочиями, что от-крывало им дорогу к применению репрессий и насилия в отношении как админист¬рации, так и населения.
Существенной была реформа и в отношении жителей го¬родов. Петр решил унифи-цировать социально-политическую структуру города, привнеся в него западноевропей-ские институ¬ты: магистраты, цехи и гильдии. Эти институты, имевшие глу¬бокие корни в истории развития западноевропейского средневе¬кового города, были привнесены в рус-скую действительность искусственно и насильно административным путем. Ремесленни-ки, купцы, горожане русских городов «в одно прекрасное утро проснулись членами гиль-дий и цехов».
Петр оставил неизменной прежнюю систему распределения налогов по «живо-там», когда наиболее состоятельные горожане вынуждены платить за десятки и сот-ни своих неимущих сограж¬дан. Этим самым консервировались средневековые соци-альные структуры и институты, что, в свою очередь, резко тормозило процесс вы-зревания и развития капиталистических отношений в городах.
Столь же формальной стала и система управления городами, во главе которой Петр поставил Главный магистрат, руководив¬ший подчиненными ему магистратами дру-гих городов. Но эти магистраты, ни по существу, ни по ряду формальных признаков не имели ничего общего с магистратами западноевропейских городов – действенны-ми органами самоуправления. В результа¬те городской реформы был создан бюрократи-ческий механизм управления, а представители посада, входившие в состав магист¬ратов, рассматривались как чиновники централизованной системы управления городами, и их должности были даже включе¬ны в Табель о рангах, Судопроизводство, сбор налогов и на-блюдение за порядком в городе – вот и все основные права, пре¬доставленные магистра-там.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:13 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Социально-политические преобразования коснулись крепо¬стных крестьян. Петров-ская эпоха привела к слиянию в единое сословие крепостных крестьян и холопов. Как из-вестно, холоп¬ство – институт, близкий по своим чертам к домашнему раб¬ству, имевший тысячелетнюю историю и развитое право. Общая тенденция развития крепостного права шла в направлении рас¬пространения на крепостных крестьян многих норм холопьего пра-ва, что и являлось общей платформой для их последующего слияния. Этот процесс слия-ния усилился после Уложения 1649 г., юридически оформившего крепостничество. Но все же к петровскому времени холопы отличались от крепостных тем, что, работая на господина на барской запашке и в его хозяйстве, не были обложены государствен-ными налогами, а кроме того значительная часть их – кабальные холопы – имели, согласно традиции, право выхода на свободу по смерти своего господина.
При Петре процесс сближения холопов и крестьян был резко усилен. Вначале были сужены возможности выхода холопов на свободу, они должны были согласно ука-зам служить в армии. Окончательный удар холопству был нанесен переписью душ в 1719-1724 гг., причем холопы были вначале переписаны, а затем согласно указу 1723 г, были навсегда внесены в подушной оклад. Утратив признак бестяглости, холопы стали раз-новидностью крепостных крестьян и потеряли право на получение свободы.
То, что происходило в социально-политическом строе Рос¬сии петровского времени, свидетельствует об унификации со¬словной структуры общества, сознательно направлен-ной рукой «реформатора», ставившего цель создания так называемого «регулярного госу-дарства», которое можно охарактеризовать как самодержавное, военно-бюрократическое.
Для законодательства Петра была характерна более четкая регуляция прав и обязан-ностей каждого сословия и со¬ответственно этому более жесткая система запретов.
Огромное значение имела в этом процессе податная ре¬форма. Введение подушной подати, которой предшествовала перепись душ мужского пола, означало установление порядка жесткого прикрепления каждого плательщика к тяглу в том мес¬те, где его записали в ок-лад. Уже само это по себе затруднило выход из платежной общины для перемены статуса. Чтобы не парализовать хозяйственную жизнь городов, правительство ука¬зом от 13 апреля 1722 г. разрешило помещичьим крестьянам с уплатой огромного налога записываться в посад, не прерывая отношений зависимости с помещиком. Закон, разрешая кресть¬янам торговать, гарантировал помещику власть над крепостны¬ми. Тем самым он как бы удлинял цепь, на которую был поса¬жен так называемый торгующий крестьянин. Подобное же было сделано с крестьянами-отходниками, работавшими на мануфак¬турах. Для петровского времени характерно проведение крупных полицейских ак-ций долговременного характера. Наиболее серь¬езной из них следует признать размеще-ние в 1724-1725 гг, ар¬мейских полков на вечные квартиры в местах, уездах, губерниях, где для них собиралась подушная подать, и связанные с этим полицейские функции армей-ских командиров.
Другой полицейской акцией, осуществленной при Петре, бы¬ло введение паспортной системы. Без установленного законом паспорта ни один крестьянин или горожанин не имел права по¬кинуть место жительства. Нарушение паспортного режима авто¬матически означало превращение человека в преступника, подле¬жащего аресту и отправке на преж-нее место жительства.
Петр I осуществил и церковную реформу, выразившуюся в создании коллегиального (синодального) управления русской церковью. Уничтожение патриаршества отражало стремление Петра I ликвидировать немыслимую при самодержавии петров¬ского времени «княжескую» систему церковной власти. Объявив себя фактически главой церкви, Петр уничтожил даже ее автономию. Более того, он широко использовал институты церкви для про¬ведения своей политики. Подданные под страхом крупных штрафов были обязаны посещать церковь и каяться на исповеди священнику в своих грехах. Священник также согласно закону был обязан доносить властям обо всем противо-законном, став¬шем известным на исповеди.
Обладая огром¬ными финансовыми и материальными ресурсами, монопольным пра-вом пользоваться землей и ее недрами, не считаясь при этом с владельческими правами различных сословий, государство взя¬ло на себя инициативу необходимой в тех условиях индустриа¬лизации. Исходя из неверно обозначенных интересов и целей, го¬сударство дик-товало все, что было связано с производством и сбытом продукции. В системе, созданной за короткое время, государственной промышленностью отрабатывались принципы и приемы управления экономикой, характерные для последую¬щих лет и незнакомые России предшествующей поры. Сходная ситуация возникала и в торговле. Насаждая собственную про¬мышленность, государство создавало и собственную торговлю, стремясь получить максимум прибыли с ходовых товаров внутри страны и экспертных товаров при продаже их за границей. Го¬сударство захватывало торговлю примитивным, но очень эффек¬тивным способом – введением монополий на заготовку и сбыт определенных това-ров, причем круг таких товаров (соль, лен, юфть, пенька, хлеб, сало» воск и другие) постепенно рас¬ширялся.
Установление государственных монополий вело к волюн¬таристскому повыше-нию цен на эти товары внутри страны, а самое главное – к ограничению, регламен-тации торговой дея¬тельности купцов. Следствием стало расстройство, дезор¬ганизация свободного торгового предпринимательства, осно¬ванного на рыночной конъюнктуре. В подавляющем большин¬стве случаев введение государственных мо-нополий означало пе¬редачу права продажи монополизированного товара кон¬кретному откупщику, который выплачивал в казну сразу круп¬ную сумму денег, а затем стремился с лихвой вернуть их за счет потребителя или поставщика сырья, вздувая цены и уничтожая на корню своих возможных конкурентов. Собственно этот же курс проводит и нынешнее правительство России ведя страну к погибели. Но разве это византийская политэкономия? Ведь в её рамках василевс ромеев выступал гарантом не повышения цен, глава государства выступал своеобразным «антимоно-польным комитетом» не позволявшим паразитировать на ценах, тем самым нано-сить ущерб госбезопасности. Глава государств регулировал цены исключительно в интересах народа путём выброса на рынок продукции откровенно по заниженным ценам, по сравнению с рыночными, тем самым демонстрирую свою социально-регулирующую роль36. Петровская эпоха ока¬залась подлинным лихолетьем в истории русского купечества. Резкое усиление прямых налогов и поборов различных казенных служб с купцов как наиболее состоятельной части горожан, на¬сильственное сколачивание торговых компаний (форма органи¬зации торговли, казавшаяся Петру наиболее подходя-щей в рос¬сийских условиях) – только часть средств и способов принуж¬дения, которые он в значительных масштабах применил к купе¬честву, ставя главной целью получить как можно больше денег. Этот по сути дела бандитско-рекетирский способ управления про-должается и поныне. Как говориться власти ничего так и не придумали нового. Разве что более изощрённо обобрать свой же собственный народ.
В русле подобных мероприятий следует рассматри¬вать и принудительные переселе-ния купцов (причем из числа наиболее состоятельных) в Петербург – неблагоустроенный, долгое время в сущности прифронтовой город, а также админи¬стративное регулирование грузопотоков, когда купцам указыва¬лось в каких портах и какими товарами они могут торговать, а где – категорически запрещено.
В результате такой политики на начальном этапе произошло разорение наибо-лее состоятельной группы купечества – «гостиной сотни», после чего имена многих владельцев тради¬ционных торговых фирм исчезли из списка состоятельных лю¬дей. Грубое вмешательство государства в сферу торговли приве¬ло к разрушению зыбкой основы, на которой в значительной степени держалось благосостояние многих бога-тых купцов, а именно: ссудного и ростовщического капитала. К 20-м годам XVIII в., когда военная угроза окончательно отодвинулась на запад и в успешном для России за-вершении войны не могло быть сомнений, Петр значительно изменил торгово-промышленную политику. Осенью 1719 г. были лик¬видированы фактически все монопо-лии на вывоз товаров за границу. Претерпела изменения и промышленная политика: уси-лилось поощрение частного предпринимательства. Введенная в 1719 г. привилегия разре-шила искать полезные ископаемые и строить заводы всем без исключения жителям стра-ны и ино¬странцам, даже если это было сопряжено с нарушением фео¬дального права на землю, где обнаружены руды.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:13 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
При Петре же получила распространение практика передачи государственных пред-приятий (в особенности признанных убы¬точными для казны) частным владельцам или специально соз¬данным для этого компаниям. Новые владельцы получали от государства многочисленные льготы: беспроцентные ссуды, пра¬во беспошлинной продажи товаров и так далее. Существенную помощь предпринимателям оказывал и утвержденный в 1724 г. таможенный тариф, облегчавший вывоз продукции отечествен¬ных мануфактур и одно-временно затруднявший ввоз из-за гра¬ницы товаров, производившихся на русских ману-фактурах. В то же время нет никаких оснований думать, что, изменяя экономи¬ческую по-литику, Петр намеревался ослабить влияние государ¬ства на народное хозяйство или, до-пустим, неосознанно способ¬ствовал развитию капиталистических форм и приемов произ-вод¬ства, получивших в это время в Западной Европе широкое распространение. Суть происшедшего состояла в смене не принци¬пов, а акцентов промышленно-торговой политики. Мануфакту¬ры передавались компаниям или частным предпринимателям фактически на арендных условиях, которые четко определялись и при надобности изменялись государством, имевшим право в случае неисполнения их конфисковать предприятия. Главной обязанностью владельцев было своевременное выполнение ка¬зенных заказов; только излишки сверх того, что соответствовало бы нынешнему понятию «госзаказа», предприниматель мог реа¬лизовать на рынке.
Созданные органы управления торговлей и промышлен¬ностью отвечали сути происшедших перемен. Эти бюрокра¬тические учреждения являлись институтами го-сударственного регулирования экономики, органами торгово-промышленной поли-тики самодержавия на основе меркантилизма. В Швеции, чьи государственные учреж-дения послужили образцом для пет¬ровской реформы, подобные коллегии проводили по-литику ко¬ролевской власти в целом на тех же теоретических основах. Но ус¬ловия России отличались от шведских не только масштабами страны, но и принципиальными особенностями политических порядков и культуры.
Давая «послабление» мануфактуристам и купцам, государство не собиралось устраняться из экономики или хотя бы ослаблять свое воздействие на нее. После 1718-1719 гг. вступила в дейст¬вие новая политика. Раньше государство воздейство-вало на эко¬номику через систему запретов, монополий, пошлин и налогов, то есть через открытые формы принуждения. Теперь, когда чрезвычайная военная ситуа-ция миновала, все усилия были пе¬ренесены на создание и деятельность администра-тивно-контрольной бюрократической машины, которая с помощью уставов, регла-ментов, привилегий, отчетов, проверок стремилась направлять экономическую (и не только) жизнь страны через систему своеобразных шлюзов и каналов в нужном го-сударству направлении в ущерб интересам граждан, но в интересах разбухшего бю-рократического аппарата способного элементарно злоупотреблять своим положени-ем, вплоть до волюнтаризма.
Административное воздействие сочеталось с экономическими мерами. Частное предпринимательство было жестко привязано к государственной колеснице систе-мой правительственных заказов, преимущественно оборонного значения. С одной стороны, это обеспечивало устойчивость доходов мануфактуристов, которые могли быть уверены, что сбыт продукции казне гарантирован, но с другой – закрывало перспективы технического совершенствования, резко принижало значение конку-ренции как вечного дви¬гателя предпринимательства. То есть опять мы наблюдаем очередной стратегический просчёт Петра.
Но главная вина Петра это то, что вместо упразднения или существенного хотя бы изменения в лучшую сторону структуры и сути крепостничества, он его усовер-шенствовал и довёл до беспрецедентной тупиковости для страны и её экономики. Крепостничество деформировало процесс обра¬зования буржуазии. Получаемые от госу-дарства льготы носили феодальный характер. Мануфактуристу было легче и выгодней выпросить «крестьянишек», чем искать рабочие руки на сво¬бодном рынке. К тому же по-купная рабочая сила приводила к «омертвлению» капиталов, повышению непроизводи-тельных за¬трат, ибо реально деньги уходили на покупку земли и крепост¬ных из которых на заводских работах можно было использовать не больше половины.
Указ 1721 г, как и последующие акты, разрешавшие поку¬пать крестьян к заводам или эксплуатировать в различных фор¬мах чужих крепостных, имел, как теперь принято гово-рить, судьбоносное значение. Альтернативной ему могла быть только отмена крепо-стного права. Но для Петра подобной альтернативы не существовало. Крепостниче-ство, ут¬вердившееся в России задолго до рождения Петра, пропитало всю жизнь страны, сознание людей. Если бы Пётр изменил это положение, вот тогда бы мы с гордо-стью могли бы произнести сокровенное – Пётр Великий. Но нет, он этого не сделал. Вме-сто этого веря в то, что «правильный» закон, вовре¬мя изданный и последовательно испол-няемый, может сделать почти все, начиная со снабжения народа хлебом и кончая ис¬правлением нравов, избрав образцом для реформы государст¬венного управления швед-ское государственное устройство, ос¬нованное по функциональному принципу, с разделе-нием вла¬стей, единообразием иерархической структуры аппарата, Петр пошел гораздо раньше. Он пытался регламентировать все сторо¬ны жизни. Ну разве это не сумасбродст-во? Так, регламент Адмиралтейской коллегии, в частно¬сти, устанавливал 56 должностей чиновников от президента коллегии до почти анекдотической «должности профоса» («Должен смотреть, чтоб в Адмиралтействе никто кроме опреде¬ленных мест не испраж-нялся. А ежели кто мимо указанных мест будет испражняться, того бить кошками и велеть вычистить»). Мысль о насилии как универсальном и наиболее действен¬ном способе управления не была нова. Но Петр, пожалуй, пер¬вым с такой последовательностью использовал принуждение, «педагогику дубинки». Петр ска¬зал однажды своим при-ближенным: «Говорят чужестранцы, что я повелеваю рабами, как невольниками. Я пове-леваю поддан¬ными, повинующимися моим указам. Сии указы содержат в себе добро, а не вред государству. Английская вольность здесь не у места, как к стене горох. Надлежит знать народ, как оным управлять... Недоброхоты и злодеи и отечеству не могут быть довольны, узда им – закон. Тот свободен, кто не творит зала и послушен добру». Этот гимн режиму единовластия подкрепляется и сим¬патиями Петра к Ивану Грозному, и мно-гочисленными выс¬казываниями царя, говорящими, что путь насилия – един¬ственный, ко-торый в условиях России принесет успех. Здесь нет преувеличения или иронии, Петр про-вел, как из¬вестно, церковную реформу, выразившуюся в создании коллеги¬ального (сино-дального) управления церковью. Уничтожение патриаршества отражало стремление Пет-ра ликвидировать не¬мыслимую при системе самодержавия «княжескую» (удельную) сис-тему церковной власти. Объявив себя фактическим главой церкви, Петр использовал институт церкви для проведения по¬лицейской политики. Поданные, под страхом крупных штрафов были обязаны посещать церковь и каяться на исповеди священ¬нику в своих грехах. Священник же, как отмечалось выше, был обязан доносить властям обо всем противозаконном, что услы¬шал на исповеди.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:13 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Столь грубое вторжение государства в дела церкви и веры са¬мым пагубным об-разом отразилось на духовном развитии общест¬ва и на истории самой церкви. Пре-вращение церкви в бюрокра¬тическую контору, охраняющую интересы самодержа-вия, обслу¬живающую его запросы, означало господство этатизма, уничтоже¬ние для народа духовной альтернативы режиму и идеям, идущим от государства. Церковь с ее тысячелетними традициями защиты униженных и поверженных государством стала по-слушным ору¬дием власти и тем самым во многом потеряла уважение и доверие (легитим-ность) народа, впоследствии так равнодушно смотревшего на ее гибель под об¬ломками самодержавия, а позже – на разрушение ее храмов.
Реформы Петра I оказали серьезное влияние на политиче¬ское и социально-экономическое развитие страны. В XVIII в. в России наблюдается (хотя и в начальной стадии) процесс разло¬жения крепостнических и формирования капиталистических отно-шений. В середине века начинается все возрастающая кри¬тика крепостничества и всех его порождений. Однако между этими процессами в России и в Западной Европе была значи-тельная разница, которая не сводилась только к существенным различиям в уровне соци-ально-экономического развития и ост¬роте противоречий между старыми и новыми отно-шениями. Со¬циально-экономическое развитие России проходило крайне сложно и противоречиво. Вступившие в стадию своего разложе¬ния крепостнические отноше-ния не только оставались господ¬ствующими, но и распространялись на новые тер-ритории. В стране вырастает крупная промышленность, но в ней перепле¬таются ка-питалистические, полукрепостнические и крепостни¬ческие отношения. Развитие то-варно-денежных отношений во¬влекает в свою орбиту значительную часть помещи-ков и некото¬рую часть крестьянских хозяйств. Разрушая натуральный харак¬тер сельского хозяйства, этот процесс постепенно создавал предпосылки для проникно-вения в него капиталистических от¬ношений, однако в XVIII в. эти предпосылки не могли быть в полной мере реализованы. Нарождающаяся русская буржуазия в XVIII в. не превратилась еще в самостоятельный класс, она ос¬тавалась все еще средневе-ковым сословием купечества. Буржуа¬зия была тесно связана с крепостным строем и вытекающими из него атрибутами. Этим во многом объясняется сложность и про¬тиворечивость социально-экономического и политического раз¬вития России XVIII в. К этому времени существенно изменилась и территория самой России, хотя в ко-личественном отношении эти изменения были не так велики, как в XVII в., когда в состав России вошли огромные, почти не заселенные, или мало засе¬ленные террито-рии Сибири и Дальнего Востока. По сути дела Россия оказалась недоделанной и недо-развитой страной именно в силу многочисленных глубинных противоречий практически во всех сферах жизнедеятельности. И Пётр к этому положению вещей приложил не мало усилий. Что так же не даёт возможности считать его «великим».
Многовековое крепостничество, придавленность, бесправие и забитость российского населения формировало радикальное мышление, игнорирующее какие-либо умеренные решения. Ре¬формы же, вторгаясь в самую сердцевину общества, игнорирова¬ли, как прави-ло, интересы тех социальных групп и сил, которые придерживались установившихся тра-диционных ценностей мо¬дернизации («великие реформы» 60-х годов XIX в., столыпин-ская реформа, НЭП). Они разрушили российскую патриархальную це¬лостность, вели к социальному расслоению, вытеснению на соци¬альную периферию целых народных слоев. Часто эти слои стано¬вились социальной базой следовавших за реформой контрреформ, революций, гражданских войн. Так, отмена крепостного права обернулась террористиче-ской деятельностью народовольцев и ре¬волюцией 1905-1907 гг. Столыпинские реформы, ускорившие расслоение крестьянской страны, подтолкнули к революции 1917 г., и граж-данской войне. А НЭП, вытолкнувший миллионы крестьян в пролетаризируемые города, породил мощную ответную реакцию тоталитаризма, оформившегося в жестокую сталин-скую диктатуру37.
В результате политическая история России была переполнена переход¬ными, переломными периодами. Многие корни российской конфликтности, чрезвычайщи-ны и гражданских войн кроются в особенностях российской власти с ее абсолютист-ской природой, монополизмом и мощным вмешательством в жизнь общества.
Политическая трагедия России состояла в том, что в ней не было полноправ-ных сословий, классов, свободных и вольных граждан. В эпоху Ивана Грозного или Петра Великого, во вре¬мена давления И. Сталина, Н. Хрущева, Л. Брежнева или Горба¬чева положение человека определялось исключительно его обя¬занностями и отсутствием реальных прав, которые в лучшем случае лишь декларировались.
В России всегда доминировал мифологический, а не кри¬тический тип мышле-ния. Из поколения в поколение передава¬лось упрощенное представление о путях дости-жения целей со¬циального прогресса и вера, что борьба, уничтожение врага, на¬сильственное и механическое разрушение старых форм жизни сами собой обеспечат реа-лизацию общественно-политического идеала. Из всех возможных вариантов политическо-го преобразо¬вания российского общества российскому человеку больше всего импониро-вали методы революционной ломки38.
Итак, проанализировав внутреннюю и внешнюю политику Петра можно отве-тить на вопрос, представленный в виде заглавия данной статьи утвердительно. Дей-ствительно Пётр больше напоминает политического авантюриста и государственно-го преступника, нежели разумного и предусмотрительного, мудрого и дальновидного государственного деятеля. Он явно не «отец нации», что по византийской шкале добродетельности руководителя государства предполагало святоотеческую заботу (попечительство) царя о своём народе. Все интересы государства в христианско-демократической Византии проистекали только из интересов народа. Любое отступ-ление от этого правила каралось законом, олицетворением которого и его гарантом был сам василевс ромеев. И без преувеличения он за это «головой отвечал» в бук-вальном смысле этого выражения, чего явно не было в самодержавной России, в ко-торой в отличие от Византии не было даже права народа на революцию. Что делало народ в России абсолютно раболепным и бесправным. Без изменения именного этого положения народа, и без изменения высокомерно-волюнтарного деспотического взгляда власти на положение народа в государственной системе управления, не мог-ло быть и речи о реальных успехах реформ «просвещённого абсолютизма», ибо полу-чалось, что просвещение для элиты, а абсолютизм для и без того забитого и затю-канного народа. Пётр внёс великую лепту именно в развитие полицейско-бюрократической деспотической системы государственного управления, с её ко-мандно-административными и волюнтарными проявлениями стиля управления. Пётр утвердил в России «политическое эпигонство», развил «политический раз-врат», узаконил «политический цинизм» и систематизировал откровенное преда-тельство своих союзников, путём невыполнения данных обещаний и несоблюдения подписанных договоров. В результате Пётр создал откровенное безнравственно-беспринципное общество, где совесть, честь, достоинство были попраны и оказёнены настолько, насколько это надо было сумасбродному и откровенно безнравственному самодержцу, превратившему к тому институт совести Церковь в своё «отхожее ме-сто». Пётр создал громоздкий и явно непрофессиональный государственно-бюрократический аппарат с демагогическим стилем работы. Отныне демагогия ста-ла, по сути, и по факту государственной идеологией России, что собственно продол-жается и поныне. Пётр фактически привёл безответственных «дураков» к власти (лозунг которых «после нас хоть потоп»), то есть тех, кто не способен был думать о последствиях от принимаемых решений в долгосрочной перспективе, и из этих лизо-блюдов-временщиков стал формировать государственно-бюрократический аппарат.
Пётр окончательно уничтожил православную политическую культуру, которая единственно могла помочь стране в её реальном не эпигонском европейском разви-тии, чего собственно и добивался Пётр.
В итоге «реформ» Петра ещё более усилились деспотические элементы россий-ской государственности, что вызвало экономический застой, замедлило развитие, и через некоторое время опять появилась необходимость в проведении реформ. Разви-тие шло импульсивно, любой ценой, без учёта интересов общества, что вылилось в повышение податей при Петре в три раза, и уменьшение населения на 20%. Решающую роль в хозяйстве стала играть бюрократическая верхушка, которую Ключевский охарактеризовал как «лишенную всякого социального облика кучу физических лиц разнообразного происхождения, объединенных только чинопроизводством». Но административная регламентация не могла заменить рынка. Она делала невозможной конкуренцию, а тем самым – и совершенствование производства. Поэтому не удивительно, что после смерти Петра начался длительный застой, сменившийся по сути той же политикой Екатерины II, пытавшейся принять меры по расширению «среднего сословия». Но всё в итоге свелось к увеличению власти помещиков над крепостными. К тому же Екатерины II ввела крепостное право на Украине, крестьяне которой были до этого свободными. Российское дворянство стало усиленно перенимать быт европейской аристократии. Но для того чтобы строить дворцы по западным образцам, заказывать модные одежду и мебель, нужны были деньги, а их можно было получить лишь путем усиления эксплуатации крестьян и продажи прибавочного продукта. В результате расходы государства росли быстрее доходов, увеличивая дефицит бюджета. Чтобы покрыть дефицит, государство стало печатать бумажные ассигнации. А поскольку их обмен на звонкую монету скоро был прекращён, усиленный выпуск ассигнаций вызвал инфляцию. Так в России окончательно утвердился государственный «финансово-социальный каннибализм» указавший кому «просвещение» (государственной элите), а кому «абсолютизм» (народу). Именно поэтому сложившуюся ситуацию Бердяев Н.А. обозначит в своей работе «Злая воля и разум истории» следующим образом: «Россия - куча мусора, в которой нельзя найти ничего ценного и осмысленного».

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 00:14 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
1 См.: Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М., 2003. С. 152-231; Устян А.Р. Политическая философия русского византизма и ареввизма. М., 2009. С. 10-33, 87-94, 116-134; Устян А.Р. Византийская политология: теория и практика. М., 2009. С. 239-242.
2 Успенский Ф.И. История Византийской империи. Том 1. М.: Мысль, 1996. С. 177.
3 Карташёв А.В. Вселенские Соборы. М.: Республика. С. 284-286.
4 Там же, с. 284-285.
5 Там же, с. 285-286.
6 См.: История Византии. М.: Наука, 1967. Т. 1. С. 197-198.
7 См.: Васильев А.А. История Византийской империи. Время до Крестовых походов (до 1081 г.). СПб.: Але-тейя, 1998. С. 164.
8 См.: Поснов М.Э. История Христианской Церкви (до разделения Церквей – 1054 г.). Киев: Путь к истине, 1991. С. 562.
9 См.: Поснов М.Э. История Христианской Церкви (до раздела Церквей – 1054 г.). Киев, 1991. С. 535.
10 См.: Левченко М.В. История Византии. М.-Л.: ОГИЗ, 1940. С. 38-39.
11 См.: Гийу А. Византийская цивилизация. Екаткринбург: У-Фактория, 2005. С. 185.
12 Оболенский Д. Византии¬ийское содружество наций. Шесть византийских портретов. М.: Янус-К, 1998. С. 90.
13 Рудаков А.П. Очерки византийской культуры по данным грече¬ской агиографии. СПб.: Алетейя, 1997. С. 240; Шейнэ Ж.-К. История Византии. М.: АСТ: Аст¬рель, 2006. С. 67.
14 Рудаков А.П. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии. СПб.: Алетейя, 1997. С. 83, 195, 196, 227, 231, 235, 246.
15 Каждан А.П. Социальный состав господствующего класса Византии XI-XII вв. М.: Наука, 1974. С. 162.
16 По этому вопросу см.: Устян А.Р. Византийская политология: теория и практика. М., 2009.
17 Алекперов А.К. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку: Институт истории, 1960. С. 94.
18 Там же, с. 95.
19 Андроникашвили Б.Б. Надежд питомцы золотых. М.: Мысль, 1992. С. 40-41.
20 Алекперов А.К. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку: Институт истории, 1960. С. 97.
21 Там же.
22 Андроникашвили Б.Б. Надежд питомцы золотых. М.: Мысль, 1992. С. 42.
23 Там же, с. 44.
24 Алекперов А.К. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку: Институт истории, 1960. С. 98.
25 Там же.
26 Там же.
27 Там же, с. 99.
28 Андроникашвили Б.Б. Надежд питомцы золотых. М.: Мысль, 1992. С. 45.
29 Алекперов А.К. Исследования по археологии и этнографии Азербайджана. Баку: Институт истории, 1960. С. 100.
30 Там же, с. 100-102.
31 Андроникашвили Б.Б. Надежд питомцы золотых. М.: Мысль, 1992. С. 208.
32 Там же, с. 210.
33 См.: Экономцев И. Православие. Византия. Россия. М.: Христианская литература, 1992. С. 114-115, 132-133). К тому же, по мнению ряда историков (Багтер Ханс. Реформы Петра Великого. М., 1985. С. 86.
34 Багтер Ханс. Реформы Петра Великого. М., 1985. С. 86.
35 Жильцов С.С., Зонн И.С., Ушков А.М. Геополитика Каспийского региона. М.: Международные отноше-ния, 2003. – С. 37-41.
36 По этому вопросу см.: Устян А.Р. Византийская политология: теория и практика. М., 2009.
37 См.: Свободная мысль, 1993 г., № 42, с. 4.
38 Мунчаев Ш.М. Политическая история Российского государства. М.: ЮНИТИ, 1998. С. 34, 118-134.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 11:52 

Зарегистрирован: 25 фев 2013, 10:39
Сообщений: 887
Откуда: НИЖНИЙ НОВГОРОД, РОССИЯ
Не хочу ставить под сомнение образованность и компетентность профессора А.Р.Устяна. Но меня задел заголовок его работы "Петр 1 - государственный преступник и политический авантюрист на российском престоле". Да, Петр 1 - не был идеальным правителем, были перегибы и ошибки, но это великий правитель, представитель русского народа и русской династии.


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 13:24 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Aella!
Дело не в Устяне, а в тех доводах и аргументах которые он приводит. Постарайтесь почитать дальше чем заглавие. Очень прошу.
Ваше выражение типа:
Цитата:
Петр 1 - не был идеальным правителем, были перегибы и ошибки, но это великий правитель, представитель русского народа и русской династии.

на мой взгляд просто алогично. Ведь посудите сами, быть представителем русского народа и русской династии, абсолютно не мешает быть не "великим". Да и "величие" его в чём заключается? В том, что в один раз в плен попал, два раза с поля боя бежал первым. Или в том, что в результате его т.н. реформ население России уменьшилось на 20%. Или в том, что предал Карабах и так и не вышел к Индийскому океану? А ведь это было приоритетнейшим направлением русской геополитики того времени. Или "величие" в том, что построил ненужный флот, который затем просто сгнил? Или в том, что ведя войну со Швецией аж 21 год он просто обязан был захватить всю Скандинавию? А вместо этого топтался на месте и не мог побороть несчастную Швецию. Или в том, что не стал проводить политику дальнейшей ассимиляции не русского населения Прибалтики, которую проводили методично его отец и дед? Вместо этого в этом регионе увеличилось только влияние Пруссии и Швеции. Хорошо же он воевал: рвался к морям, которые были на тот момент для России не приоритетными, а до Индийского океана так и не добрался, ввязываясь во всевозможные передряги в Европе того времени. В результате его реформ крепостное право только усилилось. При этом ни одна реформа не могла пройти просто по определению. Петр усилил крепостничество (что продолжила его идеологическая наследница Екатерина), чтобы приспособить к феодальным по-сути порядкам царившим в России того времени. И на этом фоне он пытался развивать капиталистические явления! Какой абсурд. Ни одна реформа просто априорно не может пройти при этом. Да он развил мануфактурное и металлургическое производство, но какой ценой? Та цена, которая была заплачена не была столь необходимой. Петр делал реформы ради реформ, а не ради народа, что является основой любой реформы в сторону капитализма. В результате его реформ зажравшаяся и безнравственно-обнаглевшая кучка хапуг вроде Меньшикова и его сподручных держали свои капиталы в европейских банках годовой бюджет страны. Вот на что были направлены эти реформы и и его успехи. За счёт интересов страны и народа просто примитивно "нагреть руки". Народ всё больше закабалялся, а кучка уголовников и алкашей правили страной. Вот вся правда о Петре и его реформах. Могу ещё фактов подбросить. Это вам не средневековье, где можно бесконечно выдвигать гипотезы. Тут всё конкретно и абсолютно доказуемо. Судят по результатам деятельности, а не по общим дежурным и демагогическим словам, отличающимися от фактов.
Кстати по этому вопросу предлагаю прочитать вот эти работы:
1. Академическую работу доктора наук Конотопова М.В. "История и философия экономики". М.: КНОРУС, 2010. С. 105-124. Скачать здесь http://www.knorus.ru/upload/pdf/275220.pdf
2. Не столь академическую, но популярно изложенную работу Куковенко Владимира "Как подменили Петра". М.: Алгоритм, 2011. (кстати здесь http://www.rulit.net/author/kukovenko-v ... 60287.html её можно почитать).
В частности Куковенко пишет:
Не нaдо зaбывaть и о тех стрaшных жертвaх, которые понес русский нaрод по воле Петрa. Только при строительстве Тaгaнрогa полегло более 30 000 рaбочих. При строительстве Петербургa умерло несколько сот тысяч рaбочих! Кaждый год сгонялось тудa по 30 000- 40 000 крестьян, которые очень быстро умирaли от голодa, эпидемий и изнурительного трудa. Но следовaли новые укaзы, и новые десятки тысяч своих поддaнных Петр безжaлостно обрекaл нa смерть для возведения нa болотaх своего "пaрaдизa" (рaя). Новaя столицa России стоит, в буквaльном смысле, нa костях сотен тысяч русских людей. Тaкой же стрaшной ценой достaлись и военные победы нa многочисленных полях срaжений.
Без всякого преувеличения все эти жертвы можно срaвнить с теми жертвaми, которые понес русский нaрод зa период нынешних реформ. Весьмa примечaтельно, что мы нaблюдaем в нaши дни тaкое же рaспрострaнение безнрaвственности, воровствa, быстрое преврaщение человекa в бесчувственное животное и полную потерю им нрaвственных устоев, тaкое же мздоимство и рaзбой, что и при Петре. Совпaдение этих признaков говорит о том, что реформы и в том, и в другом случaях проводились не для блaгa нaродa и людьми, которые едвa ли зaдумывaлись о судьбе нaции.
Не сумел Петр прекрaтить и религиозное несоглaсие среди своего нaродa. Чaсто бывaя зa грaницей, посещaя костелы и кирхи, слушaя и лютерaнские, и кaтолические проповеди, Петр, кaк можно было бы ожидaть, воспитaл в себе определенную терпимость в делaх вероисповедaния. Но его терпимость рaспрострaнялaсь лишь нa собственную персону и нa своих инострaнных сотрудников, тaких кaк Лефорт, Брюс, Гордон. В отношении русского нaродa он тaкой слaбости не проявлял и вел себя подобно изуверу. С неимоверным ожесточением - кaк злейших врaгов, если не диких зверей! - преследовaл он рaскольников, дaже не помышляя о мирном пути решения этого конфликтa. Хотя тaкое примирение было крaйне желaтельным, и его кaк блaгоденствия ждaлa вся Россия.
Дaже Костомaров, при всей своей любви к Преобрaзовaтелю, должен был зaметить: "Кaкие же меры употреблял Петр для приведения в исполнение своих великих преобрaзовaний? Пытки Преобрaженского прикaзa и тaйной кaнцелярии, мучительные смертные кaзни, тюрьмы, кaторги, кнуты, рвaние ноздрей, шпионство, поощрение нaгрaдaми зa доносничество. Понятно, что Петр тaкими путями не мог привить в России ни грaждaнского мужествa, ни чувствa долгa, ни той любви к своим ближним, которaя выше всяких мaтериaльных и умственных сил и могущественнее сaмого знaния. Одним словом, нaтворивши множество учреждений, создaвaя новый политический строй для Руси, Петр все-тaки не смог создaть живой, новой Руси".


Изучив вопрос думаю Вы откажетесь от деспотических царско-советских идеологических штампов, не соответствующих действительности.
Вот и получается, петровско-екатерининские т.н. реформы-убийцы построили просвещение для отдельной кучки мерзавцев во власти и абсолютизм для итак забитого народа!
Я уж не говорю, что приравняв православие с другими религиями он фактически добил и без того находившуюся не в лучшем состоянии РПЦ, окончательно уничтожив её византийский миссионерский дух.
После всего сказанного и явно ещё не досказанного так и хочется сказать - Петр - это "диверсант на троне".

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 13:40 

Зарегистрирован: 25 фев 2013, 10:39
Сообщений: 887
Откуда: НИЖНИЙ НОВГОРОД, РОССИЯ
Спасибо,Юстиниан, за такой развернутый ответ. Я посмотрю рекомендованные вами ссылки. Но пока остаюсь на своих позициях. Петр 1 - великий человек и правитель. Не случайно многие исследователи, ученые посвящают его жизни и деятельности труды. Точки зрения разнятся, но есть общее - Петр 1 - неординарная личность.


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 14:45 

Зарегистрирован: 25 фев 2013, 10:39
Сообщений: 887
Откуда: НИЖНИЙ НОВГОРОД, РОССИЯ
Петр 1 был незаурядный человек. Вспыльчив и хладнокровный, расточителен и бережлив до скудности, жесток и милосерден, груб и нежен. Был цельной натурой. Отличительными чертами его характера были трудолюбие, работоспособность, любознательность, абсолютная неприхотливость в личной жизни. Был жесток от природы. Не привык считаться ни с чем. Был типичным технократом. Отдавал предпочтение точным наукам. Петр 1 обеспечил независимость России и сделал ее одной из сильных стран Европы. Это дает полное основание считать его великим государственным деятелем.


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политика Петра и Армянский вопрос
СообщениеДобавлено: 24 апр 2013, 16:10 
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 10421
Aella!
Вы в плену предубеждений и стереотипов. Личные качества не надо путать с нелепой системой госуправления. К тому же то что Вы прописали не является его экслюзивными характеристиками. Всё было создано и до Петра, его отцом и дедом: перевооружение армии, создание регулярной армии, военная форма на западный манер и т.д. Всё то что приписывают Петру есть грубое и невежественное продолжение реформ начатых утончёнными стратегами отцом и дедом Петра.
НО ГЛАВНЫЙ МИФ - ЭТО ТО ЧТО ПЕТР ОСНОВАЛ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. ГОРОД ОСНОВАН НЕ ПЕТРОМ И НЕ В ЕГО ЧЕСТЬ. ГОРОД НАЗВАН В ЧЕСТЬ СВЯТОГО ПЕТРА, ПОЭТОМУ И САНКТ, РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОГО СВЯТОГО. ПОСМОТРИТЕ ВОТ ЭТО http://www.youtube.com/watch?v=DyvH5NwAQDk
Более того, попав в плен к османам, дабы выручить его из него, он вынужден был срыть крепость, которую он заложил на месте будущего Санкт-Петербурга, и отдать Азов османам, который не он завоевал, а казаки. Только под эти условия его выпустили из окружения-плена осман Баталджи-паша.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Не в сетиПрофиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую темуНаписать комментарии Страница 3 из 11   [ Сообщений: 159 ]
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6 ... 11  След.



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron


Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
610nm Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net

Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB