Военно-исторический форум

Добро пожаловать на форум военной истории
Текущее время: 21 сен 2017, 11:49

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


google-site-verification: googled222e2bf1c5c3655.html

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 73 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 20:59 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Устян А.Р., профессор, кандидат политических наук

Политическая философия русского византизма
(неовизантизма)

Начало двадцать первого столетия проходит под знаком небывалой информационно-технологической революции. Новые производительные силы привнесли невиданные изменения. Создаваемое на наших глазах глобальное сообщество трансформирует мир радикальнее и быстрее, чем все открытия и научные прорывы прежних веков. При этом в решающей степени облик текущего столетия зависит от сегодняшнего выбора дальнейшего пути развития России. Этот выбор невозможен без выработки целостной политико-мировоззренческой философской системы, основанной на чётком понимании пагубности любых попыток изоляции от перемен и в тоже время – на осмотрительном и осторожном отношении к актуальным переменам. Всесторонняя изоляция будет равнозначна тотальному поражению. Постоянный анализ, поиск новых, более эффективных путей становится очевидной предпосылкой выживания, движения вперед, преодоления трудностей, процветания, сохранения земных ресурсов, избежания смертоносных конфликтов, собственно выживания на нашей планете.
Процесс глобализации требует от нас быть мыслящими глобально, сведущими, готовыми к переменам, чтобы тем самым не оказаться жертвой традиций, предубеждений, косности.
Вышеизложенный подход определяет основные реинтерпретационные подходы к забытой многими интеллектуалами политико-мировоззренческой идее византизма1. При этом реинтерпретация и обобщённый анализ политической идеи византизма2 формирует необходимые предпосылки как для создания современной и актуальной «Политической Византинистики», так и политической философской системы, направленной, во многом, на выработку вариативноуниверсального взгляда на мир, многогранного и многофакторного, «целостного и нераздельного», гармоничного и синтетического, основанного на особом «византийском мировоззрении». Выработка же собственного философско-политического мировоззрения может сыграть важную стабилизирующую роль в XXI веке, ибо непосредственно связывает Россию не только с византийским наследием, но и с античным, а, следовательно, и со всей евро-христианской цивилизацией.
Реинтерпретация византийской концепции (фундаментом которой является византийская политическая мысль3), усвоенной многими нашими интеллектуалами в «леонтьевской версии», также позволяет взглянуть на русскую философско-политическую мысль XIX–XX вв. под византистско-политологическим углом зрения. Нельзя не согласиться с точкой зрения некоторых специалистов, которая усматривает несомненную связь византинистики с «государственной школой» русской исторической и юридической мысли Чичерина Б.Н. (1828–1904), с религиозной философией Леонтьева К.Н. (1831–1891) и Бердяева Н.А. (1874–1948)4. В поисках особых корней российской государственности эти учёные уделяли особое внимание историческим контактам Руси и Византии.
Данный фактор если не способствовал, то, по крайней мере, благоприятствовал непосредственному возникновению русского византиноведения. По¬следующая во второй половине XX в. переоценка славянофильского мессианства, связанная с соотнесением их взглядов с областью историософии евразийства более отчётливо сфокусировала идеологические реалии конца XIX в., сопровождавшие формирование русского византиноведения и придавшие ему великодержавный, имперский, государствоведческий характер.
В советскую эпоху исследователи в своих оценках позитивистской теории византийского государства исходили из её надклассовой сущности, морализаторства и, отказывая в теоретической и конкретно-исторической разработанности дореволюционным моделям византийской государственности, упрекали их создателей в увлечении ориенталистикой. Сама приверженность дореволюционных византинистов к государственной проблематике исследования служила поводом для отрицания позитивистской теории византийского государства в целом. Более того, большая результативность русской историографии по сравнению с «буржуазной» (зарубежной) объяснялась акцентированием внимания русских исследователей на социально-экономическом аспекте анализа византийской действительности (что, в свою очередь, связывалось с наличием феодальных пережитков в российской жизни конца XIX в.). Поэтому весь исследовательский материал под заголовками о византийском государстве собственно государственной проблематики не касался, но концентрировался на социальных и экономических вопросах.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 21:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Подобный экономический и идеологический детерминизм господствовал в советской византинистике до 60-х гг. XX в. Отход от односторонней трактовки исторического процесса сделал, на-конец, возможным написание в 1967 г. коллективной обобщающей монографии «История Византии»5. Возникшая в этом труде проблема византийского государства была решена с использованием в основном идей и трудов дореволюционного и буржуазного византиноведения.
При этом необходимо отметить, что официальная постановка вопроса о политическом строе византий¬ского государства в совет¬ской византинистике осуществлялась широким кругом учёных, мало кто из которых уделял внимание собственно государственной проблематике (Е.Э. Липшиц, Г.Г. Литаврин, А.П. Каж¬дан, Г.Л. Курбатов, И.П. Медведев, М.Я. Сюзюмов)6. Византийское государство изучалось как система организации власти экономически и политически господствующих слоев общества, обеспечивающая, прежде всего, их интересы и нацеленная на ликвидацию возможной угрозы им как изнутри, так и извне границ империи.
При этом господствующая методология не давала ни возможности, ни средств сущностно сосредоточится на всём разнообразии политологических вопросов.
Современная же российская действительность ознаменовалась удивительным издательским феноменом: появлением большого числа книг по истории и культуре Византии. Счет идет уже на десятки изданий, среди которых – высококлассные публикации источников и фундаментальные академические исследования, переиздание старых – дореволюционных и советских – трудов. Несмотря на внешнее благополучие, достигаемое обобщающими публикациями предшествующих исследований, современное российское византиноведение характеризуется определённым затуханием серьёзных, концептуально новых академических исследований.
Поэтому существует необходимость более детального политологического исследования этого вопроса на новом уровне, отвечающем современным требованиям науки. Соотнесение результатов разработки этой проблемы и возможностей будущего перспективного исследования открывает пути к более глубокому пониманию специфики становления и развития византийского государства, а значит к более глубокому пониманию специфики становления российского государства.
Продуктивным в данном направлении исследования видится междисциплинарный политологический анализ идеи византизма с учётом современных научных достижений и условий развития современного российского общества и государства.
С точки зрения данного подхода можно говорить о «школе русского византизма», к которой с полным основанием можно отнести вышеозначенных выдающихся русских философов Леонтьева К.Н. (1831-1891), Чичерина Б.Н. (1828-1904) и Бердяева Н.А. (1874-1948)7.
В «леонтьевском византизме» выделяются следующие базовые положения8:
Аксиоматичность геополитической и геостратегической ориентации России на Балканах на Гре-цию.
1. Аксиоматичность геополитической и геостратегической ориентации России на Балканах на Гре-цию.
2. Союз «православных» стран и народов на базе религиозно-культурных и государственных осо-бенностей, ибо «что такое племя без системы своих религиозных и государственных идей?».
3. Приоритет духовно-культурной самобытности («духовной идеи») над расовым родством («иде-ей крови»).
4. Необходимость создания в России «культурной государственности».
5. Централизованное государственное управление и византийско-евразийская сущность России.
Если принять за основу точку зрения о том, что Леонтьев «плохо разбирался в многочисленных направлениях революционного движения», что «его очень раздражало благодушное славянофильство Ивана Аксакова», ««розовое» христианство Достоевского», а также «недальновидность суровых трезвых политиков Победоносцева, Каткова»9, то можно условно классифицировать идеи Леонтьева как либерально-консервативные с некоторыми оговорками, в частности, в отношении во-проса о самодержавии.
Леонтьев К.Н. не был знаком на профессиональном уровне с политической системой Византии. Поэтому для более полного понимания византийской политической мысли важна позиция профессора Санкт-Петербургской Духовной Академии И.И. Соколова (1865–1939) – профессионального церковного историка-византиниста, который делал акцент в своих исследованиях на вопросе государственной власти в Византии10.
Обратим внимание на основные пункты его учения:
1. В основе византизма лежит христианизированный восточный эллинизм.
2. Несмотря на многовековую борьбу романизма с эллинизмом романизм является важным элементом в составе византизма.
3. Благодаря культурному общению славянского и эллинского миров в состав византизма были привнесены ряд славянских элементов.
4. Византизм испытывал определённый культурный натиск со стороны мира германского, но парализовал это иностранное влияние без всякого ущерба для господствующих эллинистических традиций.
5. Православие в рамках византийской политической мысли представляет собой не только прочное объединяющее начало, но и «господствующую национальность» с «самым чутким жиз-ненным нервом». В связи с этим прослеживается соподчинение целей государства и Церкви, тес-нейший союз между данными двумя учреждениями при юридической независимости того и дру-гого. Наличие двух сфер отношений – духовной и светской, при равенстве их прав и тождестве источника божественного происхождения – создают в истории Византии своеобразную ситуацию дуализма светской и духовной власти, допускавшую равенство власти царя и патриарха, их взаимное восполнение, но совершенно исключавшую принципиальную возможность цезарепапизма.
6. Православие выступает как фактор гуманизации судебной системы, благодаря чему законо-дательно-правовые и юридические положения принимаются с учётом нравственно-религиозных установок и требований, то есть прослеживается практическое воплощение определённых прин-ципов и идеалов личной и общественной жизни, способствующих приближению человечества к счастью, к Богу.
7. Для Византии была характерна организация «института семьи» на основе чёткого определе-ния семейных ценностей. Семья рассматривалась как очаг истинной нравственности и гражданст-венности, при этом источником добрых отношений между родителями и детьми выступало право-славие.
8. В научной сфере обращает на себя внимание наличие духовной и светской наук, параллельно функционирующих и взаимодополняющих друг друга. Характерным моментом данного дуализма становится союз богословия и философии.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 21:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Философия другого русского мыслителя Б.Н. Чичерина – это первая попытка создания в России развернутой системы объективного идеализма и либерального консерватизма («византизма») на базе открытых им, «Законов развития человечества»11. На основании анализа работ, как византийских мыслителей12, так и вышеназванных российских (Бердяе-ва Н.А. и Чичерина Б.Н.)13, можно сформулировать следующие основополагающие прин-ципы «классического византизма»:
1. Христианская философия как мировоззренческая система (союз науки и религии, рацио-нального и иррационального, души и тела), основанная на базовых христианских морально-нравственных принципах.
2. Роль христианства (православия) как гаранта сохранения прав и свобод личности (коммюно-тарность).
3. Признание Православной Церкви в качестве одного из важнейших социальных институтов.
4. Социализация Православия (Православного учения).
5. Евразийская геостратегия и VizanRealpolitik («христианский прагматизм и реализм»).
6. Конституционная монархия и централизация государственной власти.
7. Разделение властей и договорная система, в том числе между государством и Церковью (конкордат, по принципу «каждый делает своё дело», но направленное на достижение заранее со-вместно-определённой цели).
8. Справедливость и доступность равных возможностей; свобода совести и свобода слова.
9. Частная собственность (собственность понимается как ответственность), в том числе и на землю.
10. Гибко регулируемая государством рыночная экономика, при этом экономика выступает не как цель, но как средство достижения высшей цели.
11. Высшая цель – благосостояние (высокий уровень и высокое качество жизни человека), безопасность нации и государства на пути к самосовершенствованию, становлению «новой расы людей» – Homo Moralis – и дальнейшему приближению к Богу как высшей истине.
В советский период границы византизма расширил Л.Н. Гумилёв. Этого ученого можно назвать основоположником неовизантизма, по крайней мере, на геополитическом (геоисторическом, гео-культурном и георелигиозном) уровне, так как именно он расширяет теоретические рамки визан-тизма до концептуального обоснования на принципиально ином качественном уровне, который им назван «степным византийством»14. В аналогичном направлении проводит свои исследования Д. Оболенский, который предлагает концепцию «Византийского Содружества Наций»15.
Основные направления «школы русского византизма» можно условно представить в следую-щей таблице:

«Классический византизм» – «константи-нопольское византийство» (греческое право-славие) «Степной византизм» – «степное византийство» (несториане и анти-халкидониты)
Представители: Леонтьев, Флоровский, Ус-пенский, Скабаланович, Кулаковский, Оболен-ский, Соколов Представители: Гумилев, Оболен-ский

При этом необходимо отметить, что Оболенский и Гумилев, в своих работах придают огромное значение политическому, историко-географическому аспектам в формировании концепции визан-тизма. Благодаря этому она выводится на геополитический уровень. В данной концепции визан-тизма прослеживается знание действительных исторических процессов на всей «Великой Евразий-ской степи». Она приобретает историософское, более того, методологическое значение для пра-вильного понимания российского менталитета, причин, породивших российскую государствен-ность, специфические черты национальной психологии, генезиса современного российского обще-ства и многое другое.
В целом анализ политической истории и философии Византии16, показал, что в основе полити-ческой философии византизма лежит реинтерпретация, в ходе «христианской абсорбции», идей Сократа и Аристотеля17. В результате в Византии осуществляется построение правовой (римское право), христианско-демократической монархии с развитой судебной системой, с регулируемой государством рыночной экономикой, с частной собственностью (в том числе и на землю), с разви-тым институтом семьи и с мощными вооружёнными силами. Постоянная стратегическая цель данной монархии – поддержание общественного порядка и авторитета власти внутри государства и защита страны от внешних вторжений, избегания собственного рабства (Аристотель). Это объ-ясняет, почему империя не вела захватнических войн и никогда не выходила за рамки государст-венных границ Римской империи (Юстиниан Великий был первым и последним византийским императором, которому удалось в целом восстановить империю в прежних римских границах).
Византийцы применили на практике и другие идеи Аристотеля. В частности, идеи о том, что население государства не должно быть слишком многочисленным, а территория – чрезмерно боль-шой, так как всякая вещь имеет свою меру, нарушение которой превращает данную вещь в нечто другое. Территория должна быть хорошо ориентирована по отношению к морю и материку и быть достаточной для удовлетворения умеренных потребностей граждан. Природа и географические особенности Эллады, соответствующие им характер и нравы греков содействуют, по Аристотелю, организации наилучшего государства. И это государство было организовано под названием «Ро-мейская империя» (Византия). Напомним, что империя Александра Македонского не соответство-вала указанным требованиям и распалась сразу после смерти её основателя18.
На основании обобщения основополагающих принципов «классического византизма» и «степ-ного византизма» можно сформулировать политическую философию русского византизма.
Изначально византизм выступал и продолжает выступать в качестве неовизантизма как идея, пересекающая границы государств, и ведущая к становлению «транснационального и континен-тального мира». В нем прослеживается проявление двух тенденций: с одной стороны – к универ-сализму и глобализму, с другой стороны – к автономии и национальной самобытности. То сеть русский византизм – это философская теория интеграции, но в то же время – идеология универса-лизма, сочетающегося единства. Данную теорию можно назвать общей универсальной философи-ей (онтологией), основополагающими идеями которой являются: единство свободы и истины, связь человека с Верой и Церковью.
Византийская политическая философия делает акцент не только на государственности, религи-озном факторе, монархических традициях, государственном патернализме, «нравственном совер-шенствовании», она также уделяет должное внимание гражданским традициям и отдельной чело-веческой личности. Необходимо отметить, что именно византийская культура лежит в основе ев-разийской цивилизации, сложившейся на Востоке Европы. Впоследствии и Запад, и Восток Евро-пы оказались под влиянием христианства, которое стало оказывать главенствующее влияние на развитие европейской культуры.
Следует сказать, что христианство в сфере русского византизма воспринимается как филосо-фия, выросшая на базе всех учений древности, органически соединившая пифагорейско-платоническую науку с египетско-вавилонской мудростью. В связи с этим философия русского византизма может быть определена как полицентрическая, в ее рамках нет противостоящих друг другу идеологий, здесь сам диалог выступает в качестве идеологии.
Неовизантизм выступает как новая философия Евразии – «Евразийский Либерал-Консерватизм», вполне совместимый с философией конструктивно-объективного «идеализма и материализма». В рамках данной теории человеческое бытие связано с Церковью с богословской философией, в свою очередь, христианская теология соотнесена с социальной структурой и реаль-ной политикой. Неовизантийская философия отстаивает принцип «неовизантийского сообщества», который фундирует объединение поствизантийских стран. «Неовизантийское единство» – это пе-реход к новой форме организации человеческого общества на Евразийском континенте. Это хри-стианство, а не доктринальный индивидуализм и не мультикультурное общество. На этом фоне, с учётом феноменальной конгениальности неовизантизма, безусловно, в рамках диалога цивилиза-ций, актуализируется «диалог с исламом». Диалогу культур уделяется должное внимание, так как неовизантийская философия рассматривает общество, в первую очередь, как множественность национальных культур и вер, где каждый индивидуум имеет собственную частную культуру.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 21:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
«Евразийский Либерал-Консерватизм» отстаивает принцип «Свободной Евразии», развиваю-щейся на основании партнерства, этики, морали, взаимных обязательств, религии. «Новая Евра-зия» – это не просто географическое пространство, а «Евразия Свободы». Строительство «Соеди-ненных Штатов Евразии» нацелено на формирование общего евразийского и духовного простран-ства и «новой истории без войн». В материальной сфере – развитие новых технологий, в науке – слово и эксперимент, в природе – защита окружающей среды, в общественном самосознании – новые религиозные творческие отношения. Евразийская общая политика во многом ориентирова-на на человека, при этом, как было отмечено выше, церковь играет важную моральную, этическую и духовную роль в создании общего блага, которое выходит за пределы личности, страны и имеет международный характер. Это значит, что «евразийская культура» не может быть сведена к эко-номической культуре, ей чуждо низведение человека до уровня простого потребителя. Экономика рассматривается в сфере неовизантийской философии как один из многих факторов интеграции, направленной на сочетание духовной концепции «византийского христианства» с прагматически-ми целями «Неовизантийского Сообщества».
Объективность и необратимость общеевразийского процесса кооперации и интеграции обу-словливает и движение к общему толерантному правовому, культурному, духовному пространст-ву. В данной ситуации русский византизм выступает как перспективная концепция устойчивого развития общества с гуманистической направленностью19. Данная концепция нацелена на уста-новление устойчивости в разнообразных жизненных сферах: экологической, политической, демо-графической, социальной, экономической, техногенной и т.д. «Русский византизм» может быть определен как экономическая стратегия государства, направленная на создание необходимых ус-ловий для развития морально-ответственной социальной рыночной экономики, социально-ответственного предпринимательства, в условиях их становления и обеспечения необходимых предпосылок для дальнейшего стабильного развития.
Итак, анализ взглядов византийских политических мыслителей и российских ученых, посвя-тивших свои научные изыскания исследованию своеобразия политической философии Византии, показывает их несомненную идейно-концептуальную связь и единство в ряде вопросов: естест-венного права, сосуществования религии и науки, взаимодополняющего единства индивида и кол-лектива, регулируемой государством рыночной экономики, диархии (соборности), сакрализации власти при обоюдной ответственности перед Богом власти и народа, конституционной монархия20, объективного идеализма21 и т.д.
Византизм – это политико-философское, геополитическое понятие, введенное в политический оборот К.Н. Леонтьевым; оно соединяет в себе: исторически – православный сектор человеческой цивилизации, стратегически – союз «православных» стран ориентированных на взаимодействие с Россией. «Степное византийство» – это геоисторическое и геофилософское понятие, введённое в научный оборот Л.Н. Гумилёвым; исторически оно подразумевает онтологическое единство «древневосточно-православной» христианской ойкумены, стратегически – интеграцию и союз «древневосточно-православных» христианских стран и народов.
Русский византизм представляет собой политико-философское, геополитическое, геоэкономическое и геофилософское понятие, которое соединяет в себе: геополитически – «древневосточно-православно-католический» осевой сектор человеческой цивилизации (евразийский греко-армяно-славяно-романский мир), ориентированный на союз с Россией. В геостратегическом аспекте дан-ное понятие подразумевает евразийскую интеграцию, союз России с Европой, а также – с Древне-восточными Православными странами (Арменией, Эфиопией) и народами (ассирийцами, арабами-христианами Палестины, Ливана, Египта и Сирии, христианами Индии и Ирана). В политэкономическом и политико-философском плане понятие русского византизма включает в себя объективный идеализм, либерал-консерватизм, конституционную монархию, регулируемую государством рыночную экономику с подстрахованным государством частным предпринимательством. Потенциально русский византизм – это евразийско-христианская либерально-консервативная идеология, направленная на создание «Византийско-Евразийского Союза» (по типу ЕС) от Лиссабона до Владивостока и от Питера до Индийского океана.
В настоящей работе была осуществлена попытка показать, что политическая философия русского византизма может способствовать естественному ментально-цивилизационному единению России с Европой и выходу не только России, но и Европы на «Евразийский Уровень». При этом очевидно, что достижение этого уровня возможно во многом с помощью выявления общих точек развития, акцентирования внимания не на разъединяющих, а объединяющих элементах различных систем. Такой подход, в свою очередь, может привести как к изменению целевых установок цивилизационного процесса, к преодолению различных противоречий и к дальнейшему переходу на устойчивые рельсы гуманистического развития, как евразийского континента, так и всего мира.
Политическая философия русского византизма позволяет, как думается, сформировать особую манеру мышления, способную интегрировать мировые достижения через оживление традицион-ных ценностей, как внешними заимствованиями, так и обращением к науке, при этом, фундируя новую психологию поведения, отличную от психологии русского политического инфантилизма. Одновременно она в состоянии стимулировать развитие политической сферы жизнедеятельности человека как искусства, являющегося одним из основных интеллектуальных запасов нации. Разви-тие политической философии русского византизма как политической науки может сформировать профессиональный слой политических экспертов и политиков с необходимыми критериями поли-тического поведения правящей элиты. Распространение её достижений и ее влияние на реальные политические процессы может способствовать преодолению традиционного российского полити-ческого инфантилизма и выходу демократии на позитивно-поступательный и эффективный путь развития.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 21:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Примечания


1 Мировоззрения, основанного на таком важном универсальном принципе как «аккультурация без ассими-ляции». Этот принцип основан на комплексном исследовании идеи византизма, причём с позиций «евразийско-христианского ойкуменизма». См.: Устян А.Р. Неовизантизм как евразийская геополитическая стратегия развития России в XXI веке. М.: ИСН, 2002.
2 См.: Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003; Устян А.Р. Политическая философия неовизантизма. М., 2005.
3 К византийским философам, «политологам» и «геополитикам» (по предварительным данным) мы можем с полным основанием причислить следующих:
1. Ранний период (IV-VII вв.) – Дионисий Ареопагит, Немесий, Эней Газский, Фемистий, Синезий, Леонтий Византийский, Иоанн Филопон, Максим Исповедник, Прокопий Газский, Агапит, Георгий Пизида, Пётр Патрикий, Менандр, Анастасий Синаит, Феофилакт Симокатта, Прокопий Кесарийский.
2. Средний период (VIII-XIII) – Иоанн Дамаскин, Патриарх Фотий, Василий Македонянин, Константин Багрянородный, Пселл, Итал, Евстратий, Никифор Влеммид, Федор Ласкар, Никулица, Феофилакт Болгарский, Евстафий Солунский, Михаил Ритор, Георгий Торник, Сергий Колива, Никифор Влеммид, Иоанн Акоминат, Геор¬гий Акрополит, Нил Доксапатр, Василий Ялимбанский, Симеон Метафраст.
3. Поздний период (XIII-XV) – Хумн, Иосиф, Холобол, Пахимер, Акиндин, Палама, Дмитрий Кидонис, Гри¬гора, Метохит, Николай Кавасила, Плитон, Фома Магистр, Мануил Палеолог, Георгий Кипрский, Федор Хирта¬кин, Матфей Властарь, Константин Арменопул.
«Женское направление» представляют философ, «политолог», математик – Ипатия (IV-V вв.), учёная мо-на¬хиня Кассия (ок. 810 – конец IX в.) и историограф Анна Комнина (XII век).
Очевидно, что такой «богатый пласт» византийской политической и геополитической философии, требу-ет на базе современных политологических знаний кропотливого анализа.
4 Хрущёва Э.Н. Концепция византийского государства в русской византинистике последней чет¬верти XIX-XX вв.: Автореф. дис. канд. исторических наук /Уральский госуниверситет им. А.М. Горького. Екатерин-бург, 2003. Позитивная оценка реформаторских возможностей восточно-римских императоров в союзе с православной церковью и подчёркнутый эволюционизм в анализе исторического развития византийского государства (на фоне нарастания революционных на¬строений в России конца XIX в.) фиксируют несомненную связь византинистики с «государственной школой» русской исторической и юридической мысли (Каве-лин К.Д., Чичерин Б.Н., Соловьёв C.М и т д.). Европейский вектор общественно-политических взглядов «государственников» привнёс в русскую византинистику принципы и методы исторического и юридического позитивизма (с его минимальным влиянием познающего субъекта на историческую действительность)». Также она отмечает, что ещё одной ментальной основой формирующейся в последней четверти XIX в. русской византинистики может быть названа её исключительная связь с религиозной философией Леонтьева К.Н. (1831-1891) и Н.А. Бердяева (1874 - 1948) (Хрущёва Э.Н. Концепция византийского государства в рус-ской византинистике последней чет¬верти XIX-XX вв.: Автореф. дис. канд. исторических наук /Уральский госуниверситет им. А.М. Горького. Екатеринбург, 2003. С.5).
5 История Византии: В 3 т. / Отв. Ред. акад. С.Д. Сказкин. М.: Наука, 1967; Хрущёва Э.Н. Концепция визан-тийского государства в русской византинистике последней чет¬верти XIX-XX вв.: Автореф. дис. канд. исто-рических наук /Уральский госуниверситет им. А.М. Горького. Екатеринбург, 2003. С.5-6).
6 Хрущёва Э.Н. Концепция византийского государства в русской византинистике последней чет¬верти XIX-XX вв.: Автореф. дис. канд. исторических наук /Уральский госуниверситет им. А.М. Горького. Екатерин-бург, 2003. С. 7.
7 К т.н. «школе русского византизма» следовало бы отнести профессора Ф. Курганова, выдающегося рус¬ского право¬славного канониста, профессора Казанской духовной ака¬демии и Императорского Казанского университета Илью Степановича Бердникова (1839-1915), профессиональных историков-византинистов Ку-лаковского Ю.А., Успенского Ф.И., Оболенского Д., и даже Л.Н. Гумилёва с его концепцией «Степного Ви-зантийства». Византизм прослежи¬вается и в работах А.И. Ильина.
8 См.: Леонтьев К.Н. Храм и Церковь. М.: АСТ, 2003.
9 См.: Пащенко В.Я. Идеология евразийства. М.: МГУ, 2000. С. 220; Иваск Ю.П. Константин Леонтьев // Константин Леонтьев. Pro et contra. Кн. 2. С. 511-512.
10 Соколов И.И. О византинизме в церковно-историческом отношении. Избрание Патриархов в Ви¬зантии. Вселенские судьи в Византии. СПб.: Издательство Олега Абышко, 2003.
11 Чичерин Б.Н. Наука и религия. М.: Республика, 1999. С. 447-449.
12 См.: Устян А.Р. Византизм как евразийская геополитическая стратегия развития России в XXI веке. М.: ИСН, 2002; Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003; Устян А.Р. Политиче¬ская философия неовизантизма. М., 2005.
13 См.: Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003.
14 Гумилев Л.Н. В поисках вымышленного царства. – М., 1992. – С. 32.
15 Оболенский Д. Византийское Содружество Наций. Шесть византийских портретов. – М., 1998.
16 На основе до революционных работ, например, Скабалановича Н.А., Соколова И.И., советских, например, Вальденберга В.Е., Липшица Е.Э., Литаврина Г.Г., Каждана А.П., Курбатова Г.Л., Медведева И.П., Сюзюмова М.Я., и зарубежных работ по византинистике, например, Гфрёрера, Тредголда У., Гийу А., Хунгера Х., Пападакиса А., Брейе Л., Караяннопулоса И., Тиннефельда Ф., Винкельмана Ф. и др. (См.: Новиков А. А. О характере политической власти в ранней Византии (IV-VI вв.): Историографический обзор, 1945-1995 гг.//Правоведение. - 1996. - №3(214). C.175-183).
17 Философская система Аристотеля и его логика, начиная с апофатической методологии святоотеческого богословия, нашла общий язык с христианским вероучением – уникально интеллектуальным, требующим предельного напряжения человеческого разума (Абачиев С.К. Православное введение в религиоведение. М.: РОХОС, 2004. С. 128).
18 Великий византийский патриарх Фотий (820-891) с осуждением и раздражением относился к Платону. Напомним, что вплоть до конца X века в Византии только Аристотель во многом пользовался авторитетом. (История Византии. Т.2. М.: Наука, 1967. С. 361).
19 В основе которой лежит гражданское общество. Напомним о наличии в средневековой Византии зачатков «гражданского общества». Так, например структура византийского «гражданского общества» была сле-дующей: а) негосударственные социально-экономические отношения и институты (собственность, труд, «предпринимательство»); б) совокупность не зависимых от государства производителей (частные «фирмы» и корпорации); в) политические партии и общественные объединения; г) сфера воспитания и негосударст-венного образования; д) семья; е) церковь. Также византийское «гражданское общество» обладало сле-дующими признаками: а) самоуправляемость; б) конкуренция образующих его структур и различных групп людей; в) жизнедеятельность, основанная на принципе координации; г) многоукладность экономики; д) ле-гитимность и демократический характер власти; е) «правовое» государство; ж) сильная социальная полити-ка государства, обеспечивающая достойный уровень жизни людей.
20 Анализ формы государственного правления показал, что Византия была конституционной монархией с неписаной конституцией по типу современной Великобритании (См.: Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003. С. 52-53; Устян А.Р. Политическая философия неовизантизма. М., 2005. С. 8-25, 65-88).
21 В Византии у подавляющей части византийского социума господствовала либерально-консервативная философско-политическая ментально-мировоззренческая система взглядов, основанная на объективном идеализме, выраженная при этом в идеях и взглядах ведущих византийских мыслителей (Григорий Бого-слов, Прокопий Кесарийский, Константин Багрянородный, Кекавмен, Никифор Влеммид, Георгий Гемист Плифон и т.д.). Более подробно см.: Устян А.Р. Неовизантизм как евразийская геополитическая стратегия развития Рос¬сии в XXI веке. М.: ИСН, 2002; Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003; Устян А.Р. Политическая философия неовизантизма. М., 2005.
Таким образом, современный объективный идеализм и либерал-консерватизм имеет онтологическую связь с соответствующей практической византийской манерой мышления и системой взглядов, заложенные в характерном для византийцев «creative potential».

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 22:22 
Не в сети
Администратор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 24 фев 2012, 14:57
Сообщений: 21677
Откуда: Армения, Ереван
Очков репутации: 11

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Очень интересно, спасибо :) Добавим лишь, что некоторая часть современной политической элиты России считает страну духовно-политическим наследником византийской империи, питаясь на деле реализовать политические амбиции этой империи.

_________________
Приходите в мой дом...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
В этом контексте думаю интересно почитать это:

Устян А.Р., профессор, кандидат политических наук

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ
НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ РОССИИ
ИЛИ О ПЕРЕХОДЕ К НОВОМУ ПОЛИТИЧЕСКОМУ МЫШЛЕНИЮ

Геополитическая ситуация сложившаяся в современном мире доказывает необходимость идеологии как важнейшего элемента формирующего вектор национально-государственного развития. Идеология сохраняет общество в качестве целостного самостоятельного субъекта истории (как государство), поэтому она является безусловным благом. Идеология выступает здесь как объективный фактор государственного бытия: в её лице весь комплекс общественно-исторических ценностей (духовных, мировоззренческих, нравственных и т.д.) соединяется в целостную систему общественно-государственной идентичности, отражающей облик нации на данном этапе истории. В этом отношении идеология есть форма самосознания общества на стадии государственности. Более того, идеология возникает в момент превращения народа в нацию, и наоборот деидеологизация нации превращает её в народ.
Особенно важно осознать, что государство – это социальный организм, и именно идеология определяет его целостность, являясь связующим смыслом и содержанием общественной жизни. При этом идеология как форма государственного самосознания всегда конкретна, однако при этом никогда не остаётся неизменной, будучи всегда привязанной, к динамике исторического процесса в его политической, экономической и мировоззренческой проекциях. В этом отношении идеология есть то, что держит нацию на плаву истории, определяет адекватность и подвижность её исторического бытия. Более того, идеология оказывается не только некой утилитарно-политической матрицей, стягивающей национальные смыслы в определённую формальную целостность, но и являет собой глубокое метафизическое содержание. Следовательно, национально-государственная идеология призвана выполнять важнейшую историческую функцию – быть основой цивилизационной идентичности, охранять собою преемственность цивилизационного бытия. Особенно это важно в русском случае. Так как национально-государственная идеология представляет не просто лицо нации и государства, но и лицо особой (самобытной) русской (византийской) цивилизации. Ведь идеология выступает целостной системой идей, определяющих самосознание нации не только на данном этапе истории, но и в перспективе. Идеология не является произвольным набором «современных» мировоззренческих принципов, но всегда есть органичное выражение целостного осознания нацией своего прошлого, настоящего и будущего. То есть в национально-государственной идеологии органично сливается и отражается единство исторической судьбы нации и государства: как единство пережитого прошлого, актуального настоящего, и чаемого будущего. Причём следует отметить, что национально-государственная идеология – это не столько константа национальной и государственной истории, заданная для нации и государства раз и навсегда, и требующая лишь собственного охранения, сколько есть некий талант, который необходимо приумножить, то есть раскрыть в историческом процессе. В этом отношении русская нация онтологически ответственна за свою историческую миссию и не может уклониться от своего исторического предназначения (определяется национально-государственной идеей, побуждающая национальный дух к настойчивому и целеустремлённому преодолению исторической эмпирии, к реализации той идеальной цели, которая переживается как внутренняя данность (как «талант»), требуя своего раскрытия в истории).
При этом национально-государственная идеология выступает и как объективированная во времени форма национальной идеи, отражающая государственно-историческое самосознание нации на данном этапе истории. Здесь заканчивается область идеального, и национальный дух выходит на арену реальной политики.
В свою очередь реальная политика ставит вопросы власти и управления через развитие сверхперсоналистичной и интегрирующей идеологии, способной встать над личностями (обществом) и, консолидировав их, создать «мобильный социальный кулак» национального самосознания. Отрицать идеологию как таковую – значит отрицать государство как форму национально-исторической самоорганизации общества, что совершенно неприложимо к задаче национального возрождения. Недостатки «идеологии» - это не проблема идеологии как таковой, а, скорее, проблема порочности человеческого сознания и тех разрушительных сил, которые манипулируют этим сознанием в своих интересах. Более того, в русском случае национальное само-сознание было захвачено чуждыми для них взглядами и оценками окружаю-щей (политической) действительности. Таким образом, сформировалось ошибочное (искажённое) представление о своей национально-исторической самоорганизации, во многом выгодное и эксплуатируемое в своих интересах внешними силами. Важно понять, что идеология – это интеллектуально-идеалистичное осмысление нации как целостного социального организма, нуждающегося в организации. Подобная (в высшей социально-сознательной степени) организация должна органически совмещать эмпирическую множественность со стремлением к духовно-осознанному внутреннему единству. При этом без сознательного определения идеального в идеологической конструкции немыслимо! Так как идеал, является важным элементом в структуре нравственной деятельности человека и наполняющий его жизнь смыслом. В этом случае каждый конкретный поступок осознан, соотнесён с общими национальными ценностями, т.е. нравственно значимыми представлениями, встроен в общую стратегию поведения. Поэтому следует осознать, что идеология – это в некотором смысле политическая норма, которая не может быть целью, она есть средство. Поэтому её значимость важна не сама по себе, а своим идеальным обоснованием. Иначе она будет достаточно формальной и бессодержательной. Именно христианская политическая идеология задаёт высокую нравственную планку и требует от человека глубокого осознания необходимости следования им, т.е. развитого чувства долга. История христи-анства изобилует примерами, когда ради выполнения своего христианского (морального) долга люди жертвовали не только удовольствиями или личной выгодой, но и своей жизнью. Если же по каким-либо причинам долг оказывался невыполнимым, верующий погружался в сложные нравственные переживания: муки совести, страх и раскаяние. Таким образом, искренне демонстрировалось чувство ответственности и преданности, высшим идеалам и ценностям. Очевидно, что с христианской точки зрения без понятия идеала не имеет смысла понятие идеологии (нормы), так как становится неясным, на какой основе та или иная идеология (норма) формулируется, ради чего и направлена ли она на развитие и самосовершенствование. Таким образом, иде-ал – это источник сущностно-осмысленного стремления к развитию и само-совершенствованию (своеобразный позитивный максимализм). Без понятия идеала не имеет смысла понятие долга, нет представления о совести и о других нравственных чувствах, которые особенно необходимы в политической деятельности (принцип легитимности власти или доверия к власти). Очевидно, что безнравственная власть (например, власть у которой слова расходятся с делами) не заслужит доверия народа, а значит, будет не легитимной и обречённой на поражение. Подобная власть не способна будет вести нацию к высоким горизонтам развивающего совершенства (идея смысла жизни). Ведь именно совокупность идеалов, принципов, взглядов и убеждений, т.е. идеология, определяет поведение личности и общества, делая их в высшей степе-ни осмысленными на национально-государственном уровне. Подобный подход верен, если учесть, что человек – существо социальное (общественное), чьё мировоззрение формируется обществом, а общества государством. Совместная жизнедеятельность людей требует различных способов регуляции их поведения, что явилось причиной возникновения и развития религии, права и т.д. В нашем случае, именно христианская нравственность есть один из таких регуляторов, который определяет поведение людей с помощью пред-ставлений о ценном (идеалах, принципах, нормах и т.п.) и должном (обязанностях, ответственности и т.п.). Именно христианская нравственность определяет гуманистический характер «ценного», т.е. меняется содержательно-качественная сторона нравственности. Законодателем её является Бог и госу-дарство, которые соответственно определяют основные гуманистические идеалы и условия (система управления) реализации (достижения) этих идеалов. Но возможно подобное лишь благодаря наличию «силы воли» и её активатора. Без активатора – Бога, зажигающего в человеке стремление к идеалу, через соответствующие наличествующие в нём природные задатки и генетическую предрасположенность, невозможно поступательно-позитивное и оптимистическое развитие. Но без государства невозможна практическая реализация (социализация) гуманистических задатков в человеке-обществе (нации).

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Таким образом, государственная система управления гуманизируется и придаётся ей сверхдолгосрочная целевая программа реализации христианских идеалов (возникает сверхдолгосрочный смысл жизни и позитивно-оптимистический настрой на жизнь в обществе). При этом без мобилизационно-структурных и организационных особенностей идеологии, необходимой государству, невозможна реализация на национальном уровне христианских идеалов, основанных на не репрессивной нравственности и ограничен-ной свободе. Важно отметить, что государство должно направлять все свои усилия на долгосрочное гуманистическое развитие личности, общества и нации. Без христианской политической идеологии это сделать невозможно. При противоположном подходе возможен только «социальный каннибализм», который успешно разрушал русскую социальную среду, а значит личность, нацию и государство. В этом одна из причин асоциальности русских как нации и трагичности их политической судьбы.
Поэтому русской нации крайне необходима христианская политическая идеология, которая систематизирует совокупность гуманистических понятий и представлений, с помощью которых личность, группа, класс, общество и т.п. осознают свои политические позиции и интересы, которые смогут выступить в качестве мотивов их политической деятельности.
Именно в функциональной зависимости христианского содержания политической идеологии от интересов и действий социальной группы состоит ее специфика как формы общественного сознания. Она представляет собой систему представлений, как о существующей политической действительности, так и о необходимых ее изменениях с точки зрения общности, интересов и действий которые данная идеология обслуживает (христианский реализм и идеализм).
Идеология является систематизированным, логически связанным духовным образованием, который развивает социально-психологический уровень сознания. В отличие от науки, задачей которой является поиск истины, функции идеологии заключаются: а) в овладении массовым политическим сознанием населения, внедрении в него своих критериев оценки происходящего, формировании программы, в соответствии с которой люди должны ориентироваться в политическом пространстве (идеология должна создавать позитивный образ проводимого политического курса, его соответствия интересам общества); б) в стимулировании целенаправленных действий субъектов политики; в) в интегрировании общества на основе определенных инте-ре¬сов, целей, взглядов, сплочении людей и аккумулировании их энергии, то есть создание нации. Важно понять, что идеология – это одновременно учение (доктрина), программа и политическая практика, что проявляется в уровнях теоретическом (на котором формулируются основные положения, выражающие интересы и идеалы того или иного класса, слоя, нации, государства); программном (где интересы и идеалы трансформируются в программы и лозунги политической элиты и выступают идейной основой для принятия управленческих решений и стимулирования политического поведения); поведенческом (который характеризует степень освоения гражданами целей и принципов данной идеологии и меру их воплощения в конкретных формах политического участия, в определенном типе политического поведения).
Идеология является одним из важнейших компонентов политического процесса, вне ее не бывает политического действия, не могут существовать ни общественно-политическое движение, ни политическая партия. Именно идеи, превращаясь в систему убеждений человека, предрасполагают его к действию, нацеленному на осуществление признанной им наилучшей формы общественного устройства. В русском случае – это христианская форма общественного устройства.
В реальной политике партийным идеологиям свойственны в равной степени борьба и многообразие мнений, взглядов, программ. Они неизбежно поляризуются на различные (зачастую прямо противоположные) направления с положительными и отрицательными оценками, на левые и правые, революционные и реакционные, прогрессивные и консервативные. И хотя партийная идеология в реальной политике способна на компромиссы, взаимоприемлемые решения, тем не менее, необходима национально-государственная идеология, стоящая над подобными процессами и являющаяся общей для всех партийных идеологий. Подобный подход формирует национально-государственный код (константа) и рамки функционирования партийной идеологии.
Таким образом, государство как целое формируется именно на основе единой идеологии, которая является в данном случае неким внутренне-органичным синтезом распространённых и общепринятых в обществе мировоззренческих установок (надпартийный подход).
В связи с вышеизложенным подходом актуализируется проблема истинности идеологии. То есть насколько идеальные установки стыкуются с реальной политикой. Поскольку истина мертва без её воплощения в жизнь, то можем отметить, что сама жизнь настолько совершенна, насколько она приближена к истине. Движение к истине и есть суть развития и самосовершенствования (гармония с самим собой и с окружающей средой, счастье и бессмертие).
Соотношение в идеологии идеального и реального определяется рядом нюансов. Отрицание идеального в идеологии превращает её в чисто утилитарное средство управления обществом, делает её мёртвой и отчуждённой, а сама политика теряет при этом национально-историческую перспективу и смысл. Начинается процесс распада нации и государства. В то же время недооценка реального в идеологии делает её отвлечённым мечтанием, лишающим национальное бытие (и политику) конкретно-исторической актуальности. Именно поэтому политика – есть «искусство возможного», где идеальное и реальное находят своё оптимальное цивилизационное разрешение.
Поэтому если политика – это объективно обусловленное и целенаправленное участие больших масс людей, организованных социальных групп и личностей в делах государства, в решении проблем, относящихся к жизни общества и нации в целом, то идеология – это общие для всех «правила» на основе которых осуществляется это участие. Причём основанием для истинной политики не может быть отвлечённый прагматизм, демократизм, либерализм, общечеловеческие ценности, или здравый смысл – всё это условная политическая эмпирика. Истинные начала национальной политики – метафизичны, онтологичны, националистичны и глубоко духовны. Национальная идея имеет всегда природу веры, религиозную природу. Соответственно специфике религиозного, национальная идея не есть никогда просто констатация факта, а всегда одновременно и утверждение идеала, должного, горячая любовь (позитивная страсть) к этому идеалу, фокусирующему в себе все высшие представления нации об истинном, справедливом, святом существовании. Позитивная страсть (любовь) к идеалу немыслима без духа нации, который является некой первичной божественной энергией, определяющей способность нации к самобытно-личностному существованию в истории. Дух нации не поддаётся вербальному описанию («духа не видел никто никогда»), но именно он входит как безусловное генерирующее начало во всякую национальную идею, национальную идеологию, национально-историческое действие, определяя собой то, что называют национальный характер (субъективная категория). Дух нации формируется в метафизических глубинах национально-генетического бытия на заре становления нации. Основой и началом его является комплекс религиозных представлений и верований, который, преломляясь в конкретных исторических условиях, и создаёт облик на-ции, её специфические черты, масштаб её исторического потенциала (пассионарность). Таким образом, идеологический генезис нации можно пред-ставить следующей формулой: Бог – дух нации – национальная идея – национальная идеология – национально-государственная идеология, откуда непосредственно видна преемственность идеологии от религиозного начала нации. В русском случае национально-государственная идеология должна была с принятием христианства обновиться. Отсутствие обновления, через критическое мировосприятие и научно-теоретическое (гуманистическое) переосмысление и обоснование национальной идеи с чётким осознанием своего интереса (для определения интереса необходима была ещё и осознанная духовная интуиция), не привело в дальнейшем к формированию сначала национальной идеологии, а затем и национально-государственной идеологии. Более того те народы, которые не смогли сохранить и развить свою национальную идею или не нашли для неё адекватные национальной и государственной истории национально-государственные идеологические формы, исчезли с исторического поля зрения или находятся на грани национального вырождения. Поэтому не удиви-тельно, что русская нация и российское государство могут исчезнуть с исторического поля зрения.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая философия русского византизма
СообщениеДобавлено: 23 апр 2013, 23:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Лишь инстинкт самосохранения, историко-генетическая память и сила во-ли, помноженные на геополитическую безысходность, могут привести к со-противлению и активированию латентных пассионарных характеристик русской нации. При этом русская нация должна продемонстрировать феноменальную волю к жизни, стойкость духа и оптимизм. Но подобное состояние не сможет продолжаться бесконечно долго, оно будет, нуждается в «идеологической огранке». Но весь вопрос в том какую «огранку» производить националистическую или национал-космополитическую? Выбрать первое – это значит вновь пойти по пути трагических политико-исторических ошибок, по пути отрицания космополитического аспекта развития русской нации, по пути отрицания глобальной её роли в политической истории Евразии, пойти по пути её дальнейшей маргинализации, по пути окончательного политического вырождения.
При этом надо понять, что «идеология национализма» в своём чистом виде, как замкнутая лишь исключительно сама на себя, оказывается лишённой какой бы то ни было стратегической перспективы; это есть идеологический тупик, в котором нация теряет своё онтологическое (и историко-политическое) предназначение. Там где национальное самосознание утрачивает связь с религией, оно теряет и главную мировоззренческую, духовно-нравственную опору, а национальная идея постепенно эволюционирует в националистическую с присущей той абсолютизацией этнической компоненты, культом этноса. Поэтому для национально-государственной идеологии, претендующей на будущее, в первую очередь необходима привязка к вечным онтологическим смыслам человеческого бытия и готовность к их реализации в актуальной политической истории, в этом секрет пассионарности. В конкретно-историческом плане это означает дальнейшее постижение и раскрытие сущности своего национального идеала. Любое «мумифицирование» на-циональной идеи как исторического прошлого (и поклонение ему) есть выпадение из политической истории, ибо конец политической идеи – конец политической истории.
Только устремлённость в будущее, готовность к новому историческому созиданию во имя национальной идеи есть единственное условие и оправдание национального бытия в реальной политической истории. При этом важно чтобы масштаб национальной идеи соответствовал масштабу исторической и политической роли нации. В случае с русской нацией – это глобальный (максимальный) масштаб, которому соответствует национально-космополитическое (византийское) мировоззрение, укладывающееся в кон-текст общепринятой мировой истории. При этом важно указать на то, что именно национальная культура выступает той «смазкой», которая обеспечивает преемственность национальной идеи и национальной идеологии, предоставив последней подлинную национально-историческую легитимность. И наоборот, та идеология, которая формируется вне поля национальной культуры, есть по существу псевдоидеология, разрушительная в меру своей инородной сущности для национального бытия. Таковыми были для русской нации «европеизм-германизм», «марксизм-германизм» и «евразийство-тюркизм». В политической истории русской нации и государства постоянно навязывали (различными методами) вненациональные идеологии, таким об-разом, шло идеологическое закабаление нации. Ярчайшим примером в политической истории Евразии является борьба «идеологии русского христиани-зированного эллинизма» («идеология византизма») с «идеологией германизма» (идеология нарождавшейся новой Европы). При поражении первого (петровские «реформы») на авансцену вынужденно вышло реакционное «евразийство».
На пути к формированию национально-государственной идеологии не-возможно, восстанавливая свою национально-историческую и культурную идентичность, выбрасывать из национального самосознания предыдущий этап духовной и национально-государственной истории! Политическая история преемственна и непрерывна, как в духовном, так и в национально-государственном плане. Вырывая из её летописи целые главы, мы не можем понять её смысл, её логику, её цель. Тогда мы как бы зависаем в состоянии исторической и политической неопределённости, где распавшаяся цепь вре-мён предстаёт в виде никак не стыкующихся друг с другом фрагментов: славянство и византийское христианство, христианство и коммунизм, монархия и республика, национализм и космополитизм (глобализм) и т.д. Как осознать всё это в единстве смысла, исторической логики и национальной судьбы, если не признать единство национальной истории через принцип «диалектиче-ского единства и взаимодополнения противоположностей» (Давид Анахт) ведущего по пути правопреемства национальной истории?! При подобном подходе русская нация выходит за рамки своего маргинального имиджа, ибо позитивно учитывается и оценивается политическая деятельность в истории всех государственных образований. Особенно важно осознать первичные византийские идеологические основания формирования русского народа. То есть та эпоха, которая заложила основы русского национального архетипа. В этом сама суть русского человека.
Политическая идеология – это главный фронт национально-государственной обороны!
Этот фронт не может быть удержан без чёткого осознания того факта, что русский национализм себя изжил, во всяком случае, в том виде, который нам известен. Как уже выше отмечалось национализм – это инстинктивно-волевая реакция к национальной самозащите на чисто этническом уровне. При подобном подходе можно начисто забыть о будущем России, так как оно сведено до самого элементарного уровня достоверности – физического выживания нации. Главное достоинство национализма – это прямая и открытая постановка «русского вопроса» во всей его исторической, политической, культурной и демографической остроте нынешнего этапа национальной истории. Очевидно, что без решения этого вопроса, ни о каком будущем Рос-сии речи быть не может. Однако принципиальная идеологическая неопреде-лённость национализма делает его политически беспомощной и исторически слепой патриотической силой, принципиально не способной предложить об-ществу собственный образ будущего, что ведёт к перманентному политическому дроблению не только русского национализма, но и русской нации (го-сударства) по всему идеологическому спектру и нескончаемой лидерской конкуренции. Более того, национализм, являясь, безусловно, важнейшей, духовно-психологической составляющей патриотической идеологии, сам по се-бе идеологией не является. Так как идеология – это проявление национально-го самосознания, а национализм – проявление национального инстинкта! Данный тезис верен и в том смысле, что всякий сознательный национализм в конечном итоге приходит к той или иной идеологической форме. Таким об-разом, в русском случае национализм – это политическая примитивизация потенциальных государственнических возможностей русской нации. Эти возможности основаны на исторически сложившемся национально-космополитическом (византийском) мировоззрении русских.
Таким образом, данная работа – это попытка инициирования «теоретического перехода» русского политического мышления с национализма на национал-космополитизм (византизм). Автор данных строк чётко осознаёт, что для подобного перехода на практике необходимо формирование новой социально-политической структуры общества будущего – универсального общества, основанном на принципе - «единство во множестве», когда множественность имеет определенную интегративную направленность. При этом эта направленность должна носить характер творческого сочетания «христианского императива» с политическим, и выражаться как в удовлетворении материальных потребностей человека, так и в формировании соответствующей духовной (т. е. этико-психологической) среды. Подобный подход должен будет инициировать формирование новой политической синтетической философии «национал-космополитизма» (византизма). Подобный подход основан на сочетании национальных и традиционных (христианских) ценностей с процессом глобализации (формирование «глобально мыслящего человека», ответственного за судьбу планеты Земля). При этом русское мировоззрение должно быть основано на абсолютном позитивно-поступательном и оптимистичном мышлении, но учитывающее негативные стороны жизни («негативный опыт»).

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Логические основы формирования философии русского византизма
СообщениеДобавлено: 12 июн 2013, 13:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
УСТЯН АРТУР РУСТАМОВИЧ
КАНДИДАТ ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК

ЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ ФИЛОСОФИИ РУССКОГО ВИЗАНТИЗМА

Для определения «русского византизма» необходимо обозначить фундаментальные политико-философские критерии, по которым можно отнести того или иного мыслителя к вышеозначенному направлению. За основу следует взять проведённый обобщающий сравнительно-сопоставительный анализ умозаключений, взглядов и идей византийских и российских политических мыслителей,1 позволивший причислить их к «русскому византизму», идейно-ценностным фундаментом которого, являются следующие характерные принципы и подходы: сократо-аристотелевская идейно-концептуальная линия, естественное право, логика и логическое мышление, идея Бога-Абсолюта, онтологическая связь религии (христианства) и науки, сочетающе-ответственное и взаимодополняющее единство индивида и коллектива, регулируемая государством рыночная экономика, диархия, свобода и право, сакрализация власти при обоюдной ответственности перед Богом власти и народа, не абсолютная (ответственная) частная собственность, конституционная и президентская монархия, объективный идеализм, семья и семейственность, связь античности и христианства, союз религии и науки, синтезирующая мысль, Богочеловечность как взаимодополняющее и сочетающее единство противоположностей – духовного и материального и т.д. Подобный всесторонний обобщающий подход позволил византийскую политическую мысль увязать воедино с русским религиозно-философским течением2. Таким образом, объективный идеализм русской религиозной философии имеет онтологическую связь с византийской интеллектуальной мыслью, господствовавшей в Византии вплоть до X века, а следовательно и с античностью (Сократ и Аристотель).
В свою очередь византийский интеллектуализм основан на «универсально-синтезном мышлении», сочетающим, с одной стороны преимущественно, аристотелевскую логику («согласуй свои утверждения одно с другим»), а с другой стороны, анахтову логику («противоположные категории определяются одна через другую» (армянский философ Давид Анахт (Непобедимый) (VI в.)).
Анахтова логика характеризуется мыслительной виртуозностью – дистинктивно-дескриптивной универсальностью являющейся целью и назначением для постепенного, последовательного и систематического дистинктивно-дескриптивного взаимного перехода. В ином случае универсальность рассыпается на дискретное множество противопоставленных и разделённых элементов. Таким образом, византийский интеллектуализм основан не только на синтезирующем, но и на универсальном мышлении, которое нам и демонстрирует анахтова логика, основанная на инвентаризации, реинтерпретации и критическом переосмыслении античных идей, по-своему интерпретирующая, акцентирующая, систематизирующая и переосмысливающая сократо-аристотелевский круг философских идей3.
Анахтова логика, подвергая тщательному анализу выработанные древнегреческой мыслью определения, доказала, что ни одно из них не может претендовать на абсолютную истину, и только в совокупности они отражают сущность и приближают нас к истине. Анахтова логика создав собственную систему определений, дошла до идеи определения через противоположности: «противоположные категории определяются одна через другую»4. Этот подход демонстрирует комплексное синтезно-универсальное мышление, сочетающее неравноценные и зачастую противоположные понятия и взгляды, взятые из разных источников и от различных философских направлений, творчески преломляющее их, выдвигающее при этом не только свои положения и суждения, но и целостную мировоззренческую систему. В этом проявляется специфичность армяно-византийской научной логики мышления – её синтезность и универсальность, т.е. анахтова логика «сочетающегося единства противоположностей», что собственно и зафиксировано в христологическом догмате о «единстве природ». Богочеловечность понимается как сочетающееся и взаимодополняющееся единство двух противоположных и самостоятельных природ – божественной и человеческой, непосредственно между собой творчески взаимодействующих и находящихся при этом в тесной взаимозависимости5.
При этом анахтова логика осуществляя подобный подход к философии, определяет её как «науку о божественных и человеческих вещах», таким образом, высказывая мысль о единстве изучения философией божественных и человеческих вещей, т.е. о единстве самих последних6.
Универсальность (гибкость) и синтезность армяно-византийской мысли были бы невозможны без «греческого дробления» или «греческого структурного мышления», так как по анахтовой логике разделительный метод идёт раньше определительного7, но важно при этом то, что затем, по анахтовой логике, идёт объединение определённого, но не путём «механического нагромождения»: беря ту или иную мысль у того или иного философского источника, не компонуя механически, а с высоким профессионализмом (компетентностью), с глубоким пониманием сути (сущности) вопроса сочетая и слагая непротиворечивую систему идей, умозаключений, воззрений, что отображает и в дальнейшем сформирует византийско-христианское научно-философское универсальное мышление, определившее «средневековое научное мышление»8. Анахтово синтезно-синтетическое и универсально-комплексное мышление – это мышление, отрицающее с одной стороны – «трафаретность и клешированность», а с другой – «экстремизм мысли», порождающий экстремистские формы воплощения и противоречия, которые возникают тогда, когда осуществляется подход познания, основанный на «противопоставлении противоположностей», а не на «сочетающемся единстве противоположностей». Самостоятельность же анахтовского мышления проявляется даже тогда, когда многие рассуждения имеют задачей всего лишь разъяснить чужой текст9.
Поэтому, руководствуясь аристотелевской и анахтовой логикой, можем представить «линию русского византизма», основанную на ряде положений и суждений многих русских мыслителей (Бердяев и Ильин, к примеру) и подпадающие под характерные для «византизма» идейные ценности и критерии оценки, они были выше указаны.
При этом обобщённый анализ и синтез, основанный на «анахтовой логике мышления», позволяет по крупицам систематизировать идейно-концептуальные умозаключения как выдающихся византийских мыслителей (выявляя в них «византизм»), так и в целостной форме представить идейно-концептуальные умозаключения и положения русских религиозных философов, что и позволило их отнести к так называемой «русской школе византизма».
Религиозная же философия византизма в качестве ценностного ориентира предлагает следующие положения.
1. Борьба с суеверием и фатализмом: действия человека не предопределены, так как есть свобода выбора. Предопределённым может считаться только смерть человека, но его деятельность, зависит от самого человека, его целеустремлённости и пассионарности (жизненной энергетики), в стремлении, не уподобляясь Богу (ибо противоположный подход взращивает в человеке высокомерие и чванство, он мнит себя Богом, что приводит в итоге, как минимум, к подмене понятий, а как максимум к разложению человеческой сущности), приблизиться к нему с помощью богоугодного устроения своей жизни. Путь же приближения человека к Богу выявляет его богочеловеческую сущность, а логика византийского научно-христианского мышления существенно облегчает этот путь. Поэтому человек, лишённый веры в светлый образ (Бога), лишённый высоких идей и ценностей, находится в плену интеллектуального и духовного цинизма и нигилизма. В рамках же логики византийского научно-христианского мышления, указывается на непротивопоставляемое различие между Богом и человеком (духовным и материальным): человек должен понять и принять то, что он лишь смертный человек, но не Бог. Этот ограничитель в сознании крайне необходим, ибо он позволяет избежать расщеплённости и фрагментарности культуры и мировоззрения, психологической раздвоенности и неуровновешенности. Именно он воодушевляет и бодрит человека, придаёт ему внутренние силы и способность к позитивно-поступательному развитию. Поэтому в византийском научно-христианском сознании не только всё преходяще, но и само время также преходяще. Это сознание воспринимает историю как ограниченную каким-то сроком. Время истории ограничено для конкретного человека, а, следовательно, он должен посвятить свою жизнь, в силу своих возможностей, альтруистическому и гуманистическому служению людям, обществу и государству10. Иной подход, как показывает опыт, в конечном итоге приводит к деградации, как человека, так и общества/государства.
2. Творческое обобщение различных вопросов, основанное на принципе «взаимообусловленности противоположностей» и фильтрационном мышлении.
3. Бог – Абсолют: союз эллинской науки и христианской веры в Бога Небесного. Говоря «бог» и «вера», имеется в виду христианство, возникновению которого предшествовало много других учений – халдейство (парапсихология, астрология и медицина), иудаизм, и т.д., затем философские системы Пифагора, Платона, Аристотеля и других. Всё рациональное в этих учениях перешло в христианство и потому христианство, это учение, обогащённое философией. Посредством христианства человек достиг более высокой ступени познания. Поэтому вера в Бога есть форма познания. Наука же только подтверждает, что древние концепции религии не являлись бессмысленными упражнениями мысли, а были попыткой понять окружающее. Понимание как процесс начинается с восприятия материальных явлений и переходит к нематериальным. Философы «хотели от материального взойти к нематериальному, то есть от естествознания подняться к богословию». На практике для этого необходимо «насыщать детей знанием посредством упражнений и образования», а, следовательно, сперва образование, а затем богословие.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Логические основы формирования философии русского византизма
СообщениеДобавлено: 12 июн 2013, 13:31 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Примечания

1 См.: Устян А.Р. Византизм как евразийская геополитическая стратегия развития России в XXI веке. М.: ИСН, 2002; Устян А.Р. Политическая концепция неовизантизма. М.: ИСН, 2003; Устян А.Р. Политическая философия неовизантизма. М., 2005.
2 Представленные такими именами как Анненков П.В., Грановский Т.Н., Кавелин К.Д., Чичерин Б.Н., Струве П.Б., Столыпин П.А., Ильин И.А., Франк С.Л., Бердяев Н.А., Булгаков С.Н., поздний Новгородцев П.И. и т.д.
3 Философия Давида Непобедимого. М.: Наука, 1984.
4 Там же, с. 171.
5 Подобный подход демонстрирует и Григор Нарекаци (951-1003 гг.) утверждая, что материальное не исчезает в божественном, как и божественное не отождествляется с материей: «существенные свойства обоих сохраняются неслиянно, невыразимо соединяясь вместо всякого смешения и единства» (Габриэльян Г.Г. История армянской философии. Ереван: Айастан, 1972. С. 133-134). То есть Нарекаци говорит о «единстве природ» и их сочетающемся, взаимодополняюшемся единстве – «единстве автономных противоположностей». Для него – Бог-Абсолют и величественный образ (Габриэльян Г.Г. История армянской философии. Ереван: Айастан, 1972. С. 137).
6 Там же, с. 160.
7 Там же, с. 147.
8 Влияние воззрений Давида Непобедимого испытали такие крупные византийские философы, как Иоанн Дамаскин (ок. 675-750 гг.) и Никифор Влеммид (1197-1272 гг.), а из восточных, мусульманских мыслителей – аль-Кинди (ок. 800-870 гг.), Фараби (870-950 гг.) и Ибн Сина (980-1037 гг.). Давид своими лучшими идеями способствовал укреплению позиций аристотелизма, а через него формированию этого жизнерадостного свободомыслия на Ближнем и Среднем Востоке на почве арабоязычной культуры (См.: Философия Давида Непобедимого. М.: Наука, 1984. С. 102, 124, 127, 130; Аревшатян С.С. Давид Непобедимый – выдающийся философ древней Армении. М.: Наука, 1980. С. 60-62). При этом значительно влияние Давида на развитие доисламской персидской философии (Маковельский А.О. История логики. М., 1967. С. 236; Аревшатян С.С. Давид Непобедимый – выдающийся философ древней Армении. М.: Наука, 1980. С. 60-62). Многое у Давида перенял и Фома Аквинский, например, «формулу» троякого существования универсалий (См.: Философия Давида Непобедимого. М.: Наука, 1984. С. 149, 158).
9 Этот подход, основанный на анахтовской логике, означает, что высшая истина заключается в признании Бога творцом всего сущего и абсолютом для всего сущего, а опытный путь постижения человеком истины есть путь движения к этому Богу-Творцу и Абсолюту. Вот почему он берёт всё самое ценное (на его взгляд) из учения христианской церкви и античной мысли, и в пределах своих научных интересов не догматически, а критически переосмысливает познаваемую им действительность, демонстрируя при этом «фильтрационный метод мышления».
10 По принципу «человек человеку не волк, а брат». Опорой ему в этом служит семья с её альтруистическими ценностями.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Логические основы формирования философии русского византизма
СообщениеДобавлено: 16 июн 2013, 19:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Лосев А. О логике и философии Давида Анахта
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Cu ... stpodv.php

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Восстановить Армяно-халкидонитскую церковь в Армении
СообщениеДобавлено: 03 авг 2013, 14:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Фемистий (ок. 317-387) – основоположник византийского христианского персонализма, в данной главе диакон Агапит (VI в.) обозначен как основоположник византийского христианского социализма. При этом необходимо ответить (дать уточняющее разъяснение) на вопрос каковы же общие и отличительные стороны данных византийских идейно-политических течений?
Девизом византийского христианского персонализма является мысль о том, что каждый человек получает то, на что он способен (при поддержке и подстраховке государства). Предполагает частную собственность, в том числе и на землю. Нет принудительных мер в отношении одних классов в инте-ресах других. Идеальная, а не фактическая общность имущества, то есть достижение социальной справедливости через частную собственность. Соблю-дение духовно-материалистического баланса (Фемистий, Фома Магистр, Плитон).
Девизом византийского христианского социализма является мысль о том, что каждый получает то, что даст в результате перераспределения им госу-дарство. Частично предполагается частная собственность. Отрицается частная собственность на землю. Фактическая общность имущества (Агапит).
И в первом случае и во втором существуют христианские морально-нравственные ограничения. Исправление общественных недостатков осуще-ствляется благодаря нравственному сознанию и нравственному воздействию, которое оказывает на общество (а общество в свою очередь на личность) государство в союзе с церковью. Государство в союзе с церковью ведёт воспитательно-разъяснительную работу с народом. Власть заботиться о нравственном состоянии общества и о своей легитимности. Власть существует в интересах народа. Доминирует философия объективного идеализма.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Восстановить Армяно-халкидонитскую церковь в Армении
СообщениеДобавлено: 03 авг 2013, 14:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Палама и его сторонники примыкали к политически реакционному лагерю. В отношении к турецкой опасности Палама фактически занял капитулянтскую позицию: он не призывал народ к противодействию захватчикам – напротив, он прославлял их веротерпимость. Силы прогресса потерпели поражение в гражданской войне в результате интер-венции иноземцев и слабости городского сословия. Несмотря на протесты ряда иерархов, богословие Паламы на соборе 1351 г. было признано каноническим, а противники Паламы (Варлаам, Акиндин, Григора) подверглись анафеме. Мистике был дан широкий простор в православии. Среди новых мистиков особенно выделялся Николай Кавасила.
Победа мистики имела роковое значение для судеб балканских народов, разрозненных и враждующих между собой в период нарастания турецкой опасности. В тот политический и исторический момент, когда объединявшее балканские страны православие могло быть использова-но для организации общего отпора греков, сербов, болгар и влахов нашествию турок под знаменем священной войны, церковь выступила с асоциальными учениями, парализующими волю к сопротивлению. Иерархи страстно спорили об унии церквей и о возможной помощи папы в организации крестового похода против турок, тогда как возглавляемая этими иерархами церковь ничего не предпринимала для сплочения самого населения в общей борьбе.
Трагизм ситуации осознали противники мистики. Они продолжали вести отчаянную полемику с исихастами, которая в то время была, в сущности, борьбой сугубо политической. Антипаламиты стали заимствовать аргументацию у западных богословов. Во второй половине XIV в. были переведены с латинского основные сочинения Фомы Аквинского, но дело завершилось, в конце концов, лишь принятием католичества рядом выдающихся лиц империи. Если паламизм был по существу идеологией смирения перед турецкой опасностью, то антипаламизм фактически санкционировал политику уступок итальянскому торговому капиталу. Антипаламиты, правда, возбуждали некоторые надежды на помощь папы и итальянских городских республик.
Однако ненависть к «латинским» эксплуататорам была в Византии столь велика, что всякое обращение за поддержкой на Запад, обусловленное капитуляцией перед папством, считалось изменой.
Не вставая на сторону пролатинской партии, следует отметить, что объективно учение Паламы с точки зрения византийской политологии – это антивизантийское, проосманское и более того антихристианское движение. Учение Паламы – это реакционная идеология оторванности от общества монаха-пустынника, который враждебен всему новому в мире, в том числе и гуманистическим веяниям. Паламизм – это идеоло-гия безграмотности (антинауки) и слепой веры. Паламизм – это идеология разрушения всякой связи церковной идеологии с патриотическим и социальным движением. Паламизм – это идеология асоциальности и ущербности. Учение Паламы – это идеология реакции в Византии: оппортунизма, стагнации и застоя, социальной отрешённости и малодушия (отсутствие социальной силы воли). Учение Паламы – это идеология, для которой гибель народа и государства важнее, нежели отказ от привычного мировоззрения и старого уклада общества. Отсюда отсутствие идеи развития. Деификация Паламы ориентирована на асоциальную личность, оторванную и изолированную от общества, а, следовательно, отсутствие какого бы то ни было социально-политического развития, что явно было на руку османам. Так что излишне идеализировать исихазм и придавать ему философские оправдания, так как именно подоб-ные силы, борясь против демократии в Византии, подтачивали её госу-дарственные основы и отдавали её в руки турок. Поэтому идеализацию исихазма с политической точки зрения следует квалифицировать как проявление антивизантийской, антинаучной пропаганды и враждебного отношения к христианству.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Восстановить Армяно-халкидонитскую церковь в Армении
СообщениеДобавлено: 03 авг 2013, 15:04 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Ознакомление с византийской политической мыслью необходимо для правильного понимания развития политической мысли христианства с дальнейшим отказом от многочисленных предубеждений существующих в отношении интеллектуальной жизни византийского государства. Логическим завершением подобного подхода является закономерное внедрение византийской политико-философской мысли в учебники по политическим, юридическим и философским дисциплинам (например, по политологии, геополитике, истории политической мысли, истории политических и правовых учений, истории философии, истории политэкономии и т.д.).
Подобный подход восполнит пробел (отсутствие византийского раздела) в образовательном процессе по правовым, политическим, экономическим и философским дисциплинам.
Византийская эпоха – важная веха в истории культурно-духовного и интеллектуального развития человечества. Долгое время она воспринималась как эпоха «мрака», засилья всемогущей церкви и догматического мировоззрения, как полоса неудач в истории человеческого духа, разума, когда не было создано никаких серьезных научных, философских и других теорий, заслуживающих внимания с высоты научных требований последующих веков. Этому в значительной мере способствовали философы и ученые Нового времени, которые резко отрицательно относились к предшествующей эпохе с ее системой ценностей, мировоззрением, способами теоретизирования. В последние десятилетия ситуация существенно изменилась и эпоха средневековья предстала как весьма своеобразное, многоликое культурно-историческое явление, которое не укладывается в рамки традиционных схем и представлений. Исследования (в том числе и автора данной работы) выявили многие ин-тересные, порою весьма оригинальные идеи, концепции, целостные учения, которые по ряду параметров не уступают ни античной, ни новоевропейской мысли. Адекватное осмысление многих из них стало возможным лишь в XX-XXI веках.
Византийская мысль имеет преимущественно синкретичный и синтетический (в своих лучших проявлениях) характер. Она явилась результатом более или менее удачного синтеза достижений античного научно-философского мышления и христианского вероучения, позволившего выявить и акцентировать ряд фундаментальных проблем, постановка которых была невозможна в рамках античного мышления.
Именно этот синтез имманентно содержал зародыши, развитие которых подготовило почву не только для эпохи Возрождения, но и Реформации, а также науки и философии Нового времени. В этом смысле византийская эпоха – закономерный этап в развитии человеческой мысли, игнорирование которого не только прерывает цепь поступательного развития человеческого познания, но и делает ущербным наше понимание этого развития.
Византийская политическая мысль, будучи во многом теологической, тем не менее, является частью политической теории (к тому же рационалистиче-ской), в том смысле, что политико-теологические построения и конструкции также осуществлялись посредством философско-логического инструментария.
Доминировавшее в политической системе Византии христианство синте-зировало многие рационалистические греко-римские политические и правовые концепции с христианским (греко-армяно-сирийским) веро¬учением. По-добный синтез позволил выдвинуть ряд новых идей и концепций, не известных античному миру. Главная из них – это образование церкви как ду-ховного института и отделение духовной жизни от светской, церковной власти от государственной. Это означало, что в отличие от греко-римской традиции, личность уже не принадлежит всецело государству. Таким об-разом, христианство наметило путь личности к свободе (к небу), минуя госу-дарство. У че¬ловека появилось первое неотъемлемое право – право на бессмертие. Большинство христиан признавало повиновение, но отнюдь не беспредельное. Критерием же служило соответствие светских законов и по-становлений христиан¬ской вере. В частности соответствие светских законов и постановле¬ний христианскому понятию о «человеческом достоинстве лично¬сти».
Более того, именно византийская политическая мысль впервые в истории человечества выдвинула теорию христианского персонализма, в рамках которой утверждается примат человеческой личности по отношению к мате-риальной необходимости и системам коллективности, лежащим в ее основа-нии. Проблема личности и её универсального развития – в центре византийского христианского персона¬лизма. Византийский политический антропоцентризм распространялся на государство и на его главу – Василевса, который также считался живым человеком, чья персона заслуживала особой концентрации внимания (вплоть до морально-нравственной и этической оценки) как носителя национально-государственного (христианского) суверенитета страны. Таким образом, в Византии Василевс олицетворял собой легитимность политической власти, без которой не мысли¬лась византийская политическая система. Византийские мыслители с позиций христианского персонализма и политического антропо¬цен¬тризма особое внимание уделяли именно легитимности как ос¬новы политической власти, которая выстроена на доверии и оправдании власти народом (характеристика нравственная). Отсюда и акцентировка внимания к политической этике как основе демократического государства.
Византийские политические идеи и политическую систему Византии следует рассматривать с позиций синтезного прогресса на основе кропотливого обобщения и реинтерпретации предыдущего опыта развития эллинской и эллинистической культур и цивилизаций в лимитрофной зоне Малой Азии (ар-мяно-парфянский эллинизм). Непосредственно с этой зоной связана концепция верховной государственной власти, которая основана на религиозном фундаменте власти Василевса, дающейся Божественной инвеститурой (предоставление властных полномочий), которая дошла до Рима от Алек-сандра и эллинистических правителей и была основана на армяно-парфянской социально-этической концепции (о ней см. в разделе III). Дан-ная концепция власти василевса, «избранного» Богом, исключает в принципе любые правила наследования, но глава государства мог назначить своего на-следника и соправителя, учитывая, впрочем, законные формы получения власти, то есть, заручившись поддержкой народа, сената и армии (вновь своеоб-разный синтез западного и восточного подходов). Таким образом, византийская политическая мысль и политическая система действительно испытали значительное мировоззренческое и духовно-интеллектуальное влияние Вос-тока.
На политический универсализм, лежавший в основе той идеологической системы, которую начиная с I в. до н. э. разрабатывал Рим в отношении своей миссии, накладывается идея христианского экуменизма, сопряженная с идеей единого религиозного центра. На Pax Romana наслаивается Pax Christiana, причем весь этот процесс совершается уже в совсем иной этнокультурной, по преимуществу грекоязычной среде, в результате чего латинский язык как государственный оказывается весьма скоро вытесненным Маврикием (582-602), как, впрочем, и другие ценности римской цивилизации, за исключением права. Складывается органичное единство трех основных компонентов – эллинизма как духовной преемственности с культурой античной Греции, роме-изма как системы государственно-правовых и политических доктрин, унаследованных от римской империи, и христианства как сложного комплекса верова¬ний, идущих с армяно-сирийского Востока, - которое и составляет суть византинизма, византийской цивилизации, византийского «таксиса».
Этот византийский «порядок» совершенно преобразил лицо древней Римской империи. Если, проявляя юридический пуризм, можно, пожалуй, счи-тать, что ранняя Византия de jure была Восточной Римской империей, то да-же по отношению к ней нельзя не признать, что de facto это было совершенно иное государство. В ходе дальнейшего преобразования социально-экономических и политических структур складывается но¬вый исторический тип государства, если даже политический режим этого нового государства и об-лачен еще в одежды прошлого.
Иными словами, несмотря на то, что следование римской фразеологии и терминологии в применении к византийским государственным, политиче-ским и всяким иным структурам очевидны, тем не менее, благодаря синтезному развитию Византия представляла собой принципиально новое государ-ственное образование выросшее как из Рима, так и из лимитрофной зоны Малой Азии. То есть Византия – это продукт синтеза с одной стороны греко-латинского Запада, и с другой стороны армяно-парфянского эллинистического Востока. Так роди¬лась новая цивилизация и, по сути, и в соответствии с ее реальным содержанием, византийская – Pax Byzantina.
С одной стороны сами граждане Византии по исторической и поли¬тической инерции называли себя «ромеями», а с другой стороны, осознавая себя новой цивилизацией, определяли себя гражданами го¬сударства отлич-ного от языческой ра¬бовладельческой Римской импе¬рии3. Более того идея ви-зантийского гражданина тесно переплеталась с идеей христианской нацио-нальности. В подобном подходе заключена вся экуменическая, т. е. уни¬версалистская, концепция Византийской империи, какой она была во второй половине IX в., будучи тесно связанной, с политико-религиозным видением власти как пря¬мой эманации Бога. В сущности, в уравнении, предложенном Константином (царство Христово = Византийская империя), заключен весь теоретический фундамент доктрины государственной власти, во главе которой стоит Василевс и византийский народ (христианская нация).
Таким образом, новый «теоретический фундамент» положил конец «римской идее», и заложил основы новой официальной государственной идеологии Византии (христианская идея). В этом же русле следует рассматривать и развитие названия «Византия», «Византийская империя».

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 73 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB