Военно-исторический форум

Добро пожаловать на форум военной истории
Текущее время: 24 сен 2017, 12:03

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


google-site-verification: googled222e2bf1c5c3655.html

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 80 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Здание национального очага предстояло сооружать не только на голом месте, но и в неблагоприятных условиях. Как раз тогда евреи Дамаска обвинялись в убийстве одного францисканца якобы с целью употребления его крови для своих религиозных обрядов. "Первый еврейский филантроп" свою миссию начал с того, что совершил поездку в Дамаск, Александрию, Константинополь. Он добился полного оправдания обвиняемых. Султанский фирман даже запрещал в дальнейшем возбуждать подобного рода обвинения. У султана Марокко М. Монтефьоре добился также эдикта в пользу евреев, вел переговоры с вице-королем Египта о приобретении для них собственной территории. Прибыв в Лондон, он представил лорду Пальмерстону проект организации в Палестине еврейских сельскохозяйственных поселений и стал финансировать строительство там ремесленных училищ и школ.

Первые успехи воодушевили других. Барон Эдмонд Ротшильд основал самую крупную в то время сельскохозяйственную колонию в Палестине, а также религиозные школы, приюты, бесплатные столовые и т.п., создал Ассоциацию еврейских колонистов в Палестине с целью покупки земель для устройства коллективных поселений.

Был основан Национальный еврейский фонд для сбора средств среди евреев диаспоры, а также Фонд реконструкции, действовавший в основном с помощью подписки и займов.

Филантропы развили бурную политическую деятельность. Возникали многочисленные организации и комитеты, рассматривающие различные проекты создания национального очага то в Палестине, то в Новом свете, а то и в Африке. Крупный баварский банкир Мориц Гирш выдвинул план колонизации Аргентины и пустил в оборот сотни миллионов для реализации своего проекта.

В 80-х годах XIX века во многих странах появились кружки и комитеты "Любителей Сиона". Движение, которое называлось тогда "палестинофильским", добилось того, что в эту страну стали прибывать все новые организованные отряды еврейских переселенцев. Их количество постепенно увеличивалось — настолько, что вызвало беспокойство местного арабского населения. Было озабочено и турецкое правительство, которое в 1893 году издало закон, запрещающий дальнейший въезд в страну русских евреев. Тогда филантропы-сионисты -будущие организаторы политического сионизма, вырабатывают программу по преодолению этой турецкой плотины на пути еврейского иммигрантского потока. Эта программа была нацелена на укрепление и усиление так называемой еврейской политики восточной ориентации. В этом особое усердие проявлял французский комитет "Будущность Израиля", наиболее влиятельный среди других. Члены этого комитета были выходцами из России, а также студентами, приехавшими из Турции, Болгарии, Румынии, Египта, Алжира и Туниса.

Как пишет один из руководителей этого комитета И. Бух-миль, в комитете обсуждался вопрос "о финансовой стороне колонизации Палестины и о политических шансах добиться от турецкого правительства права на широкую колонизацию Палестины". Под выражением "политические шансы" он имеет в виду проходившую тогда войну между Грецией и Турцией из-за острова Крит. Далее И. Бухмиль продолжает: "В связи с финансовыми затруднениями оттоманского правительства возникли всевозможные планы и надежды". ["Сафрут", книга 2, М., 1918, с. 73.] Следует отметить, что этот комитет выступал против плана Гирша о колонизации Аргентины и любых других стран, кроме Палестины. По решению комитета, Владимир Розенштейн и Ишуя Бухмиль организовали турне по многим странам с целью добиться согласия палестинофильских кружков и комитетов организовать в России массовое петиционное движение и пропаганду идеи финансового воздействия на Порту для получения права на колонизацию Палестины. ["Сафрут", книга 1, с. 74.] Но из этого мало что получилось.

Филантропы усилиями "финансового мира" всеми способами содействовали сохранению еврейской индивидуальности, культивировали национальные чувства. Они не одобряли тех, кто отходил от иудаизма, кто стремился к ассимиляции. Если Г. Гейне воспевал Рейн и паломничество к богоматери, то Иегуда Галеви — еврейскую тоску. Манесбен Ираиль боролся только за допущение евреев в Англию, а Мозес Монтефьоре ставил вопрос о приобретении территории и концентрации там евреев диаспоры.

Постепенно и в ассимилировавшихся кругах распространяется идея принадлежности к "особой еврейской национальности". Мозес Гесс, живший в Германии, считал себя гражданином мира и был горячим сторонником ассимиляции. Он принимал активное участие в революции 1848 года. После ее поражения обосновался во Франции, где его мировоззрение начало меняться. Гесс становится одним из ранних идеологов сионизма и в 1862 г. издает книгу "Рим и Иерусалим", в которой пропагандирует свои новые идеи.

Крупнейшим теоретиком сионизма стал и Лео Пинскер. В одном из трудов он писал: "Мы вели самую славную партизанскую войну со всеми народами земного шара, единодушно стремившимися нас уничтожить. Но войны, которые мы вели и будем вести бог знает сколько времени, были войнами не за отечество, а за жалкое существование миллионов странствующих торгашей". [Л.С. Пинскер. Автоэмансипация. СПб, 1898, с. 20.] И призывает начать битву "за отечество".

На сцену выступает новое течение — политический сионизм. Его наиболее ярким выразителем и вождем стал австрийский журналист Теодор Герцль, родившийся в ассимилированной еврейской среде Будапешта.

Герцль исходил из того, что приобретение территории и создание на ней государства должно осуществляться не филантропическими, а более радикальными методами и при непременной государственной поддержке ведущих держав Запада. Свой план Герцль изложил в брошюре "Еврейское государство", которую написал в Париже в мае-июле 1895 г., а в мае следующего года опубликовал. Он полагал, что завоевать симпатию Запада может только "большой мир" крупной еврейской буржуазии, который является частью мирового капитализма и который в силу этого, является настолько всесильным, что способен выполнить любую задачу мирового масштаба. Надо только заинтересовать этот мир. При этом он опирался на "реальные силы", на "реальную политику". Герцль не без основания считал, что сионистская идея — это идея самого "большого мира" еврейской буржуазии независимо от того формируется она сознательно или нет. Именно эта уверенность дала ему смелость раскрыть цель, которую тайно лелеяли филантропы и их теоретики во главе Л. С. Пинскером,— цель создания еврейского государства. С этим призывом Герцль и обратился к этому могущественному миру.

2. ДЕРЗКИЙ ПЛАН

"Было бы красивее,— писал Герцль,— если бы мы могли завоевать страну для нашего государства романтическим военным походом, но только в возрасте двадцати лет можно считать это возможным. Нет, это должно произойти на почве ЗДРАВОГО СМЫСЛА, СРЕДСТВАМИ, НАХОДЯЩИМИСЯ В НАШЕМ РАСПОРЯЖЕНИИ, И В ПРЕДЕЛАХ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ. Все наши лучшие силы должны посвятить себя этому чудесному делу, и, считаясь со всеми справедливыми сомнениями, я следующим образом формирую программу Society of Jews, которое должно быть основано в ближайшие дни" (выделение наше — А.С.). [Т. Герцль. Указ, соч., с. 177.]

Герцль, таким образом, планирует основать Общество (или "союз") евреев, которое поможет образованию еврейского государства только "средствами, находящимися в их распоряжении". Он не питает иллюзии, подобно другим деятелям, которые рассчитывают на кого-то и на что-то. Нет, курс берется на собственные силы и возможности. Что же касается выражения "пределы практической политики", то Герцль, разумеется, имеет в виду мозговой центр "общества евреев", который будет вести переговоры с великими державами по вопросу юридического признания еврейского государства.

Автор брошюры указывает на то, что "новые переселения евреев должны произойти согласно научным принципам... Как только территория будет за нами обеспечена (т.е. получена "международно-правовая гарантия" — А.С.), туда отправляется корабль для занятия страны..." Только тогда другой "еврейский мир" — финансовый — должен показать свои возможности. На этой "обеспеченной территории надо будет построить города и села". Ведь евреи поселятся "не в мазанках, а в современных, заново построенных, красивых домах, которыми можно будет владеть беспрепятственно. Никто не покинет старого дома, пока новый еще не выстроен. Переедут только те, кто уверен, что этим они улучшат свое положение. Сначала впавшие в отчаяние, потом бедные, затем состоятельные и, наконец, богатые". [Там же, с. 90.] К тому же предстоит организовать аппарат государственного управления со всеми его атрибутами.

На все это требуются громадные средства — золото. "Откуда вы возьмете деньги?" — такой вопрос задал Герцлю "великий денежный еврей" Гирш. Герцль, не задумываясь, отвечает: "Деньги? Я реализую еврейский национальный заем в десять миллиардов марок. Что значит для евреев десять миллиардов? Они ведь богаче, чем французы в 1871 году". В этих миллиардах Герцль видел "основу будущих железных дорог, эмигрантских кораблей и военного флота" еврейского государства. [Т. Герцль. Указ, соч., с. 69, 70.] Герцль хотел объединить различные еврейские "миры" в единый союз с единым руководством. Это — его заветная мысль, основная формула политического диагноза, из которого и родилось новое движение. "Единое руководство" предполагало, что должна быть разработана единая "еврейская мировая политика".

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
3. РАЗНОГЛАСИЯ ПО ВОПРОСАМ ТАКТИКИ

После выхода в свет брошюры Герцля споры между различными политическими течениями в кругах еврейской интеллигенции стали особенно ожесточенными. Причиной явилась новизна выдвигаемых Герцлем вопросов.

На самом деле, история не знает примера, чтобы какой-нибудь народ, не имеющий ни клочка национальной территории, вновь отвоевал ее у другого народа и создал там свое государство. Забавная деталь. Когда Герцль попросил одного из лучших своих друзей ознакомиться с рукописью брошюры, тот заплакал во время чтения, и не потому, что был воодушевлен ее идеями, а потому, что подумал, будто Герцль сошел с ума, и сильно огорчился.

Понятно, почему брошюра "Еврейское государство" вызвала бурю негодования, особенно среди филантропов. Герцль отодвигал "финансовый мир" с первого места в создании "еврейского государства" на последнее, приглашая на авансцену дипломатический, политический и идеологический "миры". Это было нечто новое, неожиданное для этих "миров", и они, естественно.сильно насторожились.

Небольшая часть из них совместно с "финансовым миром" предприняли атаку против Герцля и его друзей, когда те пытались организационно оформить третье течение, так называемый "политический сионизм". При этом, делали это не сами, а через своих подручных-филантропов. Исполнительный комитет союза раввинов в Германии в составе Майбаума (Берлин), Горовица (Франкфурт), Гутмана (Бреславль), Ауэрбаха (Галь-берштат) и Вернера (Мюньхен) опубликовали заявление, в котором утверждали, что "стремления так называемых сионистов обосновать в Палестине национально-еврейское государство противоречат мессианским заветам еврейства, как они содержатся в св. писании и в позднейших религиозных источниках". [Т. Герцль. Указ, соч., с. 213]

Борьба между представителями нового течения, так называемого политического сионизма, и творцами "большой космополитической политики" была не открытая, а, скорее, глухая. Их нападки особенно не беспокоили Герцля, он был уверен, что рано или поздно они перейдут в его лагерь.

Более упорно шел спор между сионистами и филантропами. Герцль выступал против их основного метода по завоеванию Палестины и вообще лишал их пальмы первенства в этом вопросе. Программа же тех и других была едина, она состояла из двух частей: политической и экономической. "Политическая задача сионизма состоит в том, чтобы добиться свободы эмиграции и колонизации Палестины: этого необходимо добиться в самом ближайшем будущем; это гшттит — предварительное условие политического ее завоевания. Вторая задача — экономическое ее завоевание". [Д. Вейсман. Сионизм и конституционная Россия. СПб, 1906, с. 9.]

Здесь не было разногласия между группой барона Эдмон-да Ротшильда и группой Теодора Герцля. Оно возникло в методах решения этих двух задач. Филантропы считали, что они в состоянии при помощи золота добиться свободной эмиграции, колонизации, а затем и экономического завоевания Палестины. Герцль же настаивал на том, чтобы "политический и дипломатический миры" сперва добились создания еврейского государства на основе международного публичного права, а потом уже "финансовый мир" обеспечил заселение и освоение Палестины. Ротшильд, таким образом, придерживался более осторожной политики. Он считал вредным и авантюрным открытое провозглашение задачи создания еврейского национального очага и тем более — государства.

"В то время, как наша задача,— говорили его осмотрительные сторонники,— должна заключаться в том, чтобы убедить султана и его правительство, что мы своей колонизацией Палестины преследуем самую невинную благотворительную цель устраивать бедных, преследуемых евреев России и Румынии, без всяких политических замыслов,— вдруг является какой-то исключительный фантазер, который, никого не спрашивая, трубит на весь мир о еврейском государстве. Кровные интересы палестинской колонизации требовали совершенно противоположного образа действий: усыпить бдительность Турции, не говорить, а делать, не кричать, а действовать; действовать это значит колонизировать, как Ротшильд, а не писать компрометирующие брошюры, как д-р Герцль". [Сб-к "Сафрут", кн. II. М.,1918, с. 75, 76.]

На возражения своих противников Т. Герцль отвечал: "Мы теперь должны показать миру, что еврейская нация существует, что она имеет ясную волю, тогда никакие враги нам не будут страшны". Что же касается вопроса о том, что эта стратегия спугнет Турцию, то друзья Герцля утверждали: как раз наоборот, надо только доказать Турции, что за свои уступки она получит гораздо большую выгоду. [Там же, с. 77.]

Что же касается баронов Гирша, Ротшильда и их друзей, то они, действительно, имели основание быть недовольными Герцлем который решительно выступал против их основной линии, во имя которой они вкладывали свои миллионные состояния, много труда и усилий. И не случайно, когда Герцль, обратился в первый раз к Гиршу с просьбой о свидании, тот посоветовал ему написать о целях встречи. В ответном письме, датированном 24 мая 1895 г., Герцль прямо заявил, что "Все, что Вы предпринимали до сих пор, было столь же великодушно, как и ошибочно, столь же дорого, как и бесцельно. Вы были до сих пор только филантропом, только Пибоди. Я укажу Вам путь, как можете стать кем-то большим". [Теодор Герцль. Указ, соч., с. 60.]

Герцль решительно отвергал старый план, согласно которому надо было заселять Палестину или другую территорию путем эмиграции и инфильтрации, создавая там земледельческие поселения, ремесленные училища, школы с тем, чтобы не вызвать у кого-либо подозрения о намерении евреев создания "на святой земле" национального очага, а затем и государства. "Инфильтрация,— писал Т. Герцль в "Еврейском государстве",— всегда кончается плохо. Ибо неизбежно наступает такой момент, когда правительство по настоянию населения, чувствующего себя в опасности, прекращает дальнейший поток евреев. Следовательно, эмиграция имеет смысл только в том случае, если основой ей служит наш обеспеченный суверенитет". [Т. Герцль. Указ, соч., с. 100, 101.]

К этой теме Герцль возвращался неоднократно. В одной из речей он заявил: "Еврейский вопрос не разрешится тем, что пара сотен или даже несколько тысяч семейств поселятся в Палестине. Я считаю наоборот, что при отсутствии собственной государственной защиты переселенцы подвергаются тем большей опасности, что они многочисленны. Их положение зависит от милости сменяющихся властителей. Один владыка добр, его наследник жесток — сколько раз евреи уже пережили это". [Там же, с. 175.]

Т. Герцль хорошо знал положение армян, был в курсе того, что они в своей же собственной стране подвергаются угнетению, притеснению, физическому уничтожению по той простой причине, что не имеют международно-правовой защиты, не являются субъектом международного права, поскольку лишены государственности. Он не хотел превратить Палестину в некую новую Армению для евреев. "Колонизация в большом масштабе,— говорил он в речи, произнесенной 7 ноября 1896 г. в Вене,— которую мы считаем желательной, мыслима только стоящей под своей защитой, иначе мы переселим куда-нибудь новых армян". [Там же, с. 189.] Только после создания государства можно организовать "переселение в больших размерах". "Помочь народу можно только политически, а не филантропически. Эти благотворители питают некоторую антипатию к идее государства, потому что они боятся, что полезное колонизационное дело рушится, если руководящие круги узнают о намерении евреев основать государство". [Т. Герцль. Указ, соч., с. 175.]

Разногласия кончились, как это обычно бывает, компромиссом, взаимными уступками. Герцль пошел на то, что наряду с задачей основания еврейского государства новыми методами оставил на вооружении и старые филантропические способы заселения Палестины. Иначе говоря, он полностью не отстранил "финансовый мир" и на первом этапе борьбы. Герцль пошел на уступки и в вопросе выбора территории для планируемого государства, отдав предпочтение Палестине; согласился с филантропами и в выборе языка для нового государства.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:43 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
4. ПЕРВЫЙ КОНГРЕСС И "МИРОВАЯ ПОЛИТИКА" СИОНИЗМА

В своем труде "Еврейское государство" Герцль намечает контуры мировой политики "общества евреев", которое создается путем объединения финансового, политического, дипломатического и идеологического "миров". Именно в КОМБИНАЦИИ этих мощных "трестов" он видел залог успеха.

"Материальные элементы для проектированного мною строения,— указывалось в предисловии к "Еврейскому государству",— имеются в действительности: они осязаемы руками, в этом каждый может убедиться. И если желательно определить в одном слове предлагаемый опыт разрешения еврейского вопроса, то его нельзя назвать фантазией, а самое большее — "комбинацией". [Там же, с. 90.] Это "комбинационное" объединение ведет "мировую политику", но каждый член "братства" имеет свою особую задачу и выполняет определенную роль и обязанности. На первой стадии образования государства до его признания де-юре ФИНАНСОВЫЙ МИР НЕ ДОЛЖЕН ВМЕШИВАТЬСЯ В ЭТО ДЕЛО, ХОТЯ НЕ ИСКЛЮЧЕНО ЕГО СОДЕЙСТВИЕ. Отвергалось и постороннее дипломатическое вмешательство, как и военный аспект: Т. Герцль слишком хорошо знал европейскую дипломатию, чтобы согласиться на такой пагубный шаг. К тому же перед его глазами стоял Армянский вопрос.

Английские и немецкие круги и некоторые недальновидные армянские деятели старались придать "Армянскому вопросу" характер дипломатического вмешательства великих держав в эту проблему. Массовое избиение армян в 1895 г. было первым "деловым" ответом Турции на подобное вмешательство. В одной речи, произнесенной в 1896 г., Герцль заявил: "Я считаю дипломатически-финансовое вмешательство вредным для колонизации и, следовательно, для разрешения еврейского вопроса, и я надеюсь, что ЕВРЕЙСКИЙ ФИНАНСОВЫЙ МИР на это не пойдет... Впрочем, опасность, что это финансовое вмешательство произойдет теперь же, сейчас, не очень велика, потому что султан чувствует сильную антипатию ко всякому вмешательству посторонних людей в его доходы. Есть, таким образом, надежда, что теперешнее состояние Турции продержится еще некоторое время... Султан может получить для своих финансов помощь настоящую, искреннюю, ТОЛЬКО ПОСРЕДСТВОМ СОГЛАШЕНИЯ С ЕВРЕЯМИ, и именно с такими евреями, КОТОРЫЕ ВЕДУТ ПОЛИТИКУ ЕВРЕЙСКУЮ, А НЕ ПОЛИТИКУ ПО ПОРУЧЕНИЮ КАКОГО-НИБУДЬ КАБИНЕТА" (выделение наше - А.С.). [Т. Герцль. Указ, соч., с. 189.]

Несмотря на разногласия между различными группами и группировками, Т. Герцлю удалось в 1897 г. созвать в Базеле первый конгресс своих сторонников и организационно оформить мировую сионистскую организацию. Фактически конгресс объединил различные "еврейские миры" или основную их часть под наименованием Общество, или Союз, евреев и заложил основы его стратегии для достижения конечной цели программы. Т. Герцль не сомневался в успехе. После конгресса он заявил: "В Базеле я основал еврейское государство".

В решении конгресса говорится: "создать влиятельную организацию, с которой Порта могла бы вступить в переговоры для отмены упомянутого запрета" и которая предпримет "подготовительные шаги к получению согласия держав на проведение в исполнение целей сионизма". [Энциклопедический словарь бр. А. и И. Гранат, т. 32, с. 105.]

Итак, подобная организация учреждена. Ближайшая задача новой партии — создать для еврейского населения обеспеченный публичным правом очаг в Палестине. Для достижения этого намечались следующие пути:

1. Целесообразное способствование заселению Палестины евреями.
2. Организация и сплочение всего еврейства сообразно местным законам.
3. Усиление еврейского национального чувства и национального сознания.
4. Подготовительные шаги, необходимые для осуществления цели сионизма. ["Сафрут", кн. II, с. 199.]

Базельский конгресс за подписью Т. Герцля и его друзей послал благодарственную телеграмму турецкому султану за его "покровительство евреям". Это вызвало, как писала армянская газета "Дрошак", бурю негодования среди студентов Женевы. В адрес конгресса пришла телеграмма, в которой говорилось, что "армянское студенческое товарищество Женевы, объявляя свое глубокое уважение угнетенному еврейскому народу, выражает свое возмущение сионистскому конгрессу по поводу его телеграммы красному султану". Подобную телеграмму послали и болгарские, русские, польские, грузинские, еврейские и македонские студенты. Они выражали свое "возмущение и презрение конгрессу за его телеграмму великому палачу Абдул Гамиду". ["Дрошак", 1902, N 1 (на арм.яз.).]

Еще до первого конгресса Т. Герцль в беседе с бароном Гиршем заметил, что за время двухтысячелетнего рассеяния евреев их "политика не имела единого руководства. И это я считаю нашим главным несчастьем. Это повредило нам больше всех преследований". [Т. Герцль. Указ, соч., с. 61.] Теперь же, после конгресса, появилась реальная возможность осуществлять единую "мировую политику".

Если Герцль при этом проявлял больше интереса к дипломатическому, организационному обеспечению "еврейского государства", то другие деятели, в особенности Ахад Гаам, делали упор на идеологическое обоснование проблемы.

Являясь поклонником, как и Герцль, германского философа Фридриха Ницше, Ахад Гаам заимствовал у него идею "сверхчеловека" и, связав с иудейской догмой о "богоизбранности евреев", превратил ее в идею "сверхнации". "Если мы согласимся с тем, что сверхчеловек есть цель всех вещей, то мы должны согласиться с тем, что необходимой предпосылкой для достижения этой цели является сверхнация. То есть должна быть одна такая нация, лучше других приспособленная по своим внутренним характеристикам к моральному развитию и устройству всей своей жизни в соответствии с моральным законом, который стоит выше морали обычного типа". Таковой Ахад Гаам провозглашает "экстерриториальную всемирную еврейскую духовную нацию". [M. Selzer (ed.). Sionism Reconsidered: The Rejection of Jewish Normaley. The Mc Millan Company. London, 1970, pp. 164-165.]

Опираясь на идеи Герцля и Гаама, первый конгресс выработал важнейшие принципы "мировой политики" с единым руководством. Что она из себя представляла, какие цели и задачи преследовала, видно из статей руководителей сионизма в сборнике "Сафрут", посвященном двадцатилетию первого сионистского конгресса.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
"До первого сионистского конгресса,— писал И.Л. Клаузер,— не было еврейской политики. Была или "Сахманус" — филантропия малого и большего масштаба, или же — "штадлонус" — заступничество большего или меньшего размера... Великий еврей Моисей Монтефиоре стал лишь великим "штадлоном" (ходатаем-заступником) за еврейский народ перед турецким султаном, Николаем I и др. Родился второй незаурядный еврей, барон М. Гирш,— и, несмотря на всю широту его размаха,— остался лишь крупным еврейским филантропом". Конгресс явился "днем рождения еврейской национальной политики, ставшей, как всякая истинная политика живой и сильной нации, политикой мировой... Великий народ не может идти к своему возрождению узкой тропинкой филантропов и ходатаев". И теперь не может быть ни одного политического деятеля, который, взвешивая судьбы Азии, не положил бы на весы и претензии еврейского народа на Палестину (все равно, желает ли он удовлетворить их или нет). ["Сафрут", кн. II, с. 46.]

Конгресс принял составленную Т. Герцлем так называемую Базельскую программу, провозглашавшую план "еврейской мировой политики" и стремление "создать для еврейского народа правоохраненное убежище в Палестине". Эта фраза стала затем эпиграфом для сионистской газеты "Рассвет".

Какими же путями и средствами планировалось вернуть давно потерянную территорию, где веками проживали другие народы, и создать там государство, которое до заселения его новыми гражданами должно было к тому же стать субъектом международного права, приобретя международно-правовую защиту?

Надежды, конечно, прежде всего связывались с еврейским "большим миром", который Герцль считал всесильным. Какими же потенциальными возможностями тот располагал?

О мощи входящего в него "финансового мира", обладавшего значительной долей мирового богатства, общеизвестно. Один из зарубежных авторов писал: "что может быть более убедительной иллюстрацией фантастической концепции всемирного еврейского правительства, чем семья Ротшильдов, объединяющая в своем составе граждан пяти государств и оказывающая решающее влияние на экономическую жизнь многих стран далеко за пределами Европы". [Sachег Н.М. Тhе Соurse оf Мodern Jewish History. N 4, 1963, р. 129.]

И все же новую родину за деньги не приобретешь. Территорию можно завоевать большими батальонами, а ими сионисты в то время не располагали. За золото тем более не приобретешь "правоохраненное убежище". Тут требуется нечто другое. А что?

Вот здесь-то Т. Герцль впервые обратился к потенциальным возможностям других — политического, идеологического, дипломатического — "миров". Сила их не в людях, имеющих миллиарды, а в людях, пользующихся влиянием в политических партиях, в государственном аппарате, в научных и культурных кругах, в учреждениях массовой информации и агитации. Именно они задают тон при определении партийного курса или государственной политики, при формировании общественного мнения. Что же касается вопроса о том, какой именно "мир" должен был взять на себя главенствующую роль создателя охраняемого международным правом "убежища", то ответ напрашивался сам собой: только дипломатический, все остальные призваны были лишь содействовать усилиям дипломатического корпуса.

У сионистской "мировой политики" были две важнейшие составные части: политика так называемой восточной ориентации, направленная на завоевание симпатий Турции, и политика западной ориентации, призванная заинтересовать европейские великие державы в создании еврейского государства.

В 1904 году известный сионист М. Усышкин говорил, что евреи Востока сохраняют национальный идеал, а евреи Запада владеют всеми средствами "политической школы, богатством и возможностью организоваться, но все это уходило на борьбу за чужие интересы". Герцль научил их тому, как все это следует направлять на борьбу за ЕВРЕЙСКИЕ ИНТЕРЕСЫ. "Восток и Запад должны объединиться, мы должны взять идеал на Востоке и осуществить его средствами Запада". То же самое говорил другой сионист, Д. Пасманик: "Герцль синтезировал в себе расу Востока и культурные приемы Запада. Он для своего народа написал "Еврейское государство", а для чужих он писал фельетоны... Наше возрождение мыслимо только при химическом проникновении сущности Востока ПРИЕМАМИ И ОРУДИЯМИ ЗАПАДА". [Т. Герцль. Указ, соч., с. 39.]

Используя "приемы и орудия Запада", дипломатический, политический и идеологический "миры" должны были юридически оформить образование национального государства или создать юридически-правовую основу для подобного предприятия. Таким образом, "еврейский вопрос,— говорил С. Ро-зенбаум,— из вопроса об объеме ограничительных законов превратился в вопрос международного права, интересующий ПРАКТИЧЕСКИХ ПОЛИТИКОВ И ДИПЛОМАТОВ" (выделение наше — А.С.). [Т. Герцль. Указ, соч., с. 41,42.]

Именно эти практические политики и дипломаты, евреи по национальности, занимающие важные посты в государственных и партийных структурах различных стран, призваны обеспечить "международно-правовую защиту" евреев до их ПЕРЕСЕЛЕНИЯ В ПАЛЕСТИНУ. "Мы, сионисты,- пишет Герцль в статье "Раввины протестанты",- считаем, конечно, поселение земледельцев более безрассудным, чем благодарным, если оно происходит без международно-правовых гарантий". [Там же, с. 205.] В этом заключается основа всего плана образования еврейского государства Герцля.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Т. Герцль создает целую теорию дипломатического сионизма. В письме, адресованном Д. Пасманику, он писал: "Кто бы ни хотел предпринимать что-либо в чужой стране, прежде всего пойдет по пути дипломатии, кем бы и чем бы он ни был. Только кто имеет миллионную армию, может и предпринимать что-нибудь в чужой стране. Но когда мы озираемся вокруг нас, то мы видим, что даже владеющие миллионными армиями непременно пользуются дипломатическим путем". [Д-р Л. Пасманик. Чертер и концессии (методы осуществления сионизма). Изд-во "Кадима", Одесса, 1906, с. 16.]

Понятно, что сионисты, лишенные вооруженных сил, призваны пользоваться первым долгом дипломатическим оружием в лице своего Общества евреев, действующего в высших сферах великих держав мира. Д. Пасманик, развивая теорию Герцля о дипломатическом сионизме, писал:" Спасение надо искать в дипломатических переговорах с великими державами, так или иначе заинтересованными в разрешении еврейского вопроса и в изменении Statusquo в Палестине". На этом пути "имеются только два средства: СНИЗУ — все более и более расширяющаяся и дисциплинированная сионистская организация с могущественными финансовыми институтами (колониальный банк, национальный фонд), СВЕРХУ ГЕНИАЛЬНЫЙ ДИПЛОМАТ В ОДНОМ ИЛИ В НЕСКОЛЬКИХ ЛИЦАХ, который мог бы с легкостью привлечь доверие и симпатии европейских правительств, который мог бы, опираясь на организации и институты, при помощи своих гениальных дипломатических способностей превратить еврейский вопрос в вопрос интернациональной политики". Второй, параллельный путь — переговоры с Турцией для приобретения концессии и "только концессии". [Д-р Л. Пасманик. Чертер и концессии (методы осуществления сионизма). Изд-во "Кадима", Одесса, 1906, с. 11.]

Теория Герцля "о дипломатическом сионизме" стала неделимой частью сионистской "мировой политики", которая предусматривала, что различные миры еврейского общества могут действовать по своему усмотрению, под различными наименованиями и часто противоположными лозунгами. Чтобы не препятствовать их работе, сионизм разрешил евреям диаспоры говорить на любом языке, именоваться человеком любой национальности, быть членом любой политической партии, исповедовать любую религию и все это при одном непременном условии — сохранять верность идеалам сионизма и Ветхого завета.

начало

ГЛАВА ВТОРАЯ

ВОСТОЧНАЯ ОРИЕНТАЦИЯ СИОНИЗМА И АРМЯНСКИЙ ВОПРОС

1. ЧТО ТАКОЕ СУВЕРЕНИТЕТ?

Западноевропейские сионисты во главе с Герцлем первоначально были одухотворены только идеей территориализма и получением "чертера", в то время как русские сионисты, так называемые "культурники", в лице Усышкина, Членова и др., выдвигали на передний план идеологию и отвергали всякую мысль о какой-либо территории, кроме Палестины. Когда первые отказались от идеи создания еврейского государства на территории США, Латинской Америки или Африки и перешли на позиции сионистов России, то протурецкая политика стала официальной политикой всех сионистов.

На пути создания в Палестине еврейского государства лежали большие трудности. Во-первых, надо было колонизировать территорию, где проживали арабы и где еврейский элемент составлял ничтожный процент. Во-вторых, Палестина находилась под суверенитетом Турции, без согласия которой невозможны были ни колонизация, ни создание там национального очага. В 1893 г. турецкое правительство под давлением России издало специальный приказ о запрещении прибывшим из России иммигрантам покупать землю и оставаться там более трех месяцев. Правда, этот приказ, при содействии Англии, точно не соблюдался, но все же являлся серьезным препятствием. И, в-третьих, международное общественное мнение, по словам самих же сионистских лидеров, было неблагоприятным, ибо евреи "в Европе не пользовались такими симпатиями, какими пользовались греки в начале текущего столетия". ["Сафрут", кн. II, с. 109.]

Понятно, что самым кардинальным вопросом, без разрешения которого нельзя было даже приступить к делу, был вопрос об отношении к Турции. Всем была очевидна необходимость завоевать симпатию Порты, заполучить хотя бы ее молчаливое согласие на въезд евреев в Палестину. Основоположник дипломатического сионизма и первый его дипломат Герцль еще до Базельскаго конгресса сам берется за разрешение этой проблемы.

Он пристально следил за освобождением балканских народов от турецкого ига, за осложнением возникшего после Берлинского конгресса Армянского вопроса, который был частью того же восточного вопроса. Армянский вопрос стал для Герцля исходной точкой при выработке собственных методов разрешения проблемы Палестины.

Герцль, хорошо знавший армянскую историю, был убежден, что лидеры армянского национально-освободительного движения ошибаются как в теории, так и в вопросах стратегии и тактики. Свои теорию, стратегию и тактику он построил прямо противоположными тем, которых придерживались они.

Если армяне требовали только автономии Западной Армении в рамках турецкой государственности, то Герцль выдвигал радикальное решение вопроса: приобрести территорию для организации еврейского государства в международно-правовом аспекте, где турецкий султан терял бы на эту землю суверенитет. И только после этого пригласить евреев к массовому переселению в Палестину. Герцль прямо заявил, что он не желает создавать "новую Армению для евреев". Армения была колонией Турции, ее народ не был субъектом международного права, суверенитетом пользовалась господствующая нация в лице ее правителей.

И если армяне хотели добиться своей цели при содействии и вмешательстве великих держав, то Герцль решительно отвергал подобные тактические приемы и пытался достичь своей стратегической цели исключительно путем получения добровольного согласия самого султана. Для этого султана надо убедить, что еврейский "большой мир" заплатит ему не меньшую цену, чем цена уступленной территории.

Теодор Герцль не питает иллюзий ни по отношению к Западу, ни к Востоку. Сперва суверенитет Палестины по международному праву, а потом ее заселение.

Что же такое суверенитет, независимость государства? Говоря словами ученых-юристов, это территориальное и личное верховенство. Суверенитет имеет ряд аспектов. Во-первых, это власть, которая не зависит от другой земной власти, в частности от власти другого государства. Здесь проявляется его внешняя независимость, "поскольку дело касается свободы действий государства за пределами его границ, во взаимоотношениях с другими государствами ". Во-вторых, внутренняя независимость. Государство обладает свободой действия в пределах своих границ. И, наконец, суверенитет есть территориальное верховенство. Государство осуществляет верховную власти над своими гражданами внутри страны и вне ее. Следовательно, суверенитет есть личное верховенство.[ Л. Оппенгейм. Международное право, т. 1, полутом 1. Пер. с б-го англ, изд., дополн. Г. Гаутерлахтом, под ред. и с предисл. проф. С.Б.Крылова. М., 1948, с. 260.] "Независимость, территориальное и личное верховенство являются не правами, но признанными, а поэтому и охраняемыми свойствами государств, как международных лиц".[ См там же, с. 50—61.]

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:45 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Речь идет не о каких-либо юридических правах, а практике, норме поведения государств в их взаимоотношениях. Иногда государство в своих отношениях с другими государствами по какому-либо вопросу (вопросам) ограничивает свое территориальное и личное верховенство. Но при таких международных соглашениях, как правило, отсутствует аппарат принуждения и государство имеет возможность лавировать или под различными предлогами юридически не выполнять взятые на себя международные обязательства. Подобным соглашением является, например, решение Берлинского конгресса по Армянскому вопросу. Лидеры еврейского "большого мира", пожалуй, могли добиться подобного соглашения относительно своих прав в Палестине и заселить ее, но отказались, хорошо сознавая, что и тогда судьба ее населения будет зависеть от прихоти султана.

Эта простая особенность международного права не была понята армянскими деятелями. Решение Берлинского конгресса было воспринято как спасение, как Ариаднина нить для выхода из турецкого лабиринта на свободу. На самом деле оно явилось петлей на шее народа, конец которой находился в руках турецких правителей. Круг был замкнут, он не имел выхода. Положение не изменилось и тогда, когда на политической сцене появились партии. Их лидеры полагали, что великие державы - Англия, Франция, Италия, Германия, Австрия, Россия — заставят Порту уважать принятые на себя обязательства.

Но великие державы никогда не проявляли единства при решении Армянского вопроса, как это было относительно балканских народов. Он стал яблоком раздора, особенно между Англией и Россией. Порта великолепно использовала эти противоречия, а армяне продолжали настаивать на своих правах по международному соглашению. Известный юрист по международному праву А. Диев в своем трактате "Армянский вопрос в Турции" еще в то время писал с полным знанием дела: "Правда, права армян принадлежат к высокой, но хрупкой области международного права, которое не имеет санкции физической силы, и обладатели последней могут более или менее безнаказанно нарушать интересы носителей права без санкции силы". [Гр.А. Диев. Армянский вопрос в Турции. — Сб. статей: Положение армян в Турции до вмешательства держав в 1895 году. М., 1896, с. 297.] Турки, хорошо сознавая эту особенность международного права, после Берлинского конгресса окончательно встали на путь физического устранения армянского элемента.

Лидеры сионизма не хотели, чтобы с их народом произошло то же. Герцль хорошо знал все особенности и преимущества дипломатической кухни Запада, слабости и возможности Востока. Он верил, что, используя эти две силы, добьется для евреев создания в Палестине независимого государства.

начало

2. ПЕРВАЯ ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИНИЦИАТИВА СИОНИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Как реагировал турецкий властелин на план Теодора Герцля? Абдул Гамид решительно отверг его. Он заявил: "Я не могу продавать и пяди земли, потому что она принадлежит не мне, а моему народу... Пусть евреи сохранят для себя свои миллиарды. Когда моя империя будет разделена на части, они смогут получить Палестину даром..." Несмотря на многочисленные подобные высказывания властелина Оттоманской империи, Герцль не был обескуражен и продолжал придерживаться того мнения, что армяне ведут не национальную политику, а сам он будет вести только еврейскую политику.

Решение Берлинского конгресса Герцль считал ловушкой для армян. Мейер, ведущий еврейский эксперт по финансовым вопросам и руководитель конторы Ротшильда, писал своему другу Т. Герцлю, что полагает "армянскую затею безнадежной". Впрочем, такого мнения придерживался и сам Бисмарк, считая 61 статью "палкой о двух концах". Один конец находился в руках Берлина, Лондона, Петербурга, Вены, Парижа, с его помощью они осуществляли давление на Турцию ради собственных выгод. Второй конец в руках турецкого султана. Этой палкой он методически, планомерно истреблял коренное армянское население.

В ответ на турецкие зверства последовали действия армянских революционеров, а европейская печать в основном сочувствовала армянам, что давало повод великим державам выступить в "защиту армян" в виде очередных протестов Высокой Порте или демонстрации своих военно-морских сил у берегов Турции. Это, в свою очередь, выводило из состояния равновесия турецкого повелителя. Армяно-турецкие отношения ужесточились. Т. Герцль, прекрасно понимая трудное положение султана, взялся помочь ему заключить "перемирие", для чего использовал обращение султана к армянам покоряться ему, быть примерными подданными.

На эту тему современный арабский историк Марван Бухей-ри опубликовал на страницах журнала "Палестинские исследования" статью под названием "Теодор Герцль и армянский вопрос". В данном разделе мы подробно ознакомимся с содержанием этого в высшей степени любопытного материала. [Maruan R. Buheiry, Theodor Herzl and the Armenian question: Journal of Palestine Studies, vol. VII, N 1, Autumn, Beirut, 1977, рр.75-97. Все цитаты даются по переводу, сделанному С.М. Григоряном.]

Итак, Герцль, развив бурную посредническую деятельность, заручился содействием переводчика "Еврейского государства" на русский язык С. Клячко, журналиста-еврея и бывшего нигилиста, который был знаком с лидером тифлисского комитета Алавердовым (Алавердяном) и мог установить контакт с армянскими революционерами в Лондоне. Клячко было предложено написать им, особо подчеркнув, что Герцль считает предложение султана искренним и что его личному посланнику можно доверять.

15 мая 1896 г. Герцль написал из Вены письмо в Лондон польскому авантюристу, турецкому и сионистскому агенту Нев-линскому и проинформировал его о том, что устанавливаются контакты с армянскими лидерами в Лондоне и Тифлисе. Он также дал следующий совет: "Вы должны будете преодолеть недоверчивость армян. Их лидеры будут убеждены, что мы хотим скомпрометировать их бесплодной покорностью, что нанесет урон всему движению. На самом деле, основываясь на полученной мною прошлой ночью информации, мы могли бы добиться от них заключения перемирия без каких-либо пагубных результатов".

Невлинский особенно хотел быть принятым у лорда Солсбери и войти во влиятельные круги британской прессы, традиционно враждебной к Абдул Гамиду. Доверенный агент султана телеграфировал Герцлю об оказании содействия в "представлении сэру Эдварду Лоусону, сыну Иосифа Мозеса Леви из "Дейли Телеграфа". Он также попытался привлечь на свою сторону Брэнтингена, редактора влиятельной "Контемпорари Ревью". В ответ Герцль послал рекомендательное письмо к Люсьену Вольфу, ведущему британскому журналисту, прося его о помощи. Он не мог бы найти личность, занимающую более видное место.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:45 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Вольф, несмотря на свою оппозицию к сионизму (он опубликовал статью под заглавием "Сионистская угроза"), был привлечен Герцлем к работе и оказал ему и Невлинскому помощь относительно их "армянской миссии". Вот каким образом сам Невлинский охарактеризовал ее в письме к Вольфу: "Цель состоит в том, чтобы убедить армянские комитеты вступить в прямые переговоры с султаном, который руководствуется наилучшими намерениями. Могло бы быть достигнуто искреннее и полное примирение. Армяне, конечно, должны будут принять во внимание очень трудное положение, в котором находится султан. Это позволит ему дать им больше, чем можно будет когда-либо достичь какой-нибудь демонстрацией военно-морских сил. Основная задача, как вы знаете, состоит в установлении понимания с султаном лично, без вмешательства его министров или иностранных дипломатов, что в прошлом все портило..."

Но письмо Герцля от 22 мая 1896 г. к Соломону Ж. Соломону, президенту лондонского Маккавейского клуба, является еще более показательным в смысле: а) важности добиться поддержки британской прессы в отношении армянской инициативы султана (в скобках можно было бы добавить: с помощью влиятельных еврейских журналистов) и б) в высшей степени противоречивого характера (на грани с хитростью) предложений Герцля армянским лидерам. Усердие Герцля было направлено вовсе не к тому, чтобы помочь им исправить какие-либо их ошибочные тактические приемы. Он писал:

"Армяне не должны знать, что наше участие обусловлено нашими национальными интересами. В случае, если прямое вмешательство окажется невозможным, нельзя ли будет создать в британской прессе атмосферу в пользу мнения о подчинении армян? Мистеру Люсьену Вольфу нетрудно будет понять всю важность этой акции; и я надеюсь, что он сможет помочь нам настолько, насколько это возможно. Наша цель состоит в том, чтобы убедить армянские комитеты, которые намереваются возобновить в июле борьбу, заключить перемирие до августа. Я говорю перемирие, а не мир, поскольку в этот период мы сможем совершить сделку с султаном и получить некоторые уступки для нас самих. Можно ли понимать, что я могу рассчитывать на Вас, мистера Вольфа и на наших друзей в Лондоне? Мы должны действовать без промедления..."

По крайней мере в одном отношении миссия Невлинского — Герцля была успешной: в британской прессе появилась некоторая информация относительно предложения султана о проведении реформ в ответ на подчинение. В газете "Обсервер" 7 июля 1896 г. была опубликована статья под заголовком "Султан и армяне: правда о секретной миссии". В ней армянские лидеры предупреждались о том, чтобы они не позволяли себе "быть завлеченными в ложное положение", слепо прислушиваясь к пристрастным советам партии младотурок.

Теодор Герцль затратил три месяца в попытках пробить брешь в армянских революционных комитетах в Европе, но не мог похвастать большим успехом; в частности, безрезультатной оказалась его встреча с лидером партии "Гнчак" А. Назарбекяном. Установление прямого контакта с армянскими революционерами в Лондоне было одной из основных целей поездки Герцля туда в июле 1896 года. 11 июля у него взял интервью журналист Рапопорт, хорошо знакомый с армянскими деятелями, в том числе и с Назарбекяном. В записи Герцля об этом говорится следующее:

"Рапопорт указал мне, что он подозревает, что армянским революционерам оказывает финансовую поддержку английское правительство.

Я попросил его свести меня с Назарбекяном. Я хочу объяснить этому революционеру, что армянам следует сейчас установить мир с султаном, не придавая особого значения их последним заявлениям о том, что Турция должна быть разделена на части".

Спустя два дня Теодор Герцль отправился на станцию метро "Шепердс Буш" на долгожданную встречу с армянским лидером. Вот как он описал эту сцену:

"Дом очень шумный, средней руки, обставлен во вкусе среднего класса; время от времени в дверном проеме показываются дикие армянские лица. Это беженцы, нашедшие здесь убежище.
Рапопорт, русский подданный, представил меня. Вместе с ним и с мадам Назарбек я дожидался в гостиной хозяина дома. Я сказал, что еще не завтракал, после чего эта женщина с недружелюбным выражением на лице принесла мне кусочек мяса.
Назарбек пришел домой. Голова гения, какие обычно изображают в Латинском квартале. Черные, беспорядочно вьющиеся волосы, черная борода, бледное лицо.
Он не доверяет султану и до того, как подчиниться, хотел бы иметь гарантии. Его политические идеи беспорядочны, его понимание положения дел в Европе совершенно детское. Он сказал, например: "Австрия строит укрепления на Черном море!"
Как видно, его слову подчиняются бедные люди в Армении, которых подвергают резне. Он живет в Лондоне, но без особых удобств.
Я спросил, знает ли он, кто в конечном итоге получит пользу от всех этих волнений, Россия или Англия?
Он ответил, что его это не беспокоит; он борется только против турок.
Женщина все время прерывала нас, говоря что-то по-армянски и явно против меня. У нее был враждебный взгляд, и кто знает, насколько она несет ответственность за кровопролитие. Или, может быть, это страшный взгляд испуганного, загнанного человека?
Я обещал, что попытаюсь убедить султана прекратить погромы и новые аресты, что будет знаком его доброй воли. Но он вряд ли освободит заключенных авансом, как этого хотел Назарбек. Я безрезультатно объяснял ему, что в конце концов революционеры могут следить за ходом мирных переговоров и не разоружаясь, с ружьями у ног".

То, что Герцль манипулировал Армянским вопросом для достижения своих собственных целей, не вызывает сомнения. Кстати, так же прагматически он действовал и по отношению к грекам. В последующие месяцы Армянский вопрос потерял свою актуальность и информационную привлекательность в канцеляриях и офисах Европы: в апреле 1897 года вспыхнула греко-турецкая война. Герцль не замедлил занять протурецкую позицию, организуя фонды для оказания помощи Турции в ведении войны и запись добровольцев, включая докторов. Он передал секретное послание турецкому послу в Вене, в котором подчеркнул, что евреи полны огромного желания использовать эту возможность для демонстрации своей преданности Порте. Армянский вопрос в международной политике отошел на задний план, а вместе с ним — одна из первых дипломатических инициатив зарождавшегося сионистского движения. Однако она позволила Герцлю вступить в непосредственный контакт с султаном.

начало

3. ПЕРЕГОВОРЫ ГЕРЦЛЯ С ТУРЕЦКИМ СУЛТАНОМ

15 июля 1896 г. Теодор Герцль отправился из Вены через Софию в Константинополь. Он тщательно подготовил почву для встречи с повелителем Оттоманской империи. Огромную помощь в этом ему оказал профессор Герман Вамбри.

Жизнь последнего во многом была связана с Турцией. Как рассказывает сам Вамбри, он, будучи молодым человеком, в начале пятидесятых годов прошлого столетия приезжает из Европы в Константинополь с целью изучения восточных языков. Вскоре перед ним открывается доступ к видным турецким вельможам. Он стал учителем и секретарем у различных министров и получил доступ во дворец как учитель французского языка у принцессы Фатьмы, а вскоре познакомился и с ее братом, принцем Гамид-ефенди, болезненным и бледным юношей.

Проходят годы. Вамбри объезжает страны мусульманского Востока и, вернувшись в Европу, узнает, что его прежний царственный знакомец вступил на трон. Само собой разумеется, это побудило профессора возобновить старое знакомство. Он отправился в Константинополь, где "был дружески гостеприимно принят и в короткое время стал чем-то вроде доверенного у султана".

"Мои отношения к султану,— продолжает свой рассказ Вамбри,— возбудили внимание расположенного к интригам европейского квартала Константинополя и на разные лады комментировались. Известие об этом проникло также и в Европу". Однажды в Будапеште к Вамбри зашел Герцль просить, чтобы устроил ему аудиенцию у султана, "так как он желал бы переговорить с ним по поводу сионизма". Вамбри, разумеется, охотно обещает помочь, так как он, "будучи евреем по рождению и воспитанию, всегда живо интересовался судьбой братьев".

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:46 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Вамбри горячо берется за дело. Он пишет письмо другу во дворец, сам с этой целью специально приезжает в столицу Турции. Встречи с Герцлем становятся частыми. Вместе обсуждают "подробности его будущего визита к султану", а также вопрос о том "как приобрести влияние при дворе". Вамбри принимал такое активное участие, что Герцль "был тронут до слез". "Моя миссия,— рассказывает Вамбри,— принадлежала к числу труднейших, какие только приходилось исполнять. Прежде всего — недоверие султана, который опасался сионистов, видя в их намерении покушение на Палестину, и затем — его нерешительность во всем. Мне стоило огромных усилий рассеять его предубеждение.

Наряду с султаном создавал затруднения и двор, так как эти люди думали, что если евреи хотят получить концессию, то золото должно литься дождем, и каждый хотел получить несколько капель этого дождя.

Наконец, в некоторых дипломатических кругах косо посматривали на то, что еврейское влияние совьет гнездо в Палестине, и относились не особенно дружелюбно к сионистским стремлениям... Наконец, я получил окончательное решение Абдул-Гамида, гласившее, что он примет д-ра Герцля, но что я должен моментально уехать. Оба одновременно мы не должны были быть в Константинополе". [Т. Герцль. Указ соч., с. 47.]

Султан действительно принял Герцля, причем "чрезвычайно дружественно", и тот оставил на турецкого владыку "прекрасное впечатление". Г. Белковский уверял, что Герцлю "был оказан первый торжественный прием, как некоронованному главе еврейского народа", и что в Константинополе он "знакомился с политическим положением Турции и возможным ее отношением к открытому обсуждению вопроса по обеспечению правильного развития еврейского дела в Палестине". ["Сафрут", кн. II, с. 69.]

Первоначальные колебания султана и его нежелание встречаться с автором "Еврейского государства" объясняются не столько тем, что Абдул Гамид опасался сионистов, сколько тем, что он был крайне недоволен венской газетой, на которую работал Герцль. Вот что пишет сам Герцль в "Дневниках": "/Абдул Гамид/ не мог и не сможет принимать меня как журналиста... наша газета подвергла его личность такой злобной атаке, какая когда-либо имела место в прессе, включая английскую и армянскую.

С другой стороны, он мог и может принимать меня как друга, после того как я предложил ему свои услуги. Услуги, которые он просит у меня, следующие: первое, я должен оказать влияние на европейскую прессу /в Лондоне, Париже, Берлине и Вене/, с тем, чтобы армянский вопрос освещался в более дружественном для турок духе; второе, я должен прямо убедить армянских лидеров подчиниться ему, после чего он сделает им все возможные уступки...

Я сразу же сказал Невлинскому, что я готов составить ему кампанию. Пусть они дадут мне практическое представление от армянской ситуации: каких людей в Лондоне следует переубедить, руководство каких газет следует уговорить и т.п. Конечно мои усилия были бы очень облегчены, если бы султан принял меня". [Тhе Соmplete Diares of Тheodor Негzl, т. I, с. 386-387.] Каковы итоги этих переговоров?

В одной из речей в ответ на обвинение своих политических противников-филантропов он говорил: "Я могу успокоить колонизаторов, так как я приехал из Константинополя. Султан весьма благосклонен к евреям. Я даже смею утверждать, что во всем мире евреи не имеют более великодушного доброжелателя, чем его величество ныне царствующий султан". [Теодор Герцль. Указ соч., с. 175.]

Подобное высказывание Герцля скорее всего носит политический и дипломатический характер, во-первых, с целью уменьшить давление своих противников, и во-вторых, чтобы оставить двери открытыми для ведения дальнейших переговоров с Портой. Он не добился главной цели ни в армянской миссии, ни в переговорах с султаном по поводу Палестины. Герцль был разочарован во всесилии "финансового мира" при решении важных государственных задач. В этом отношении близок к истине ответ проф. Вамбри об итогах визита Герцля к султану. "Из этих переговоров,— говорил он,— подробности которых мне не известны, и о которых я не могу здесь сообщить, вышло мало положительного. Несмотря на это, переговоры продолжались".

Да, действительно, переговоры продолжались. Султан не захлопнул двери перед Герцлем — они остались настежь открытыми. Абдул-Гамид не мог отменить запрет на въезд евреев в Турцию ввиду особого внутреннего и внешнего положения страны и, в частности, ввиду враждебного отношения к этому вопросу со стороны России. Но его величество смотрит весьма сочувственно на то, как турецкие чиновники нарушают его же указ. Так что Герцль открыл новую страницу в отношениях с Турцией. Он, так сказать, положил начало "государственному" визиту между корованным главой турецкого народа и "некоронованным главой еврейского народа".

Через год Герцль вновь появился в турецкой столице, где продолжал переговоры с султаном.

Как и во время первого визита, он пытался убедить Абдул Гамида, что еврейское государство в Палестине, в случае если оно будет создано, наилучшим образом будет блюсти интересы Турции и станет ее верным стражем в этом регионе. Герцль бил по самому больному месту "больного человека". Он прекрасно знал, что Турция постоянно находится под страхом, который навел на нее еще правитель Египта Мухамед Али (1769—1849) в первой половине XIX столетия, когда его армия, громя турецкие полки, завоевала Палестину, Сирию, Ливан и угрожала столице империи. Тогда Турция спаслась благодаря военному вмешательству Англии и России. С тех пор национально-освободительное движение арабов приняло более широкие масштабы. Абдул-Гамид боялся, как бы арабские страны, подобно балканским народам, не отделились от империи. Чтобы этого не случилось, Герцль и предлагал свои услуги.

Сионистский руководитель стремился воздействовать на Абдул-Гамида и другим путем. Он находил несчастье Турции в ее финансовом банкровстве и считал, что ей может помочь только еврейский капитал. Видный сионист И. Гринбаум в своей книге "Сионистское движение" (т. 2, стр. 33) по этому поводу писал: "Беседа с султаном продолжается свыше двух часов. Герцль заявляет, что он готов помочь Турции выйти из финансовых затруднений, которые она переживает... Он еще ничего не требует, он только желает завязать дружественные связи, Турция и евреи сблизятся и сдружатся — султан должен подать знак, который поймут все евреи в мире, что между Турцией и евреями заключен дружественный союз. Он, Герцль, подготовит пока проект оздоровления финансов Турецкой империи и найдет необходимые средства (выделение наше — А. С.).

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:46 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
В своих двухтомных "мемуарах" Герцль проливает дополнительный свет на этот вопрос. Он пишет: "Турецкое правительство потребовало от нас уплатить 40 миллионов франков. Взамен оно обещало представить концессию на сооружение железной дороги от Персидского залива к Средиземному морю, а также дать нам возможность основать колонии в Палестине на площади 70 тысяч квадратных километров". [The Complete Diares of Theodor Herzl, т. II, с. 711.] Заметим, что эта площадь почти в три раза превышала ту, которая стала подмандатной территорией Англии после Первой мировой войны. Казалось бы, чего лучше! Но здесь отсутствовало то, чего добивался Герцль,— международная правовая гарантия.

Отношение к Турции стало вопросом вопросов для сионистов, так сказать, "быть или не быть". С попытки его разрешения начал свою дипломатическую деятельность Герцль. Этот вопрос был главным в споре его группы с группой барона Ротшильда; страсти разгорались не только во всех кружках и комитетах, разбросанных по многим странами мира, но и в центральном комитете "Друзей Сиона". Так обстояло дело до Базельского конгресса.

начало

4. АРМЯНСКИЙ ЖУРНАЛ "МУРЧ" ("МОЛОТ") О СИОНИЗМЕ

В армянской периодической печати, насколько нам известно, только журнал "Мурч" регулярно освещал деятельность сионистов в период с 1897 по 1907 гг. Общественно-политический и литературный журнал "Мурч" издавался в Тифлисе (1889—1907 гг.), имел либерально-реформистское направление. Сотрудничали в журнале известные армянские демократические писатели — Г. Агаян, П. Прошьян, Ов. Туманян, Д. Демирчян и другие. В одном из первых номеров журнал писал об избиении евреев в Тегеране, где их проживало более 3 тысяч. Многие из них были уничтожены, некоторые, чтобы спасти свою жизнь, приняли магометанство. ["Мурч", 1897, N 5, с. 735.] В другом номере того же года говорится о том, что сионизм стал проявлять большую активность, когда в движение вошли Герцль, Макс Нордау, Бернар, Лазарь, Келнер и др. Журнал коротко сообщал о работе конгрессов и деятельности лидеров сионизма. В одном из номеров была помещена заметка о встрече Теодора Герцля с турецким султаном. ["Мурч", 1899, N 7-8, с. 941.]

Наиболее содержательным и интересным материалом на тему о сионизме, опубликованном в "Мурче", следует считать рецензию, подписанную инициалами Е.Т., в которой автор довольно подробно и с симпатией излагает историю движения, а в конце подвергает критике его тактику явно с позиции, противоположной сионистской.

Переходя от сионистской стратегии к тактическим методам борьбы, рецензент проявляет явное непонимание их сути. Он считает, что "еврейская молодежь осуждает эту тактику и становится "главным врагом сионизма". Эта молодежь, убеждает своих читателей автор, хорошо понимает суть движения, но не сочувствует сионистской тактике, практической деятельности. Она обвиняет своих лидеров в том, что те вырабатывают большие программы, но "не оказывают непосредственную помощь обездоленным евреям", "все свои надежды возлагают на будущее и воодушевленно ведут переговоры с красным зверем - султан Гамидом". ["Мурч", 1902, N 5, с. 174-179.]

Как видно, Е.Т. — эмоциональный человек, рассуждающий как боец-патриот. Раз турецкий султан угнетает хлебопашца, грабит его имущество, унижает его достоинство, значит, справедливо взять винтовку и выступить в защиту этого бедного человека, значит надо перед лицом Европы протестовать против произвола и насилия, значит, негрешно организовать террор против самого "красного зверя". У Теодора Герцля была другая логика. Он действовал с позиций холодного расчета, не как боец, а как стратег. Без армии, хорошо вооруженной и обученной, нельзя дать сражение, надо выиграть время, надо войти в доверие султану любой ценой — лестью, золотом, даже ценой людских потерь. Отсюда и переговоры с султаном, и приветственные телеграммы, и неустанные призывы к живущим в Палестине "бедным евреям" служить ему верой и правдой, терпеть все невзгоды, даже погромы в надежде, что эта земля со временем станет чисто еврейской. Тактика Герцля, выработанная с учетом внутреннего и международного положения Турции, была рассчитана на дружбу с ее правящими кругами, на поддержку их усилий спасти идущий ко дну государственный корабль. Тактика искала компромисса на взаимно приемлемых условиях. Нужно только убедить турок, что за свои уступки они получат равное, если не большее вознаграждение.

Работники редакции "Мурч" исходили из иных, прямо противоположных концепций. Армянские деятели вообще, поддерживая стратегическую программу сионизма (даже когда Энвер и Талаат в январе 1918 г. заключили с сионистами секретное соглашение, аналогичное англо-сионистскому; и тогда, когда русские сионисты в 1917—1920 гг. развернули мощную протурецкую агитацию), одновременно осуждали его тактику. Да и у некоторых коллег Герцля были сомнения относительно моральности его позиции, в частности в Армянском вопросе. Бернард Лазар, один из самых первых сподвижников Теодора Герцля, вышел из состава исполкома сионистского движения в знак протеста против связи его лидера с Абдул Гамидом. В 1902 году он подверг сионизм критике в своих публикациях во франко-армянском журнале "Про-Армения". Реакция Герцля в "Дневниках" была характерной: "Бернард Лазар опубликовал... чудовищно вульгарную заметку против меня по поводу обмена поздравлениями между сионистским конгрессом и султаном. Какой интерес, помимо широкого жеста, мог он преследовать, защищая армян?". [Nelly Jussem-Wilson. Bernard Lazare’s Jewish Journey: Jewish Social Studies, 26 July 1964, p. 165.] А будущий первый президент государства Израиль Хаим Вейцман в письме к своей невесте в 1902 г. сообщал: " меня был длинный разговор с (Эдуардом) Бернштейном и его дочерью в Берлине. Я дал ему нагоняй за то, что он берет под покровительство дело армян, а не еврейское дело". [Leonard Shtein, ed. The Letters and Papers of Chaim Weizmann. London: Oxford University Press, 1968, Series A, Vol. I, p. 389.]

Можно привести пример другого порядка. Один из армянских деятелей придерживался просионистской ориентации. Речь идет о британском бизнесмене, выходце из персидских армян Джеймсе Аратуне Малькольме, бывшем архивариусе Армянской патриотической ассоциации. В опубликованном в июле 1896 г. письме Малькольм отметил то важное значение, которое будет иметь для будущего Армении создание предполагаемого еврейского государства. Он также определил причины невыполнения решений Берлинского конгресса об армянских реформах, выдвинув предположение, что султан сбил Дизраэли с толку соблазнительной приманкой:

"Тем, кто в течение многих лет работал на Армению и имел возможность узнать, что происходило за кулисами, очень хорошо известно, что было реальной причиной невыполнения печально известной сейчас статьи 61 Берлинского конгресса. Нет сомнения, что в то время, когда было подписано это международное соглашение, (Англия)... предполагала, что обещанные реформы, по крайней мере, будут внесены на рассмотрение администрации армянских провинций...
Но турок, как всегда коварный, хотя и ослабленный и брошенный на лопатки, намекнул лорду Биконфильду (Дизраэли), что и в Палестине можно было бы создать автономную область, если бы только султану дали время на проведение этой добровольной акции. А кто, в самом деле, будучи на его месте, не клюнул бы на такую приманку? Введение реформ соответственно было отложено на неопределенный срок". [Fraenkel. Lucien Wolf and Theodor Herzl, p. 11, quoting Malcolm’s letter published in the Observer (July 6).]

Мы склонны предположить другое. Не турки, а русские сионисты, или тот же лорд Дизраэли, или еще кто подал идею о том, что если турки согласятся на создание в Палестине автономии для евреев, то пусть Англия, в свою очередь, не поддержит требования о проведении реформы в армянских областях, как это предусматривал § 61 Берлинского конгресса.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:47 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
После Сан-Стефанского договора последовало англо-турецкое секретное соглашение от 4 июля 1878 г. Англия обязалась защитить целостность Османской империи, а взамен турки уступили ей остров Кипр. Как бы то ни было, эта идея зародилась до Берлинского конгресса и была взята на вооружение Т. Герцлем.

Премьер-министр Англии лорд Биконфильд (Дизраэли) оказался для армянского народа поистине злым духом. Именно он на Берлинском конгрессе добился замены статьи 16 Сан-Стефанского мирного договора от 3 марта 1878 года на статью 61 Берлинского трактата, в силу которой большая часть Турецкой Армении, по вышеуказанной статье 16 переходившая к России, продолжала оставаться в составе Турции.

Этим было положено начало будущим страшным трагедиям армянского народа, что признавали сами английские деятели в годы Первой мировой войны. Так, член парламента лорд Брайс говорил: "Английский народ повинен перед армянами; не замени мы на Берлинском конгрессе 16-ю статью русско-турецкого договора злополучной 61-й статьей, Россия давно бы присоединила Армению к своим владениям, освободив многострадальный армянский народ из-под ига варварской Турции; Англия обязана искупить свои грехи перед армянским обществом". Другой член парламента — А. Уильяме в своей книге об Армении писал о том же: "Державы должны отдать дань справедливости Армении и искупить свой грех бездействия и равнодушия к ней в течение последних сорока лет... Англия особенно должна думать о ней, ибо ответственность английского народа и правительства велика: если Армения так сильно пострадала, то это результат позиции, занятой Англией при составлении Берлинского трактата 1878 г.". Таким образом, проводившуюся кабинетом Дизраэли политику можно характеризовать как протурецкую, антирусскую и антиармянскую. Турки же вообще полагали, что не будь русской ориентации армян, то русские вообще не появились бы в Закавказье.

Подобных примеров можно найти множество, но достаточно приведенных, чтобы убедиться в том, что кто придерживался протурецкой ориентации, неизбежно оказывался на противоположной стороне баррикад по отношению к России, к ее политике по вопросу турецкой Армении. На самом деле, с тех пор как Т. Герцль выработал программу ориентации на Турцию, сионизм стал враждебной силой в разрешении восточного вопроса.

Сионисты всемерно стремились "во всем насолить" России и занимали враждебную позицию по отношению ко всем тем, кто придерживался русской ориентации. Д. Пасманик, развивая идеи своего вождя, прямо говорил о том, что сионисты должны всемерно "укрепить Оттоманскую империю, сделать ее более сильной в борьбе против притязаний различных держав". Нет сомнения в том, что речь идет о притязаниях России в отношении Турецкой Армении.

Но турки не пошли на большие уступки евреям. Первому сионистскому дипломату ничего не оставалось, как прибегнуть к тактическому маневру. На третьем конгрессе (1899 год) Т. Герцль провозгласил новый лозунг — чертер. Он сказал: "Все наши усилия направлены на то, чтобы получить от турецкого | правительства чертер, под суверенитетом султана. Лишь когда мы будем обладать этим чертером, который должен содержать в себе необходимые публично-правовые гарантии, мы сможем начать большую практическую колонизацию". [Д-р Л. Пасманик. ук. соч., с. 5.]

начало

5. ЧЕРТЕР И КОНЦЕССИЯ

Это никак не согласовывалось с первоначальным требованием Герцля. Один из делегатов конгресса, д-р Вернер, тут же прерывает председателя и спрашивает его, представляет ли это новшество сужение базельской программы или же оно только указывает первый шаг на пути реализации сионистского идеала, т.е. выражает ли программу сионистов вообще или же только программу-минимум. "Это лишь,— отвечает Герцль,— ближайший практический шаг, который мы думаем предпринять и от которого мы страстно ожидаем, чтобы он нам удался и чтобы он содержал то, что мы понимаем под словом публично-правовые гарантии". [Д-р Л. Пасманик. ук. соч., с. 6.]

Уточним само понятие чертер. Он может быть международно-правовым и внутригосударственным. В первом случае чертер означает, что одна или группа великих держав гарантирует право того или иного народа на независимое существование на определенной признанной территории. Во втором случае государство само предоставляет своим гражданам определенные гарантированные политические или фискальные привилегии.

Т. Герцль не мог добиться публично-правовых гарантий от великих держав. Вот тогда он прибег к понятию чертера в плане внутригосударственном, в надежде таким путем заполучить согласие правителей Турции. Но дело в том, что сионисты не могли рассчитывать на получение чертера и во внутригосударственном понимании по той простой причине, что евреи не являлись гражданами Турции и не составляли часть империи, как, скажем, македонцы и армяне. Евреи практически не жили в Турции. "Мы не на турецкой земле,— говорил Пасманик, — мы еще не связаны со страной материально, а эта связь составляет тот субстрат, на котором может появиться политически-фискальный чертер".

Пасманик предлагает сионистам "вступать в переговоры с турецким правительством не ради каких-то "чертеров", а для того, чтобы получить самую широкую концессию, но только концессию... Пусть подобная концессия называется "турецким чертером": нам важно не имя, не форма, а нам важна сущность, содержание. Но всякому должно быть ясно следующее: с названием чертер связана гарантия, а "турецкий чертер" может содержать только публично-правовые привилегии, но не, гарантии". [Д-р Л. Пасманик. ук. соч., с. 10, 11.]

Д-р Пасманик вовсе не отказывается от достижения подлинного чертера в его международно-правовом понимании. Но решение этого вопроса он оставляет на долю "дипломатического сионизма", а сам предлагает второй путь — путь прямых переговоров с Турцией только по вопросам концессии. "Ни инертные ожидания чертера, — говорит он; — ни накопление общественных сил исключительно в диаспоре не могут создать связывающего звена между настоящим и будущим". При этом он призывает учесть опыт Македонии и армян. [Там же, с. 14, 15.]

Не трудно заметить, что между рассуждениями Пасманика и Герцля нет противоречий. "Концессия или чертер — лишь вопрос тактики и реальных возможностей, но не более,— говорит Пасманик и утверждает, что приобретение концессий является в высшей степени социально-политическим актом не только для них, но и для всех великих держав, которые для этой цели употребляют "не только весь аппарат дипломатии, но иногда всю тяжелую армию". Он предлагает евреям жить в Палестине под турецким деспотическим гнетом, чем в России, Румынии и Галиции. "Лучше страдать в собственной стране, там, где она уверена, что наступит день приобретения полного собственного отечества, чем в странах голуса, где она вечно остается чужой". [Там же, с. 19, 22.]

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Не все сионисты соглашались с ним. "Вы хотите перехитрить Турцию?— говорили они. — Вы хотите ее убаюкивать концессиями, как-будто она не понимает, что вы стремитесь к реализации Базельской программы? Как вы наивны? Если она отказала Герцлю в чертере, то она вам откажет в концессиях". На это Пасманик весьма резонно ответил: "Ни для кого не тайна, что турецкое правительство, отказав Герцлю в чертере, предложило ему кое-что другое, — правда, не соответствующее требованиям базельской программы, но нечто достаточное для начала работы. Герцль отказался от этого предложения, но факт тот, что вполне зная цели и стремления сионизма, Турция не думала стать во враждебные отношения к сионизму. И всем умникам, знающим подноготную турецкого правительства, мы можем сказать одно: попробуем... Мы убеждены в том, что наступит время — и оно недалеко, - когда Турция признает, что сионизм никогда, ни при каких условиях не может ей, как государству, повредить, что обновленная Палестина, обновленная капиталом и трудом, может только укрепить оттоманскую империю, сделать ее более сильной в борьбе против притязаний различных держав, но необходимо дать Турции доказательство того... ". [Д-р Л. Пасманик. ук. соч., с. 22, 23.] В 1902 г. сионисты организовали "Еврейский колониальный трест", вся деятельность которого была направлена на "мирный захват Палестины". Но Турция этому не благоприятствовала. Правда, переговоры продолжались вполне "в дружественной атмосфере", но турки не давали согласия на "чертер", не отменяли запрещение на въезд евреев в Палестину. Султан явно не хотел создавать новое государство в центре своей обширной империи. С 1881 по 1908 гг. из Восточной Европы (России, Австрии, Румынии) эмигрировало 2 млн евреев, из них 1 млн 160 тыс. в Америку, почти 300 тысяч — в Западную Европу и только 26 тысяч — в Палестину.

Подобный оборот дела заставил сионистов искать решение проблемы другими путями. Появилась, например, идея образовать в Новом Свете "самостоятельную политическую единицу, хотя бы вроде еврейского штата в общем союзе Соединенных Штатов, что было юридически вполне возможно". [Chaim Weizmann. Trial and Error. New York, Schocken Books, 1966.]

Выдвигались проекты относительно Ганы, Аргентины и других стран. Герцль заключил соглашение с английским министерством колоний о том, чтобы Уганда стала национальным очагом для евреев. Однако все эти проекты были отвергнуты шестым конгрессом (1903 г.) в пользу страны, всегда бывшей для евреев "землей обетованной", — Палестины. "Палестинская работа скоро заняла первенствующее место в нашей программе и тактике, как СРЕДСТВО и как цель в одно и то же время,— пишет сионист М. Гликсон, — как СРЕДСТВО палестинская работа приобрела в наших глазах большое политическое и националь ное значение ВО ВНЕ и ВО ВНУТРЬ. Она стала для нас БАЗИСОМ нашей политической работы по отношению к Турции,] арабскому населению страны и Европы. Нам стало ясно, что только наша созидательная работа в стране может образовать вокруг нас необходимую атмосферу благожелательности и уважения, может легитимировать наши исторические притязания на Палестину. Внутри же палестинская работа стала нам дорога и как самоцель, как начало самого осуществления идеала". ["Сафрут", кн. 2, с. 29.]

Осуществлением задач "во внутрь и во вне" занимался "специальный исполнительный орган" с "родственными учреждениями сионизма", как пишет М. Гликсон. Если в задачу вовнутрь входила покупка и парцелляция земель, культурно-просветительная и прочая работа, то во вне — найти язык с теми, кто контролировал или в дальнейшем мог контролировать.

И тогда сионисты вошли в контакт с оппозиционными подпольными силами Турции в надежде, что те, придя к власти, будут более сговорчивыми, чем султан.

начало

6. СИОНИЗМ И ПАРТИЯ "ЕДИНЕНИЕ И ПРОГРЕСС"

XIX век был веком дальнейшего и прогрессирующего ослабления мировой колониальной империи османских турок. Причину подобного явления сам Герцль находил в том, что "Турция — страна, которая стала великой благодаря войне, которая держалась благодаря войнам, и погибнет при нынешнем дорого стоящем вооруженном мире. Когда пришло время, которое мы прежде признавали водоразделом истории, — время новых изобретений, это государство не сумело примениться и принять участие в них и, таким образом, постепенно падало". [Теодор Герцль. Указ соч., с. 187.] Подобное заключение он сделал после того, как дважды побывал в этой стране. Как только Герцль вступил на турецкую землю, перед его взором открылась "удручающая картина". После Болгарии он попадает "в дикую страну". Болгария была куда более развитая и культурная. В Турции он не видит даже похожего на то, что называется прогрессом. И Герцль делает вывод, что турецкое государство не в состоянии "перенести тяжесть нынешнего мира".

Подобное заключение нужно было Герцлю вовсе не для того, чтобы делать затем выводы о неизбежности краха этой лоскутной империи, а для того, чтобы наметить путь для ее спасения. План Герцля заключался в том, чтобы укрепить экономику Турции, улучшить работу ее продажного государственного аппарата с помощью еврейсого капитала в надежде на то, что взамен этого султан уступит сионистам Палестину. "Если бы его величество султан дал нам Палестину,— пишет Т. Герцль в своем "Еврейском государстве",— мы за это могли бы взять на себя полное урегулирование турецких финансов". О судьбе этого плана — особый разговор. Теперь речь идет о том, что эта колониальная империя переживала трудное время. Всему миру было ясно, что турецкое государство не могло долго править народами, которые по культуре стояли выше самих угнетателей.

При симпатии и поддержке мирового общественного мнения встали на путь свободного развития балканские народы. Ждали часа свободы от турецкого ига народы Арабского Востока, а также армяне, курды, айсоры и другие. Правящие круги Османской империи были охвачены страхом и тревогой. Надо было принять срочные меры для спасения "больного". Образование партии "Единение и прогресс" явилось выражением этого явления.

Само название оппозиционной партии как бы говорило о стремлении объединить части многонационального государства и идти по пути прогресса. Младотурки (европейское название членов партии) мыслили превратить Османскую империю в буржуазное конституционное монархическое государство, чтобы предотвратить ее раздел.

Партия "Единение и прогресс" (по-турецки "Иттхаад ве теракки") была основана в 1894 году воспитанниками константинопольского военного училища — Назымом, Ушак Сукути и другими. Однако активную деятельность она развернула после 1905 г., когда руководящий комитет перебазировался в Салоники (Македония).

Следует сказать, что во второй половине XIX в., наряду с другими европейскими веяниями, в Турцию проникает франкмасонское учение "мировой революции" и "мировой республики". С переброской организационного центра в Салоники начинается "тесный контакт" иттихадистов с франкомасонски-ми ложами. Многие салоникские франкмасоны вступили в "Единение и прогресс", высокое положение занял в ней депутат от еврейского населения города Эммануэль Гарсу, гроссмейстер ложи "Macedonia".

В руководящий состав партии, помимо других, входили Энвер, Талаат, Джемал, Кемаль и вышеупомянутый сионист Эммануэль Гарсу. Этим лицам суждено было сыграть важнейшую роль в дальнейшей судьбе Турции.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Опираясь на армию, дислоцированную в Македонии, и используя финансы, которыми снабжали их еврейские банкиры [Мевлан заде Рифат. Темные пласты турецкой революции. Изд. 2, Бейрут, 1968, с. 84 (на арм. яз., пер. с турецкого).], младотурки в июле 1908 года совершили государственный переворот и провозгласили Турцию конституционной монархией, а в апреле 1909 года низложили режим султана Абдул Гамида II после неудачной попытки его сторонников вернуть утраченные позиции.

В 1911-1912 гг. младотурки вели неудачную войну с Италией. Воспользовавшись этим, либеральная партия "Свобода и согласие захватила власть. Но ненадолго. В январе 1913 г. младотурки вернули ее себе. В стране установилась диктатура лидеов партии "Единение и прогресс" - так называемого младотурецкого триумвирата (Энвер-паша, Талаат-паша и Джемал-паша).

Сионисты всегда поддерживали младотурок (тесные связи между ними не прервались даже после краха Оттоманской империи в Первой мировой войне и бегства Энвера, Талаата и других главарей из Турции). Когда сионисты окончательно убедились в невозможности официального признания со стороны турецкого султана их прав на организацию в Палестине еврейского национального очага, они пытались добиться своей цели с помощью комитета "Единение и прогресс", действовавшего тогда подпольно против султана. Об этом весьма подробно рассказывает один из бывших деятелей партии Мевлан заде Рифат в книге "Темные пласты турецкой революции". Автор - известный журналист — принимал участие в секретных совещаниях своей партии, имел широкие связи с турецкими правящими кругами.

Мевлан заде Рифат вспоминает, как в 1901 году в Константинополь приезжает сионист Эммануэль Гарсу. Ему удается через дворцовых чиновников беев Арифа и Аасипа 17 октября 1901 г. получить аудиенцию у Абдул Гамида. Во время приема Гарсу обращается к султану с пространной речью, в которой от имени сионистского центра прямо предлагает султану дать официальное разрешение на образование в Палестине для евреев "местного самоуправления". За это он обещает перечислить на текущий счет владыки 5 миллионов. Подобная грубая, бесцеремонная "просьба", хотя и смиренно высказанная, не могла не возмутить повелителя Турции. Эммануэлю Гарсу предложили ни с чем покинуть дворец. Ариф-бей получил строгое предупреждение. Напуганный, он в тот же вечер покидает столицу и отправляется в Египет.

После неудачной миссии Гарсу в 1901 г. сионисты пришли к заключению, что поставленная перед ними цель может быть Достигнута только после крушения существующего в Турции режима. Тогда-то они и вошли в контакт с деятелями "Единения и прогресса", оказывали им большую денежную и организационную помощь. Как уже упоминалось, Эммануэль Гарс оказался в салоникском центральном комитете партии (впоследствии, после ее прихода к власти, он играл важнейшу роль в определении внешнеполитической ориентации Турции).

Спустя несколько лет Эммануэль Гарсу вновь прибыл в константинопольский дворец, но на этот раз с торжествующим лицом, с гордо поднятой головой — он был в составе делегации, которая заставила султана отречься от престола.

Но и после прихода младотурок к власти решение Палестинского вопроса затягивалось. Сионизм, центр которого находился в Германии и ориентировался на нее, был кровно заинтересован в том, чтобы Турция вошла в военно-политический блок с немцами. Тогда последние смогут повлиять на нее с тем, чтобы она пошла на удовлетворение сионистских идеалов.

Благожелательность новых турецких правителей и содействие Германии позволили сионистам завоевать прочные позиции в Палестине, создать там много населенных пунктов, училищ и школ. В 1912 г. в Хайфе было заложено здание, которое впоследствии стало самым крупным высшим техническим учебным заведением в государстве Израиль. Накануне войны в Палестине проживало до 125 тысяч евреев. Правда, сионисты не добились своей главной цели, но и не теряли надежды, что Турция рано или поздно уступит им. К тому же мировой горизонт предвещал грозу. В этих условиях надо было выработать свою стратегию: с кем быть, в каком лагере — в лагере Германии и ее союзников или в блоке Антанты? Большинство сионистов избрало Германию и Турцию с тем, чтобы последняя стала уступчивей при торге за Палестину, а заодно чтобы насолить царской России. Немцы хорошо понимали это и всячески поощряли деятельность немецких сионистов.

Сразу же после начала мировой войны вопрос об участии в ней обсуждался в правительственных кругах младотурок. Энвер настаивал на немедленном заключении союза с Германие и на войне с Россией. "Я верю,— говорил он на одном из секретных совещаний главарей партии "Единение и прогресс", что потерю Македонии мы восполним с лихвой, поскольку стальные армии Германии будут с нами. Не только Македония, но и Кавказ и Египет окажутся под управлением партии "Иттхаад ве теракки". Мы превратим Турцию в самую мощную империю мира". [Мевлан заде Рифат. Темные пласты турецкой революции. Изд. 2, Бейрут, 1968, с. 11.]

Когда же два немецких военных корабля прорвались через Средиземное море и Дарданеллы и укрылись в порту турецкой столицы, младотурки окончательно распоясались. Они "купили" эти корабли: немецкие "Габен" и "Бреслау" превратились в "Эавуз" и "Митилли" с турецкими флагами. Немецкие матросы и морские офицеры во главе с немецким адмиралом переоделись в турецкую форму. Через несколько дней корабли вошли в Черное море и вскоре стали обстреливать Одессу и другие русские прибрежные города. Энвер, Талаат, Джемал и их сионистские друзья добились своего: Турция вступила в войну на стороне Германии.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПРОБЛЕМА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ У АРМЯН И СИОНИСТОВ

1. ПЛАН САЙКСА-ПИКО

Войну начали страны Центрального союза — они были уверены в победе. Антанта, естественно, стремилась ослабить противника и делала все возможное, чтобы Турция не вступила в войну на стороне немецкого блока. Россия предлагала Порте гарантию трех держав относительно территориальной неприкосновенности, изъявив готовность пойти на обсуждение любой дипломатической комбинации, на видоизменение системы капитуляций в качестве первого шага к их полной отмене. Сазонов даже хотел "привлечь Порту" к Антанте, Пуанкаре писал, что Россия пытается вести Турцию "по следам" Антанты. Эдуард Грей утверждал, что было "сделано все возможное, чтобы Турция легко и даже с пользой для себя могла оставаться нейтральной". [Готлиб В. Тайная дипломатия во время Первой мировой войны. М., 1960, с. 58.] Английский посол в Константинополе Маллет предупредил великого везиря, что "если Турция окажется настолько безрассудной, что бросит вызов державам Тройственного согласия, то это будет означать конец Оттоманской империи". [Кемаль М. Путь новой Турции, т. I, c. XXI.]

В ответ на эти предложения и предупреждения держав Согласия турки стали лавировать. Когда 5 августа 1914 г. Энвер-паша заявил генералу Леонтьеву, что "Турция сейчас ни с кем не связана и будет действовать сообразно со своими интересами", то он попросту вводил его в заблуждение. "Когда немецкие военные корабли "Габен" и "Бреслау" вошли е Мраморное море, - пишет президент франции Пуанкаре,— Энвер-паша делал вид, что внимательно слушает Гирса и его предложения о союзе". [Пуанкаре Р. На службе Турции. М., 1936, с, 45.]

За три дня до разговора Энвсра с русским генералом, т.е. 2 августа, был подписан в Константинополе германо-турецкий союзный договор, согласно которому Турция и Германия обязались оставаться нейтральными в австро-сербской войне. Однако статья 2 договора гласила: "В случае активного военного вмешательства России будет этим создан "казус федерис" (союзные обязательства) для Германии по отношению к Австро-Венгрии, и этот "казус федерис" будет также обязателен для Турции". Так как Германия объявила войну России 1 августа, то вопрос о "нейтралитете" уже отпал, и на самом деле уже 3 августа Турция Начала мобилизацию всей армии. Четвертого августа, то есть за день до разговора Энвера с Леонтьевым, Вангенгейм телеграфировал в Берлин: "Гире до сих пор думает о сохранении нейтралитета Турции, что облегчает Турции Использовать Черное море для мобилизации". [Там же, с. 427.] Эти и подобные факты свидетельствуют о том, что Энвер, Талаат и Джемал чаши сознательно делали ставку на войну. "Ни одно государство,— утверждает Черчилль,— не вступило в мировую войну с такой охотой, как Турция". [Черчилль V, Мировой кризис. М.-Л., 1932, с. 242.] Турецкие диктаторы хотели превратить свою страну в самую мощную империю мира. Они планировали включить е нее всю среднюю и восточную часть России. "Младотурки,— пишет В. Гурко-Кряжин,- мечтали о движении на Астрахань, далее через казахстанские степи в Среднюю Азию для объединения под своей гегемонией магометанских народов Азии". [См. предисловие к книге М. Кемаля, указ, изд.. с. XXXVII.]

Турецкие военные корабли стали обстреливать Севастополь. Одессу и другие русские города. Было выпущено следующее воззвание: "Наше участие а мировой войне оправдывается нашим национальным идеалом. Идеал нашей нации... ведет нас к уничтожению нашего московского врага Для того, чтобы благодаря этому установить естественные границы нашей империи, которые включат и объединят все ветви нашей расы". [Готлиб В. Указ. соч. С. 86.]

Державы Согласия не замедлили ответить туркам подобающим образом. Николой Второй 20 октября 1914 г. издал манифест, где между прочим было сказано: "безрассудное вмешательство Турции в военные действия только ускорит роковой для нее ход событий и откроет России путь к разрешению завещанных ей предками исторических задач на берегах Черного моря". [Известия Министерства иностранных дел, кн. V. с. 216. Петроград. 1914.] Русский царь подразумевал не только овладение Дарданеллами, которые извечно считались "ключом от собственного дома Российского", и освобождение Турецкой Армении, но и Армянской Киликии, чтобы Россия могла широкой полосой выйти к теплым морям Мирового океана.

"Единственным средством распространить свое влияние к Средиземному морю,— говорит Е.А. Адамов,— оставалась "независимая" Армения". [Раздел Азиазскои Турции по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел. Под редакцией Е.А. Адамова. Литиздат НКИД, М.. 1924. С. 90.] Была организована миссия Завриева. Товарищ министра иностранных дел России А. А. Нератов 17 апреля 1915 г. телеграфировал послам в Париже и Лондоне, А.П. Извольскому и гр. А.К. Бенкендорфу: "Армянский деятель русско-подданный, доктор медицины Завриев, известный министерству с наилучшей стороны, выехал во Францию и Великобританию с целью расположить правительства и общественное мнение в независимых странах в пользу осуществления армянских вожделений. Завриев просит ввести его в политические круги и оказать ему покровительство". [Там же, с. 135.]

В ответной телеграмме А.П. Извольский сообщает С.Д. Сазонову, что прибывший Завриев представил ему памятную записку, в которой сказано, "что Россия намерена предложить державам создать в пределах Турции автономную Армению, под сюзеренитетом Турции и под протекторатом трех держав: России, Англии и Франции; территория Армении должна будто бы обнимать не только все армянские вилайеты, но и Киликию с портом на Средиземном море в Мерсине, исключая весь Александреттский залив с юмурталиком". Далее в записке значилось, что, хотя эта программа одобрена русским министерством иностранных дел, во избежание подозрений со стороны Франции и Англии, особенно в вопросе о Киликии, армянские делегаты должны действовать без видимости вмешательства русских послов. Извольский далее сообщает, что ему известно, что доктор Завриев и Погос Нубар-Паша высказывались в смысле вышеизложенного перед членами французского министерства иностранных дел, и просит, чтобы Сазонов уведомил его, "действительно ли эта программа одобрена" и "в какой мере он должен поддерживать ее здесь". Пункт, касающийся Киликии, кажется Извольскому "особенно деликатным, ибо Франция ужо заявила нам о своих видах на эту область”. [Раздел Азиатской Турции по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел. Под редакцией Е.А. Адамова, Литиздат НКИД, N.. 1924. с. 135-136.] Сазонов отвечает Извольскому в телеграмме за N 2307 от 18 мая 1915 г., что беседы с армянами носили "чисто академический характер". Затем Извольский сообщает Сазонову, что Завриев и Нубар-паша держат его в курсе своих переговоров с французскими правительственными лицами и журналистами с целью склонить тех к принятию армянских пожеланий относительно Киликии. По словам Завриева и Нубар-паши, хотя в министерстве иностранных дел Парижа продолжают настаивать на необходимости для Франции обладать не только Сирией, но и Киликией до Тавра, многие влиятельные лица мало-помалу под влиянием представленных им документов будто бы склоняются к мысли об автономной Армении под тройным протекторатом — России, Франции и Англии, со включением Киликии с городами Адана и Мерсина, но за исключением Алексондреттского залива. Извольский далее сообщает, что "Нубар-паша подал по этому вопросу Делькассе особую памятную записку, в которой ради охраны самолюбия французов" высказал мысль, что Франция, получив всю Киликию, могла бы по собственному почину уступить Киликию армянам.

На эту телеграмму Извольского Сазонов отвечает на сей раз в совершенно ином тоне: "Если армянским деятелям удастся склонить парижский кабинет ко включению Киликии в состав будущей Армянской области, то императорское правительство может только сочувствовать исполнению желания турецких армян, которым оно искони покровительствовало".[Раздел Азиатской Турции по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел. Под редакцией Е.А. Адамова, Литиздат НКИД, N.. 1924. С. 138.]

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:49 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Русский посол в Лондоне Бенкендорф сообщает Сазонову, что его посетил Нубар-паша и рассказал о программе автономной Армении из 6 вилайетов под протекторатом трех держав и что он представил меморандум Делькассе и Никольсону. Сазонов отвечает Бенкендорфу, что образование Армянской автономной области явилось бы естественным развитием исконного благожелательного отношения России, но что окончательного решения на этот счет еще не принято и "все беседы с армянскими уполномоченными носили чисто академический характер". [Там же, с. 138-139.]

Тем временем союзники вели между собой не академические, а весьма реальные переговоры по выработке плана раздела Малой Азии. Вскоре появился на свет проект раздела Азиатской Турции, составленный французом Пико и англичанином Сайксом, между державами Согласия. Армению поделили между Россией и Францией, о ее автономии не было ни слова. Союзники не позволили бы России выйти широкой полосой через Армянскую Киликию к Средиземному морю. В то же время они не могли обидеть Россию требованием создавать автономию Армении. К России отходили также Босфор, Дарданеллы и Константинополь с прилегающими к ним районами.

Инициатива плана исходила от чрезвычайного уполномоченного британского правительства Марка Сайкса. В письме послу в Петрограде сэру Дж. Бьюкенену он рассматривает ряд вариантов "решения армянского вопроса": а) учреждение армянского государства, что предполагает "создание второй Болгарии, интригующей на Кавказе". Марк Сайке это отвергает; б) создание армянского государства под международным контролем. Он и это отвергает, считая, что "Германия рано или поздно извлечет свою выгоду"; в) включение всей Армении в состав России, чего требовали армяне. Но английский дипломат отвергает и этот план. Почему? Потому что это "повлечет за собой включение в русскую политическую систему страны, переполненной революционными обществами, находящимися в постоянных сношениях с существующими революционными организациями на Кавказе и Персии". Что же предлагает англичанин?

Он предлагает передать Франции "бывшую Римскую, или Малую, Армению", а остальную часть — России. "Я считаю, - говорит Сайке,— этот способ наиболее удовлетворительным и давно имел его в виду". Россия получит Эрзерум, Битлис и Ван, с минимальным количеством армянского населения, но зато французская доля будет средоточием "армянского национального чувства. Это крайне выгодно для России, т.к. армяне Малой Армении настроены клерикально и консервативно в противоположность кавказским армянам и армянам восточным, анархо-синдикалистам. Если бы фокусом армянского национального чувства был Эрзерум, анархо-синдикалисты забрали бы в свои руки весь армянский политический механизм и укрепили бы его; при этом же положении умеренные элементы подчинят себе армянские национальные стремления под французской опекой, исходящей из Малой Армении". Во французскую зону англичане включают исторические армянские города Зейтун, Хаджии, Диарбекир, Мейафаркин, Сивас и область, которая управлялась последним армянским королем Левоном VI, а также графство Эдесское эпохи крестовых походов. [Раздел Азиатской Турции по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел. Под редакцией Е.А. Адамова, Литиздат НКИД, N.. 1924. с. 158-159.]

Складывалась новая ситуация. Россия теперь имела бы общую границу с Францией. В своей "Всеподданнейшей записке" царю С.Д. Сазонов сообщает, что новая граница "едва ли может считаться приемлемой. Появление на большом протяжении нашей азиатской границы... великой европейской державы, хотя бы в настоящее время и союзной нам... должно быть признано нежелательным. Для нас наиболее выгодной была бы общая граница на юге с каким-либо азиатским мусульманским государством, в виде ли арабского халифата, или турецкого султаната". Отметим, что Николай II на записке своего министра сделал пометку: "Согласен. Царское село, 1 марта 1916 г." [Раздел Азиатской Турции по секретным документам бывшего Министерства иностранных дел. Под редакцией Е.А. Адамова, Литиздат НКИД, N.. 1924. с. 161.]

А как был решен по плану Сайкса-Пико главный вопрос еврейского национального движения - вопрос о Палестине? Она образовала "особую автономную провинцию под международным контролем". [Там же, с. 160.]

2. ПРОГЕРМАНСКАЯ ПОЛИТИКА

Лидеры сионистского движения в своей политике никогда не придерживались какой-то одной четкой ориентации. Теодор Герцль первым показал пример подобной дипломатии. После того как он получил от турецкого повелителя вежливый отказ передать сионистам Палестину для организации там суверенного национального очага, Герцль связался с германским правительством в надежде, что оно заставит султана пойги на уступки. После выхода в свет брошюры "Еврейское государство" автор посылает ее Бисмарку с верноподданническим письмом, в котором свой проект образования еврейского государства представляет "в распоряжение германского правительства. Пусть оно воспользуется им, когда найдет это нужным". После второй встречи с султаном Герцль проводит переговоры с приближенными Вильгельма. [ЦПАИМЛ при ЦК КПСС, ф. 445, оп. I, д. 22, л. 33.] Он прямо предлагает кайзеру взять под свой протекторат "еврейское земельное общество в Сирии и Палестине". Это означало, что евреи становятся прямыми проводниками германских интересов на Ближнем Востоке. Вильгельм II не мог не оценить подобное усердие и, как свидетельствует письмо личного советника кайзера графа Эйленбурга, обнаруженное в 1954 г. в Лондоне, "милостиво согласился" принять еврейскую колонизацию в Палестине под протекторат Германии.

Впрочем, сионисты стучали в двери не только Стамбула и Берлина, но и Лондона, Парижа, Вашингтона и Петербург. Им удалось привлечь на свою сторону Чемберлена. "Великая свободная Англия, господствующая на всех морях, поймет нас и наши устремления'',— говорил Т. Герцль на открытии четвертого сионистского конгресса в 1900 г., а в своем дневнике писал: ''В мире находятся примерно десять миллионов евреев... Одним махом Англия приобретает себе десять миллионов тайных, но преданных подданных, которые будут в самых различных сферах действовать для нее во всем мире... Англия приобретет себе десять миллионов агентов, которые будут действовать на благо ее влияния и величия". ["Международная жизнь", 1972, N 4, с. 59.]

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Уроки сионизм для армян: Учимся у... братьев по судьбе?!
СообщениеДобавлено: 06 дек 2015, 01:50 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9938
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
С началом Первой мировой войны Базельская программа, на пропаганды, перестала их удовлетворять. Они спешили выработать новую, более конкретную и практичную в плане реализации задачи построения еврейского национального государства программу. Ее успех зависел от правильного выбора объекта ориентации: на кого опираться – на Германию или на страны Антанты? Только государства, одержавшие победу в войне, могли дать сионистам то, к чему те стремились. Надо было быть готовыми к любому развитию событий: исход вооруженного конфликта, да еще мирового масштаба, невозможно предвидеть в начале или середине драмы. Только на завершающей стадии войны можно делать определенные заключения. Поэтому сионисты решили ориентироваться на кайзеровскую Германию, но одновременно не упускать из виду Англию и Россию.

В книге "Родное заселение" Р. Лихтгайм, бывший вместе с В. Якобсоном представителем "германофильской" ветви сионизма в Константинополе в 1913—1917 гг., так объясняет свою ориентацию на Германию: "Центральная Европа, изъясняющаяся на немецком языке, была колыбелью нового сионизма, и местонахождением организованного центра движения явился Берлин. В Турции изо дня в день росло немецкое влияние... В подобном положении открытое сопротивление немецкого правительства могло быть для нас бедствием, чреватым тяжелыми последствиями всем нашим усилиям в Константинополе и нашей поселенческой работе в Палестине. Поэтому я считал своей особой обязанностью подвести немецкое правительство к более дружественной для нас позиции".

В водоворот Первой мировой войны втягивались все новые и новые страны. И с каждым днем становились все более очевидными финансовые, дипломатические и иные возможности мирового сионизма. Вот почему обе враждующие стороны были не прочь заполучить его поддержку. Особое усердие проявили деятели кайзеровской Германии. По словам премьер-министра Великобритании Ллойд Джорджа, верховное командование и правительство Германии раньше, чем страны Антанты, учли силу мирового сионистского движения. "Немцы,— говорит он,— первые поняли, что можно воспользоваться распыленностью еврейской нации для военных целей". [Ллойд Джордж. Правда о мирных договорах. М., 1957, с. 285.] Поэтому власти Германии покровительствовали сионистам и поощряли их деятельность. Немецкое посольство в Константинополе, к примеру, предоставило в распоряжение бюро Лихтгейма свою телеграфную службу и дипломатических курьеров.

Сионисты, в свою очередь, ревностно служили немецким интересам. По словам Ллойд Джорджа, "не кто иной, как евреи помогли германской армии сломить в Польше гнет царизма... Евреи пользовались влиянием и в других странах, в особенности в Америке, где некоторые их могущественные лидеры оказали воздействие на президента Вильсона, сдерживая его стремление сблизиться с союзниками". В ответ на такое содействие "Германский генеральный штаб в 1916 г. настаивал, чтобы турки уступили сионистам в вопросе о Палестине"? (выделено нами. — А.С.). [Там же.]

начало

3. ТРАНСФОРМАЦИЯ СИОНИСТСКОЙ СТРАТЕГИИ

Таково было положение в 1916-1917 гг. Дела у немцев шли куда лучше, чем у англичан и французов. Немецкие войска разгромили румын, нанесли сокрушительное поражение итальянцам при Капоретто. Русская армия утратила свой наступательный порыв. Французская армия была истощена и потеряла способность к крупномасштабным операциям. Многие корабли английского флота были потоплены немецкими подводными лодками, а английская сухопутная армия не могла померяться силами с немецкой.

Чтобы добиться перелома, по мнению британского премьер-министра Ллойд Джорджа, необходимо было принять срочные меры, среди которых одна из важнейших — завоевание симпатии и дружественного расположения сионистов. А добиться того, чтобы сионисты переменили немецкую ориентацию на англо-французскую, возможно было лишь путем удовлетворения их требований относительно создания национального очага в Палестине.

Об этом историческом периоде швейцарский ученый Симон Жарки пишет следующее: "Сионистские организации уже проявили себя как сила, способная внести вклад в военные действия союзников. Но центр сионистского движения находится в Германии; надо срочно переместить его с территории враждебной державы. Лондон, вероятно, рассчитывал, что, пойдя навстречу устремлениям сионистов и благодаря влиятельности американских евреев, он вернее добьется поддержки Соединенных Штатов и вовлечет их в войну на своей стороне". [Симон Жоржи. Война и мир в Палестине. "Международная жизнь", 1970, N 1, с. 125.]

То же самое говорит Ллойд Джордж в своих мемуарах, опубликованных на несколько десятков лет раньше, чем написанный на основе новых данных труд швейцарского ученого-ориенталиста Симона Жарки. Глава британского правительства с помощью сионистов хотел направить "общественное мнение России и Америки" в нужное для Англии, Франции и их союзников русло, поскольку евреи в этих странах "имеют значительное влияние". От евреев США, в частности, он ожидал "помощи еврейских банкиров, так как союзники почти истощили свои золотые и валютные запасы для оплаты закупок в Америке. Теперь "их могущественные лидеры" не только не будут оказывать "воздействие на президента США, сдерживая его стремление сблизиться с союзниками", а наоборот, будут ускорять вступление Соединенных Штатов в войну против Германии. [Ллойд Джордж. Указ соч., с. 289.] Что же касается сионистов, проживающих в России, то Ллойд Джордж возлагал на них не менее серьезные надежды. Но об этом речь пойдет ниже.

Дело перемещения "центра сионистского движения" из Берлина в Лондон оказалось не столь трудным по той причине, чго в Англии проживал ряд влиятельных еврейских националистов, в том числе химик Хаим Вейцман, богач лорд Ротшильд, один из лидеров русских сионистов Н. Соколов и другие. Особенно важным лицом был ученый Вейцман, ставший фактическим лидером сионизма после Теодора Герцля. Он был автором нового способа производства ацетона и других важных научных работ, которые, по признанию англичан, спасли Англию от надвигающейся катастрофы, вызванной нехваткой древесного спирта, необходимого для производства бездымного пороха. Таким образом, Хаим Вейцман был известным в Англии человеком и пользовался большим влиянием в правящих кругах. Не менее важной персоной являлся и лорд Ротшильд. Вот с ними Ллойд Джордж быстро нашел общий язык. Идея премьер-министра была горячо поддержана министром иностранных дел Бальфуром, лордом Милиером, лордом Сессилем и генералом Смэтсом.

Итак, правительство Ллойд Джорджа желает вырвать инициативу у правительства Вильгельма, идя навстречу пожеланиям сионистов в отношении Палестины. Начало переориентации последних с Германии на Англию, как нам кажется, было положено в марте 1916 г. В секретных документах министерства иностранных дел царской России, опубликованных после Октябрьского переворота, имеется любопытный документ, свидетельствующий об этом. В марте 1916 г. министр иностранных дел С.Д. Сазонов получает памятную записку от посольства Великобритании в Петрограде. В ней говори гея, что от статс-секретаря министерства иностранных дел лорда Грея получена телеграмма, в которой сообщается, что Люсьен Вольф довел до сведения правительства его величества вопрос о поселении евреев в Палестине.

Люсьен Вольф, английский журналист, неоднократно избиравшийся председателем и вице-председателем еврейского общества в Англии и впоследствии представлявший интересы сионистов на мирной конференции в 1919 году, так определял их устремления в Палестине: "Если в результате войны Палестина попадет в сферу французских и великобританских интересов, французское и великобританское правительство не преминут принять в соображение исторические интересы еврейства в этой стране. Оба правительства обеспечат еврейскому населению равные с остальными жителями политические права, религиозную и гражданскую свободу, те муниципальные привилегии в колониях и городах, которые представятся необходимыми, а также разумные льготы для колонизации и эмиграции". [Раздел Азиатской Турции... С. 162.]

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 80 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB