Военно-исторический форум

Добро пожаловать на форум военной истории
Текущее время: 20 ноя 2017, 04:56

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


google-site-verification: googled222e2bf1c5c3655.html

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Политическая этика и психология Кекавмена
СообщениеДобавлено: 15 мар 2016, 01:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9961
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
«Кекавмен – это «Дейл Карнеги Средневековья»»1

Политическая этика и психология христианского персонализма Кекавмена (1020/1024-?)

Кекавмен родился в армянской семье предположительно между 1020-1024 гг. Свой основной труд «Советы и рассказы» Кекавмен писал в эпоху тяжкого перепутья в византийской истории. За все время, истекшее от основания Константинополя, политический климат в стране не был столь изменчив и тревожен как в его эпоху2.
Сочинение Кекавмена – это труд, безусловно, образованного, добросовестного, откровенного человека-самоучки. Кекавмен писал для «внутреннего семейного пользования», поэтому то и слог его простоват. Но мысли его несут колоссальную смысловую и научную «нагрузку». Необходимо отдать ему должное – он ещё и самокритичен: «Не сподобился я искусству речи, не приобщился к эллинскому воспитанию в школе, чтобы постигнуть тайны слова и понять толк в красноречии. Я знаю, что некоторые станут порицать меня, указывая на мое невежество. Но ведь я сочинил это не как художественный труд, для каких-нибудь чужих людей, а только для тебя и твоих братьев, для своих детей от чресел моих, которых мне дал Господь. Я составил этот труд не из изысканных выражений и одних праздных басен, не заключающих ничего полезного, а изложил то, что делал сам, что, перенес, что видел и знал, - подлинные дела, которые происходят и совершаются ежедневно. И хотя, может быть, невежественные речи мои, но, если ты здраво и с прилежанием отнесешься к сказанному, ты обретешь сущую правду»3. Таким образом, он идёт не от «теории к практике», а от «практи-ки к теории». При этом он выражает свои взгляды непосредственно, не приводя их в строгую систему в соответствии с определенным учением. Личный и чужой опыт, евангельские заветы – вот три основных ориентира во всех его рассуждениях, а цель «советов и рекомендаций» – научить, как добиться благополучия и духовного спасения, не нарушая закона и не впадая в грех.
Социальные воззрения Кекавмена, как это верно отметил В. Вальденберг4, отличаются неожиданным для человека его положения демократизмом (точнее было бы сказать – либерализмом). Это отнюдь не только результат после-довательно проведенного евангельского принципа равенства во Христе. У Кекавмена нет и тени пренебрежения к беднякам. Занятия людей, каковы бы они ни были – будь то кузнечное дело, земледелие, служба судьи или изучение философии – также не вызывают ни одобрения, ни порицания Кекавмена. Все зависит от личных качеств человека. Бывают праведники, живущие в нищете, и грешники, купающиеся в богатстве. Добросовестно исполняя даже скромные обязанности, можно пасть под бременем жизненных обстоятельств и не заслужить укора. Напротив, и на высоких постах можно стать и человеконенавистным и богоненавистным. Есть, правда, профессии, которые Ке-кавмен считает презренными, так как занятие ими равноценно преступлению. Это, например, подделка документов и печатей, обрезание номисм, чеканка фальшивой монеты. Недостойно также ремесло мима и скомороха – оно про-тиворечит этическим нормам христианской морали. Сложнее отношение Кекавмена к занятию торговлей и исполнению должности налогового чиновника. Сами по себе эти виды деятельности законны и непредосудительны, но в конкретной действительности того времени они оказались настолько тесно связанными с корыстью и неправдой, что наш автор не рекомендует приобщаться к ним. Торговля, впрочем, - вполне почтенное дело для добывания денег, но только тогда, когда речь идет об обмене на деньги продуктов или вещей, добытых честным трудом (например, о торговле вином, произведенным в своем хозяйстве). В отношении Кекавмена к торговцам и чиновникам фиска отразилась социальная неприязнь людей его круга к нуворишам и бюрократам, преследующим в своей деятельности цели быстрого личного обогащения.
Благородство для Кекавмена не является качеством, передаваемым по наследству, и не обусловлено высоким социальным или служебным положением. Все люди одинаково разумны, не раз повторяет Кекавмен, и происходящие «от великого корня», и простые воины, и незнатные жители фемы, и иноплеменники. Благородство – это поведение человека, проявление его личных достоинств. «Видывал я, - пишет наш Кекавмен, - весьма чванливых людей, которые погрязли в воровстве, прорицаниях и магии. Таких я объявляю худородными. Как существо разумное человек, если хочет, милостью божьей сам становится Богом». Михаил IV был добродетелен и благороден, хотя и происходил «из самых низов»5.
По имущественному признаку Кекавмен делит людей на три разряда: бо-гатых, средних и низших. Богатый обладает имуществом и является богом бедного, он может и даже обязан помочь бедному материально и вступиться за него перед властями. Средний в состоянии дать что-либо нуждающемуся, но бессилен защитить его от властей. Низший не в силах сделать ни того, ни другого – он может только сострадать6. Тем не менее, все обязаны упражняться в добродетелях, с богатого лишь спрос у Бога больше. Однако все они – дети одного Адама7.
Кекавмен принимает сложившийся порядок вещей таким, каков он есть. Все естественно и в принципе не вызывает у него раздумий о каких-либо коренных причинах социальных бед во многом потому, что «корень зла» он видит в несовершенстве человеческой натуры, от забвения страха божьего, от нарушения законов.
Для полной гармонии в общественно-политической жизни, по Кекавмену, необходимо чтобы каждый добросовестно исполнял своё дело. При этом он, конечно, не осуждает стремления к личному успеху. Он знает «непостоянство жизни»; он предвидит, даже для близких ему людей, возможность и их взлета на общественной лестнице чинов и богатств и внезапного падения до нужды и бесчестья. Для более эффективного достижения личного успеха в любом выбранном деле он рекомендует строить свое благополучие на доскональном изучении этого дела и не быть при этом недоучкой. Если ты способен приобрести навыки во всех делах, то приобретай, но «не позволяй себе менять на иное занятие то, которым ты занимался сначала, если оно не по-стыдно или убыточно, так как это не принесёт тебе выгоды» («моряк не может быть пехотинцем» и «кто плох в своём деле – ни в чём не преуспеет»)8. При этом: «старайся выполнить службу и сделать что-нибудь вдобавок, от себя, достойное удивления и похвалы. Стремись превзойти всех, чтобы добиться почета. А как это достигается? Не иначе, как рвением и бдениями. …Я еще не видел до сих пор старательного и неусыпно действующего человека, который не достиг бы вершин успеха, так как служба не бывает напрасной». Действуя таким образом, всегда можно достичь вершины успеха9.
Впрочем, Кекавмен отмечает, что «не все идут прямой дорогой, а отклоняются для несправедливости, грабя не только пищу и питье, но и украшения и одежду. Достигнув же в этом успеха однажды и дважды по попустительству Божью и пренебрегши справедливостью, они не сворачивают [с этого пути]»10.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая этика и психология Кекавмена
СообщениеДобавлено: 15 мар 2016, 01:10 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9961
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Особый интерес представляет стратегический раздел работы Кекавмена. Где он выступает сторонником тактики изощрённого маневра, ловкой дипломатии, бескровного военного искусства, когда сражение представляется самым крайним средством спасения отечества и его престижа. Задачи укрепления военных сил государства он связывает не с целями расширения ее пределов, а с сохранением нынешних границ. Для своего времени Кекавмен предстает как реалист, трезво оценивающий подлинные силы государства.
Многие из стратегических и тактических соображений Кекавмена уходят своими корнями в «Тактику Льва» либо в еще более древние стратегиконы, но он развил и углубил эти идеи, подкрепив их собственным опытом и примерами из недавнего прошлого. Будучи в целом сторонником традиционализма, Кекавмен выступает как приверженец новаторства, смелого применения новых стратагем, если они подсказываются обстановкой и здравым смыслом. Кекавмен призывает учиться у древних, учитывать их опыт, однако и без колебаний рвать со старыми традициями, если новые условия требуют и новой тактики. Несомненно, прогрессивны также взгляды Кекавмена на врагов государства – у него нет и тени византийского чванства и высокомерия по отношению к «варварам» и их воинским качествам. Иноплеменники, часто повторяет он, такие же люди, как и византийцы, они не менее умны и находчивы. Правда, он полагает, что воинское искусство более развито у ромеев, но стратиг, пренебрегающий врагом как варваром, понесет тяжкое поражение11.
Знания Кекавмен оценивает с чисто практической точки зрения. Даже чтение Ветхого завета должно способствовать росту профессионального мастерства стратега. Философу следует не скрывать свои знания, а «учить добру». Признает Кекавмен и ценность медицины – медики способны вылечить, но, к сожалению, используют свое искусство во многом в интересах собственного обогащения за счет клиента. В этом случае Кекавмен советует лечиться самостоятельно12.
Кекавмен приобрел свои познания преимущественно путем самообразования. Он знает, что это нелегко и, дабы понять трудную книгу, нужно прочесть ее не один раз. Кекавмен советует не уподобляться верхоглядам, которые не вникают в смысл прочитанного, хватают верхушки, читают с пятого на десятое с единственной целью праздного пустословия.
Кекавмен высоко ценил образованность, осведомленность и в светских и в божественных науках. Он не допустил ни одного прямого выпада против светского знания. Уважает он и красоту речи и с сокрушением сознает провалы в своем образовании. Не вправе ли мы заключить, что претендовавшая на главную роль в управлении государством военная аристократия провинции понимала свои недостатки сравнительно с рафинированной столичной бюрократией. Кекавмен зовет пополнять недостаток в знаниях – советует дать широкое образование детям13.
Семья в понимании Кекавмена – подлинная крепость, замкнутый мир сугубо интимных и частных отношений, направляемый твердой рукой главы семьи. Непререкаемый авторитет для близких, он, в конечном счете, ответствен за материальное и духовное благополучие всех членов семейного коллектива. Дети будут такими же, как и их породивший, чему они от него научатся, то и будут делать. Детей надо воспитывать заботливо, но отнюдь не палкой, а словом и добрым обхождением. Нет ничего желаннее детей. Они малы и глупы, но нужно не оскорблять, а уважать их, чтобы они научились чтить отца. Однако одного почтения к старшим недостаточно, необходимо, чтобы все домочадцы боялись главы семьи, «ибо полезен страх». Впрочем, не следует быть излишне суровым в доме своем14.
Как «психолог» Кекавмен советует не обманывать «ни при письме, ни при наложении печати, ни в денежных делах, ни в чем другом». Ибо «если ты сделаешь так и это обнаружится, будешь у всех в полном пренебрежении». Поэтому «думай о том, что может произойти, как о случившемся, и не ошибешься»15. Кекавмен советует: «Если ты служишь или занимаешь один из низших постов, изо всех сил сдерживай свой язык и подчиняйся стоящим выше. С умыслом держись позади всех, и Бог возвысит тебя. Не будь упрям, непреклонен и непокорен высшим. Являйся к ним, но не усердствуй в этом, так как за надоедливость платят обычно пренебрежением»16.
Судьям он советует: «не зарься на дары и не протягивай к ним руки, так как разевающий рот на подарки бродит во мраке невежества, хотя и весьма учён, исполнен всякого разумения и знания. Довольствуйся скорее тем, что получаешь по форме, ибо тебя послали не деньги копить, а воздавать справедливость обиженным Никому не спускай в суде из человеколюбия. … Старайся всячески, чтобы и приговор твой был продуманным и решение выносилось законно и с разумением»17.
По жизни: «Будь со всеми одинаков и не свернёшь с правого пути».
Философам (учёным) советует: «старайся и видом, и речью, и поведением, и самими делами показать свои знания, чтобы твои занятия и размышления не оказались втуне. Будь рачительным и общительным, но общительным не как мим и скоморох, а в том смысле, чтобы ты был способен научить всю столицу творить добро и изгонять вон зло, дабы любовь и почтение питали к тебе не только встречающиеся с тобой, но и слышащие [от других] о твоей добродетели и о твоём разуме. Стремись делами сделать очевидными для всех твои знания»18.
Кекавмен как этик рекомендует в ситуации с дачей подарков следующее поведение: «Если ты можешь облагодетельствовать кого-либо и облагодетельствованный принесет тебе после этого дары без вымогательства с твоей стороны и попреков, но добровольно и с великой благодарностью, возьми их, так как, отказавшись от них, ты огорчишь дарителя. Если даров много, возьми не все, а половину их. Остальное же верни ему со словами: «Чтобы не огорчать тебя, я взял это, так как вообще не хотел брать». Тогда и даритель одобрит сказанное и слышавшие тебя. Прежде же того, чем сделать человеку добро, ничего не бери [от него], не поддавайся на уговоры взять и во¬обще не допускай такого случая». Ибо «если будешь соблюдать всё это, то и люди будут восхвалять тебя, и от Бога получишь во сто крат, и в злую годину избежишь смертельной опасности».
Как «психолог» Кекавмен советует руководителям в отношении провинившихся подчинённых действовать следующим образом: «прибегай к угрозам почаще, а к наказаниям пореже. Не будь небрежен в определении степени виновности любого, и не покинет тебя Господь». При этом: «не скупись давать им дары, когда они выполнят задачу»19.
Кекавмен рекомендует остерегаться того, что кажется ничтожным, ибо «подобное – причина великих опасностей»20.
В связи с этим он советует не пренебрегать и не считать ничтожным чте-ние книг, причём различной направленности: «читай книги, а также исто-рические труды и церковные сочинения. И не скажи: «Какая польза от дог-матов и церковных книг?» Так как не только из этого «извлечешь большую пользу», но и «если ты будешь достаточно усерден, то усвоишь из них не только догматы и душеполезные рассказы, но и немало о мудрости, нравах и стратегии. Ведь почти весь Ветхий завет имеет отношение к стратегии, а также и к мудрости. И из Нового завета немало пользы извлечет прилежный». При этом: «читай много – и узнаешь много». «Не скажи: «Я умён и всё знаю». Ибо отвечу тебе: «Ты знаешь много, но ещё больше ты не знаешь…». По Кекавмену всё это необходимо для достижения счастья: «если ты всё это возлюбишь и исполнишь, будешь счастлив»21.
Для преуспевающих Кекавмен рекомендует следующее предусмотрительное поведение: «если же и ты благодаря совершенству твоих добродетелей, или благодаря рвению, или по Божьему попущению окажешься на большой высоте, чего я страшусь, не гордись и не чванься, чтобы не пережить тягчайшего падения. Но если по Божьему соизволению ты будешь преуспевать, постарайся скромностью и усердием обрести благосклонность милосердного Господа. Не жадничай в стремлении брать, напротив – будь со всеми одинаков и не делай никого врагом ради даров, иначе погибнешь. Ведь достаточно тебе и того, что дают добровольно»22. При этом необходимо стремиться: «к обладанию четырьмя добродетелями: мужеством (я имею в виду мужество духа), справедливостью, целомудрием (сдержанность и умеренность) и мудростью. Впрочем, бывает мудрость во благо и мудрость во зло, точно также как и мужество. Но никто не нашел бы целомудрия (сдержанности, умеренности) и справедливости, направленных на зло. Итак, если ты будешь обладать этими четырьмя добродетелями, то, как сказано, возвысишься с земли до неба, велика будет хвала тебе, Господь дарует тебе многие лета, а лик и сердце твое будет сиять справедливостью и истиной»23.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая этика и психология Кекавмена
СообщениеДобавлено: 15 мар 2016, 01:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9961
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
В вопросе богатства Кекавмен призывает к благоразумию: «…многие, помышляя о богатстве, погубили собственную жизнь. Я ничуть не хулю богатство, но предпочитаю благоразумие. Ведь благодаря разуму Божьей милостью мы то же самое добываем, сначала творим в мыслях, а затем создаём вещественное»24. Ибо: «гоняющийся за богатством и алчущий его никогда им не насытиться, хотя бы и всё получил. Поэтому установи себе в нём предел, перестань мечтать о богатстве – и обретёшь покой. Человек, лелеющий в душе идол богатства и похоти, никогда не совершит благородного и достойного похвал поступка, распалив, а вернее сказать – затемнив разум постыдными и тайными помыслами»25. При этом Кекавмен подчёркивает необходимый минимум и излишества: «необходимо, то, чем мы поддерживаем существование, излишни же, например, дорогая утварь, мягкие постели, золочёные кровати и прочее»26.
Кекавмен подводя «теоретическую» базу под свои рекомендации отмечает, что «природа человеческая непостоянна и изменчива и то обращается от добра ко злу, то склоняется от зла к добру», ибо человеку от природы свойственно стремиться к выгоде, материальной или духовной27.
Таким образом, очевидна предельная расчётливость и проницательность в суждениях Кекавмена. Нельзя не отметить высокую степень «ситуационной детализации» жизнедеятельности человека («гражданина»). Кекавмен свои взгляды на жизнь представляет в виде рекомендаций по «технологии обуст-ройства внутреннего и внешнего мира человека» (т.н. «технология жизнедея-тельности»). Философия Кекавмена – это философия мыслителя убеждённого в том, что: а) вся жизнь человеческая переполнена системой «сдержек и противовесов»; б) необходимо делать добро (как друзьям, так и врагам), и при этом «не ждать от них благодарности»; в) жизнь – это «чёрная и белая полосы»; г) необходима «стратификация» всей жизнедеятельности человека; д) «корень проблем» в самом человеке, в умении им самим правильно «сконструировать» свой «внутренний мир», строительство которого во многом возможно самообразованию, самовоспитанию, самосовершенствованию на базе углублённо-разностороннего и качественно-добросовестного чтения книг, основанного на качественном анализе и синтезе полученной информации.
Размышления Кекавмена оформленные в своеобразной назидательно-поучительной форме, выявляют психологию, манеру и «антропологичность» мышления византийца. Рекомендации Кекавмена отображают своеобразную и неповторимую культуру общения и взаимодействия византийцев, где морально-нравственный императив тесно переплетён с рационально-прагматическим. Многие положения и суждения Кекавмена можно было бы расценить как «приспособленчество» к условиям византийской жизни, но скорее это констатация факта, который не может отрицаться трезвомыслящим человеком. Кекавмен даёт своего рода инструкции по «стратегии и так-тике» и не только в военной сфере, но и в других областях жизнедеятельности человека (он даже считает, что «почти весь Ветхий завет имеет отношение к стратегии»). При этом очевиден «антропоцентризм» Кекавмена. Его подходы насыщены предложениями «правильного» (т.е. христианского) видения как внутреннего, так и внешнего мира человека. Большинство проблем (по Кекавмену) от неправильного обустройства «внутреннего мира человека», что и влечёт за собой необустроенность внешнего мира. Менталитет византийца позволяет более точно определить и осознать «логику византинизма»: а) психологическая и поведенческая «дедукция»; б) политика управляется объективными законами, истоки которых следует искать в неизменной и несовершенной природе человека. Кекавмен типичный представитель «христианского прагматизма», или «византийского политического реализма» (VizanRealpolitik). Кекавмен – это олицетворение византийской культуры и этики: а) предельная тактичность и внимательность к человеку; б) почёт и уважение к родителям и начальнику (без лизоблюдства); в) пропаганда добросердечности и почтительности («люби людей» кем бы они ни были); г) утончённость и дотошность во взаимоотношениях с людьми; д) пронырливость, направленная на исключительно позитивные цели (по принципу «не навреди ближнему своему»). Как представитель «личностной инженерии» (христианского персонализма), Кекавмен (того и сам не подозревая•) сформулировал методологию обоснования влияния личности на политику, в том числе международную. Отсюда его можно считать представителем т.н. «международной инженерии» - через повышение «качества личности» (личность, так как Кекавмен говорит о самообучении, что во многом ведёт к становлению личности).
Необходимо помнить, что в византийской философии, несущей отпечаток христианства, понятие личности служит для выражения духовно определен-ной субстанциональной единицы конкретного человека (персонализм) в многообразии его отношений (к Богу, к ближним, к природе и культуре). Однако это философское понятие личности выступает в связи с библейской верой (христианский персонализм). Человек считается творением Божьим, созданным по его образу и подобию и одновременно обязанным гуманно относиться к ближним. В соединении философского понятия личности с библейской верой в сотворение лежит исторический корень европейского убеждения о достоинстве человека. Вся концепция этики Кекавмена (да и всей византийской) целиком и полностью построена на византийском учении о добродетелях28. По ней добродетель (этика) основана на благоразумии, справедливости, мужестве и здравомыслии.
Попытаемся в заключении перевести на «современный политический язык» все эти византийские этические положения, т.е. «внедрить» византийскую этику в политику.
Начнём с конца, со здравомыслия. В его основе лежат следующие положения – ответственность, порядочность, о чём не раз в своей работе упоминал Кекавмен. Если порядочность у Кекавмена – это морально-нравственные не-обходимые достоинства человека (политика), то ответственность предполагает высокоразвитое чувство долга, ревнивое отношение к своим обязанностям. Причём ответственность предполагается не только перед людьми, но и перед Богом29.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая этика и психология Кекавмена
СообщениеДобавлено: 15 мар 2016, 01:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9961
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
Формулировка «ответственность перед Богом и людьми» выражает то, что мы можем обозначить как трансцендентностью человеческой личности: в личном достоинстве человека нам встречается высшая ценность внутреннего мира, которая превосходит, трансцендирует все другие ценности (блага); она требует обязательного уважения и защиты. Это не обязательно должно включать веру в Бога и в потусторонний мир, но политический порядок и политические действия должны выражать искренность нашей общей ориентации по отношению к достоинству человека также и для таких верований. Трансцендентность личности является условием возможности основания политики на достоинстве человека.
Мужество. На примере Кекавмена можем отметить, что византийская философия – это философия направленная на формирование личности с мужественным (стойким) характером (присутствие духа в сложных (опасных) ситуациях), характеризующимся как позиция, согласно которой человек готов принимать ущерб (самоограничения) ради высоких благ (нахождение оптимально-приемлемых механизмов взаимодействия с людьми, главная цель которых – мир и благоденствие, через тезис: «Не навреди!»). Таким образом, основополагающий принцип заключается в следующем: «Благо требует усилий, оно чего-то стоит». Такая позиция является противоположностью мещанского собственничества, которое существует по принципу «всё образуется само собой». Однако в человеческом мире высшие блага всегда находятся под угрозой, «мир и правда» всегда нуждаются в усилиях. Тем самым сразу становится видно политическое значение мужества. Оно означает оспари-ваемое осуществление блага, борьбу за справедливые отношения вопреки сложностям и сопротивлениям. Но важно отметить, что по Кекавмену, это не «оголтелое мужество», ибо он предполагает некие ограничители в виде тезиса: «василевс в не поля критики»30, что в свою очередь предполагает устойчивость и прочность государственной системы. При этом данное положение действует до тех пор, пока глава государства действует в рамках «Конституции»31 и «Библейских Заповедей» («законов»).
Таким образом, политическое значение мужества (смелости) можно понять точнее, если представить себе два его измерения, которыми он обладает в «византийском учении о добродетелях»: активность («нападение») и пассивность («устойчивость»). Следовательно, творчески взаимодополняется «способность к действию и конфликтам» с «упорством, выдержкой, терпением и сопротивлением».
Итак, переводя на «современный политический язык» Кекавмен отмечает следующее. Наши усилия в стремлении к праву и справедливости бесконеч-ны. Разумеется, могут иметь место продвижения и успехи, но всегда будут неудачи и всё новые ситуации, проблемы и задачи. Поэтому сохранение все-общего блага состоит не в большом броске, а в смелой хватке. Обычно же речь идёт о повседневных небольших спорах, о сохранении и улучшении достигнутого, только потом о предотвращении плохого. Без твёрдости по-ложения любое нападение или отступление остаются мимолётной вспыш-кой. Поэтому в «византийском учении о добродетелях» терпение является ядром мужества.
Справедливость. Вся интеллектуальная мысль Византии проникнута идеей справедливости, так как для византийцев справедливость являлась необходимым регулирующим механизмом жизнедеятельности. При этом политико-этическое значение справедливости было развёрнуто в трёх измерениях: 1) справедливость обмена, сношений, договоров относится к отношению лиц и групп лиц друг к другу; 2) справедливость закона относится к отношению лиц и групп к социальным объединениям, а вместе с тем и к государству; 3) справедливость распределения или, лучше сказать, справедливость участия относится к отношению социальных объединений или их представителей к индивидуумам и группам. Необходимо отметить, что уже само различение этих трех форм также имело большое значение для политики порядка. Ибо хороший порядок принимает во внимание все три измерения, не сокращая их до двух или даже до одного.
Эффективное применение вышеизложенных положений в Византии осуществлялось через универсализацию (гибкость) общественно-политических отношений, под этим подразумевалось требование справедливости для всех социальных и мировоззренческих групп общества (в том числе и для василевса, в ином случае его власть переставала быть легитимной, но формально законной). Этого пытаются добиться современные теории справедливости, обосновывая правила и институты формирования справедливости. Кроме мысли об общественном договоре, такие правила основаны, по нашему убеждению, на равном личном достоинстве всех людей. Также и вследствие этого необходимо показать, что византийское учение о добродетелях в высокой степени подходит для того, чтобы поддерживать институты справедливости с точки зрения политических действующих лиц и граждан, и организовывать политический процесс в институциональном смысле.
Благоразумие. Добродетель умеренности, или благоразумия, кажется из четырех добродетелей самой неполитичной. Но умеренность (по византийской этике) – необходимое для политика качество самоограничения (например, в наживе, взяточничестве, т.е. не полное искоренение всех этих негативных явлений, ибо это в принципе невозможно, а наличие в человеке чувства меры и самоограничения).
Таким образом, благоразумие приобретает политическое значение как способность контролировать и сдерживать страсти, аффекты. В значительной мере в византийской политике речь идет не о вещах, а о людях. Требуется не трезвая деловая рациональность, а практическая и относящаяся к ценностям рациональность, которая необходима для общения друг с другом, именно в вопросах, касающихся личных и общественно-государственных интересов и убеждении.
Таким образом, для византийцев сдерживание страстей ни в коем случае не означало бескровную сухость. Человек для них являлся чем-то большим, чем просто носителем интеллекта. Без аффектов, без озадаченности добром или злом византиец не мог вступаться «за» и «против» чего-либо, напрягать свои силы. Ведь очевидно, что существует справедливый гнев. Однако опасность аффектов состоит в том, что они оказывают влияние на эффективность разума и даже могут лишить его сил. Поэтому византийцы понимали, что аффекты следует держать в узде (как говорил византийский «политолог» VII века Феофилакт Симокатта «держи в узде разума произвол своей власти…») и ставить на службу высшим целям. В византийской политике это относилось ко всем гражданам, однако, в большей степени это относилось к политическим деятелям, которые занимали те или иные посты. Очевидно, что византийцы чётко различали тирана и государ-ственного деятеля. Подчёркивая при этом, что ответственный государственный деятель апеллирует к разуму и благоразумию граждан, надеясь на то, что они будут поддержаны положительными аффектами. Для византийской политической действительности ответственный политик должен был в любом случае знать, как могут быть опасны «общественные аффекты», переступающие границы, и как многое зависит от разумного контроля над страстями именно в свободолюбивом демократическом (по выражению Вальденберга В.Е.) государстве, каковым являлась Византия.
В заключение отметим, что, говоря о византийских добродетелях необходимо помнить о том, что речь идёт не только о морально-этических качествах византийских политиков (в основе которых лежит индивидуальная мораль), но и о качествах, которых требует политическая деятельность. Конечно византийская «общественно-политическая» система не могла заменить то, что должна была сделать индивидуальная мораль, но она могла поддержать ее и должна была компенсировать дефицит морали. Именно византийская «общественно-политическая» система, основанная на христианских морально-нравственных ценностях, облегчала моральное поведение людей. Поэтому перед частью этой системы стояла задача улавливать и компенсировать неправильное моральное поведение людей. Другая её часть должна была быть, таким образом, организована, чтобы исключить злоупотребления, и поддерживать и усиливать граждан в раскрытии их собственных сил. При этом если в демократическом государстве (каковым напомним, была Византия) раскрывались и становились явными различные преступления, например, с престолонаследием, то это не дискредитировало этот византийский порядок, как думают многие, а как раз доказывало его необходимость.
Не будем при этом забывать, что многие политические идеи византийских интеллектуалов объективно не могли быть в полной мере воплощены в практической жизни, ибо не было никаких предпосылок (в силу различных объективных причин) соответствия производственных отношений уровню производительных сил эпохи, т.е. основное условие, при соблюдении которого социально-политические реформы могут быть проведены в жизнь. Тем не менее, сами идеи до сих пор актуальны и в этом мы убедимся в следующей главе.

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Политическая этика и психология Кекавмена
СообщениеДобавлено: 15 мар 2016, 01:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 19 апр 2013, 00:59
Сообщений: 9961
Очков репутации: 0

Добавить очки репутацииУменьшить очки репутации
1 Кекавмен – «Дейл Карнеги средневековья»
Дейл Карнеги, некогда безвестный фермер в штате Миссури, приобрел мировую славу, так как нашел способ удовлетворения одной из тех потребностей, какие присущи всему человечеству. Одна из его книг называется «Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей». А главы своей книги он обозначал весьма оригинально: «основные методы обращения с людьми»; «шесть правил, соблюдение которых позволяет понравиться людям»; «двенадцать правил, соблюдение которых позволяет склонять людей к вашей точке зрения»; «девять правил, соблюдение которых позволяет воздействовать на людей, не оскорбляя их и не вызывая у них чувства обиды»; «семь правил, соблюдение которых позволяет сделать вашу семейную жизнь более счастливой». При этом рекомендации Д. Карнеги удивительным образом напоминают «рекомендации» Кекавмена: «С самого начала придерживайтесь дружелюбного тона», «Проявляйте уважение к мнению вашего собеседника». «Никогда не говорите человеку, что он не прав», «Внушайте вашему собеседнику сознание его значительности и делайте это искренне», «Начинайте с похвалы и искреннего признания достоинств собеседника» и т.п. Мы далеки от мысли проводить какую либо параллель между Карнеги и Кекавменом, но абсолютно очевидно, что их многое объединяет (хотя многое и отличает): оба самоучки; стиль изложения – «советы» и «рекомендации»; «смысловая нагрузка»; «христианская доброжелательность к человеку»; понимание того, что человек не совершенен; «христианский прагматизм», который пронизывает все их «советы» и «рекомендации»; целевая направленность: желание в первую очередь не допустить, предотвратить возникновение различных проблем и конфликтов в общении с людьми (будь то в семье или на работе) (т.н. «профилактика»). Например, не можем не отметить, что и тот и другой говорят о самосовершенствовании и самообразовании, о мудрости человека, о смысле жизни, о счастье, о необходимости наличия в человеке самокритики (как «сердца в груди») и т.д. Их «советы» и «рекомендации» это своеобразные советы и рекомендации по «тактике» (манере) поведения человека (со знанием его психологических особенностей), где «стратегической направленностью» является генерация «добра и любви» (основанного при этом на рациональном «механизме мышления», в вере в свои силы, возможности и знания (у Карнеги и Кекавмена) и в Бога (у Кекавмена)) как базового элемента предотвращения различного рода конфликтов. Главный девиз «советов» и «рекомендаций» Карнеги и Кекавмена: «Счастье заключено внутри нас; оно не является результатом внешних обстоятельств» (Карнеги) (стр.594). Итак, например, можно сравнить.
Карнеги: «…человеческой натуре свойственно обвинять кого угодно, только не себя» (стр. 37). Кекавмен: «Думай и делай как лучше, а потерпишь неудачу – не на что (не на кого) обижаться» (стр. 255).
Карнеги: «…не поддавайтесь естественной реакции и не действуйте импульсивно» (стр. 71), «человек нуждается не в храбрости, а в самообладании, хладнокровии» стр. 287. Кекавмен: «…хвалю мужественного (храброго), но благоразумный (сдержанный, умеренный) и неутомимый превосходит всех, так как приносит пользу не только себе, но и многим другим»,. «…ничего не делай в гордыне и гневе; каждому твоему слову и делу пусть предшествует размышление, благоразумие (сдержанность и умеренность)…» (стр.261 и 289).
Карнеги: «…умейте слушать», «будь хорошим слушателем». (стр. 100, 108). Кекавмен: «Если кто-нибудь придёт к тебе, отложи всё, что бы ты ни делал, и выслушай то, что он хочет сказать тебе» (стр. 265).(сравнение можно было бы продолжить, но это уже другая тема). (См.: Карнеги Д. Как…Как…Как… . М.: Прогресс, 1994. и Кекавмен. Советы и рассказы. СПб.: Алетейя, 2003).
2 Кекавмен. Советы и рассказы. СПб.: Алетейя, 2003. С. 7.
3 Там же, с. 289.
4 Там же, с. 69.
5 Там же, с. 303.
6 Там же, с. 137.
7 Там же, с. 303.
8 Там же, с. 241.
9 Там же, с. 205.
10 Там же.
11 Там же, с. 100-101.
12 Там же, с. 110.
13 Там же, с. 111.
14 Там же, с. 112.
15 Там же, с. 143.
16 Там же.
17 Там же, с. 143, 145.
18 Там же, с. 149.
19 Там же, с. 151.
20 Там же, с. 139, 141.
21 Там же, с. 171.
22 Там же, с. 141.
23 Там же, с. 305.
24 Там же, с. 237.
25 Там же, с. 263, 265.
26 Там же, с. 237.
27 Там же, с. 209.
• Анфимий из Тралл (строитель Святой Софии) враждуя с неким Зено, проживавшим в доме, расположенном выше его жилища, решил его напугать, он набрал несколько больших котлов, плотно закрыл их крышками и соединил трубами. Затем воде дали закипеть, и пар, наполнивший трубы, так сотряс здание, что Зено пришел в ужас. Он решил, что происходит землетрясение. Так, сам того не подозревая (как и Кекавмен), Анфимий открыл принцип действия паровой машины за много веков до Джеймса Уатта (Райс Д. Византийцы. М.: Центрполиграф, 2003. – С. 120).
28 См.: Медведев И.П. Византийский гуманизм. СПб.: Алетейя, 1997. – С. 300.
29 Например, преамбула Основного закона ФРГ говорит об «ответственности перед Богом». Но это не означает, что общая конституция ФРГ хочет обязать граждан верить в Бога или даже стать сторонником определённого религиозного вероисповедания. Это противоречило бы однозначно гарантированной свободе совести и вероисповедания (См.: Политическая и экономическая этика. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. С. 61-62).
30 Кекавмен. Советы и рассказы. СПб.: Алетейя, 2003. С. 291.
31В Византии, как и в любом другом средневековом государстве, не было конституционных документов или законов в формальном и точном значении этого слова, т. е. «основного закона государства, закрепляющего основы общественного экономического строя данной страны, форму правления и форму государственного устройства, правовое положение личности, порядок организации и компетенцию органов власти и управления в центре и на местах, организацию и основные принципы правосудия, избирательной системы. «Великая хартия вольностей» или, скажем, «конституции» итальянских городов-государств лишь с большой натяжкой могут претендовать на роль подобного основного закона. Тем не менее, ученые считают возможным ставить вопрос о наличии в Византии «неписаной конституции» или конституции как «обычного конституционного права», из определения о том, что «система, согласно которой формируется и осуществляется воля государства, определенным органам власти отводятся соответствующие компетенции и регулируется положение граждан государства в нем и по отношению к нему, может характеризоваться как конституция, даже если она не выражена в законах». С этим трудно не согласиться, тем более что неписаные конституции как конгломерат всевозможных парламентских законов, судебных прецедентов и обычаев и по сей день существуют в некоторых странах, например в Великобритании (Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи. СПб.: Алетейя, 2001. С. 30-31).
Конституция была неписаной во многом, потому что в Византии первостепенное значение отдавалось роли Василевса, как человека и личности. Поэтому вся византийская политическая мысль проникнута заботой о «качестве личности» главы государства. Тезис в данном случае абсолютно реалистичный (ByzanRealpolitik): «Что и как не пиши, а многое (если не всё) зависит не от теории, а от практики». Где практической стороной выступает «качество личности» главы государства. Ведь и политика и экономика государства зависят в большей степени от человеческих качеств главы государства. Так как даже «подбор кадров» зависит во многом от его чисто человеческих (профессиональных) качеств (для византийца эти понятия взаимосвязаны). От того, кого и как он «подберёт» зависит во многом не только качественная сторона внутренней и внешней политики государства, но и его собственная политическая репутация, а также государства (репутация – это то чем дорожили византийцы). А для подбора «качественных кадров» сам глава государства должен был быть всесторонне (политически) образованным и добродетельным человеком.
Вышеизложенные подходы абсолютно укладываются в византийскую политическую концепцию централизации государственной власти и регулируемой рыночной экономики: глава государства выступал гарантом «национально-государственной и экономической безопасности». (Для эффективного функционирования Византийского Евразийского государства с регулируемой рыночной экономикой, централизация госвласти являлась «вопросом жизни или смерти»).

_________________
Я не сумасшедший, просто ум у меня не такой, как у вас
Диоген Синопский
Всё тайное рано или поздно становится явным
Сократ
Христианство терпимо по отношению к другим религиям, но оно должно быть бескомпромиссно христианским (арийским)
Д.Коннер


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB